Отпуск пролетел очень быстро. Пять европейских городов промелькнули за окном. Вернулся в Америку и вспоминаю. Как говорил Набоков - Память, говори! Или как говорил Габриэль Гарсия Маркес - не важно, что было. Важно, что вы запомнили.

Пять городов в Европе фото 1

Ницца

Хожу по музею Шагала в Ницце и духовно обогащаясь в полной тишине. Тут звонок на телефон от тети Иды из Канады:

- Тетя Ида! Не могу говорить. Я в музее.

- Нет! Ты должен это услышать.

Тут охранники в зале на меня зашикали и выгнали на улицу. Я продолжил:

- Ну что случилось?

- Я просто подумала, что вдруг ты мне захочешь купить какой-то дорогой подарок во Франции, чтобы ты даже об этом и не думал. Нечего тебе тратить свои деньги! Но если захочешь Циле Абрамовне брелок с Эйфелевой башней, то я тебя останавливать не буду!

Порто

Кафе на склоне скалы. Чтобы до него добраться надо спускаться по очень крутым ступенькам, потом по винтовой лестнице, а потом просто немного по лестнице вниз. Кафе конечно того стоит. Все очень вкусно. Какой вид потрясающий! Пошел там в туалет. А там полностью все оборудовано для инвалидов. Перила и прочее. Как какой инвалид сюда доберется? Вышел и спросил официанта. Он объяснил::

Мэрия провела закон, что все новые кафе должны иметь туалеты для инвалидов. Где бы они не располагались.

Синтра

На вершине горы древняя крепость-музей. Красоты неимоверной. Никакой транспорт туда не ходит. Единственный путь через лес по тропинке вверх. Не ожидал, что так тяжело будет. Парит солнце. Жара. Нечем дышать. Обливаюсь потом. Пот заливает глаза. Думаю, сейчас доберусь до музея и сразу возьму в кафетерии несколько бутылочек простой воды. Пускай они стоят каждая евро, или пять или десять. Пусть двадцать даже. Так пить хочется, что перед глазами галлюцинации. Добрался через два часа с грехом пополам до замка. Кафетерий закрыт. Никаких автоматов с водой. Кричу разъяренный работнице кафетерии за стеклом:

- Что случилось?

- У нас забастовка.

- Какая еще на х… забастовка! Я умираю. Хочу пить. Любые деньги!

- Не нужны мне ваши деньги! Засуньте себе их в одно место! Я коммунистка! В медицинскую страховку сотрудников музея не включено пальцевое ректальное исследование проктологом при геморрое. Надо платить из своего кармана. Пока государство не включит – не откроемся. Давите на наше правительство!

Лиссабон

Ресторан на вершине горы. Он же одновременно и клоунская школа. Со сценой и декорациями. На стенах портреты известных португальских клоунов погибших на войне. Непонятно только школа содержит ресторан или ресторан содержит школу. Или они друг друга вместе разоряют.

Читайте также: Парижская проза жизни

За соседним столиком от нашей веселой русскоязычной компании плачет парень лет тридцати. Начали его расспрашивать. Он профессор теории музыки из Бостонского университета. Только поссорился со своим бойфрендом, тоже профессором музыки, из-за разногласий на балет Стравинского ‘Весна священная’. Профессор просто убит горем. Готов сегодня ночью уйти в гостиницу с простым португальским официантом. Мы купили ему водки и говорим – да выпей ты и успокойся. Кого е..т эта весна?

Модератор

Познакомился в лиссабонском баре со строителем из Жмеринки – Василием. Пошли с ним в другой бар. А он забегает в каждый бар по дороге и фотографирует. Спрашиваю – для чего тебе столько фотографий баров? Он отвечает – а я основал и модерирую на фб закрытую группу ‘ Жмеринцы и самые гламурные бары Португалии’.

Идем с Васей от бара к бару. Он жалуется:

Жмеринцев абсолютно не интересует самые лучшие бары Лиссабона. Я оскорблен. Ты хочешь я тебе пришлю приглашение в наше сообщество? Хоть ты и не из Жмеринки.

Через какое-то время Вася тяжело вздохнул:

Закрою я это сообщество. Надоело. Буду сам смотреть на эти фотографии. Жмеринцы еще не доросли до моего сообщества.

Париж. Кладбище Пер-Лашез. Записки злого алкоголика.

Дождь как из ведра. Только зашли на кладбище как по мановению волшебной палочки остановился.

Могила Джима Моррисона. Толпа людей со всего мира. Вспомнил, как 30 лет назад хотел покончить жизнь самоубийством под его музыку. Как слушаю The Doors и сейчас когда плохо и помогает. Гелфренд хотела сфотографировать рядом. Отказался. Это не туристическая достопримечательность. Это святое. Это мой Иисус Христос.

Эдит Пиаф – подходим к могиле и слушаем ее на Ютубе. Несется поверх могил ее голос. Подходим, а там уже три пары русскоязычные. И тоже ее слушают на ютубе на телефонах. Французов нет совсем. Она им нужна?

Оскар Уайльд – постамент обнесли стеклом, спасая от вандалов и граффити. У могилы английская актриса читает подруге монолог из его пьесы наизусть. Подруга записывает и немедленно выставляет на фейсбук.

Модильяни – еле нашли постамент. В очень плохом состоянии. Никто о нем не знает. Если бы дали где-то указатель, что он был любовником Ахматовой и наставил рогов Гумилеву, то тогда бы хоть русские набежали. Пять лет назад его картина продалась за 170 миллионов долларов. Может быть можно было пару тысяч подбросить на то, чтобы привести могилу в нормальное состояние.

Пруст – новенький постамент. Пусто. Никто к нему не приходит. Кто может эти огромные медитативные романы в наше сумасшедшее время дочитать? Может когда выйду на пенсию, если доживу, то попробую опять прочесть.

Бальзак – настоящий большой памятник. Никого нет. В детстве прочел несколько его книг. О чем хоть убей не вспомню. Только помню, что женился он в Бердичеве, как и следует настоящему писателю. Я вот тоже поеду туда жениться может. А еще Бальзак умер от язвы заработанной неумеренным потреблением французских вин. Какая героическая смерть!

Свежая могила гламурного французского актера, который погиб катаясь на лыжах совсем недавно. Корзина цветов и вложенная открытка на русском: „Ты был моей настоящей любовью. Мария из России. ” Вот зачем тебе Мария этот гламурыш?

Могила китайского олигарха. Все надписи на китайском. Кладбище вообще закрытое. Тут больше не хоронят или только больших деятелей французской культуры по специальному разрешению правительства. Как он здесь оказался? Знаем мы как. Пожертвовал кладбищу миллионов десять евро. Купил себе место в вечности, чтобы лежать рядом с великими. Другие китайские олигархи наверное давятся от злости! Даже здесь всех обошел!

Где-то здесь еще бессердечный Шопен (сердце отдельно захоронено в Польше), Мольер, но пора уже в баре выпить кальвадоса. Уже 12 часов дня, а еще ни в одном глазу.

Какое было ЦРУ!!!

Бывший диссидент, а ныне парижанин Дулькин жалуется:

Ты знаешь, что публикацию Пастернака „Доктор Живаго” полностью ЦРУ профинансировало? В середине прошлого века это были самые лучшие спонсоры и популяризаторы современной русской литературы. А недавно я им принес мой антипутинский роман и совсем немного за него просил. Не взяли. Идиоты!!!! ЦРУ конечно уже не то, что было во времена моей молодости. ЦРУ уже совсем не то! А ведь какое было хорошее агентство! Такое разведагенство загубили! Какие там работали интеллектуалы!!! А теперь? Ужас! Одно жлобье! Глаза бы мои их не видели!

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: 652234/pixabay.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии