Что объединяет меня и Альберта больше всего, это то, что он и я заразились хламидой в одном и том же городе в Европе.

Альберт. Фото: NataliAlba / Shutterstock.com

Звонок из прошлого

Приехал мой старый друг из Берлина – Альберт. Известный лингвист и полурелигиозный еврей. То есть то он входит в иудаизм так основательно, то оттуда выходит. Но ненадолго. Переводил меня на немецкий. Знает кучу языков. Даже грузинский и мегрельский. На всех говорит без акцента. 35 лет всего, а уже статьи в известных научных журналах. Сидим на балконе. Пьем виски. Но Альберта самая большая любовь, конечно, идиш. Говорит – хочу познакомится с твоей знаменитой тетей Идой. Пишу докторскую об украинском идише до Второй мировой войны. Набираю. Они десять минут говорят на идише. Альберт делает пометки в блокноте. Я ничего, естественно, не понимаю. Он передает мне трубку. Тетя Ида:

«Саша! Где ты откопал этого поца? Это же наш сосед Мацык в 1930‑х годах в Белой Церкви. Пытался за мной ухаживать, а у самого штаны все были в дырках. Я его тогда быстро отшила. Думала, больше никогда от этого идиота не услышу. А это тот же голос и те же идишские слова. Я думала, Мацик меня уже никогда не найдет».

Город в Европе

Что объединяет меня и Альберта больше всего, это то, что он и я заразились хламидой в одном и том же городе в Европе. Причем я был в этом городе ровно через три года, после того как там был Альберт. Но в этом отношении город совсем не изменился.

Грибочки

Альбертик рассказывает:

«В Индонезии мы были на острове, где есть подпольная школа искусств. Туда только по знакомству можно попасть. Сидят там художники и поэты, а за стеклом комодские вараны ходят огромные и хвостами бьют и зубами щелкают. Преподаватель смотрит на стих или пейзаж и выбирает из баночки и дает грибочки всякие. Примешь такой, и мир мгновенно меняется. Краски появляются. Цвета. Некоторые студенты хотят выйти за ворота и обниматься с варанами. А другие сколько грибов не принимают, все равно не могут ничего путного написать или нарисовать. Графоман он и с грибочками графоман. Некоторые не хотели грибочки принимать. Так преподаватель бил линейкой по рукам и грозился вышвырнуть к драконам на съедение.»

Подлые драконы

Альберт продолжает:

«Когда я со своей герлфренд приехал в Индонезию, то мы поехали на остров, где водятся комодские вараны. Это целые трехметровые драконы. Там популярное молодежное туристическое место: потусоваться и понаблюдать за этими хищниками. Ну, правда, вечером из дому лучше не выходить. Слопают дракончики с потрохами. Договорился со своей герлфренд, что здесь среди дракончиков у нас будут открытые отношения. Она с кем хочет, и я с кем хочу. Ну, все было так здорово. Она переспала с кучей парней, а я с кучей девушек. А потом она на меня дико рассердилась, когда я переспал с ее ближайшей подругой. С ней оказывается нельзя было. Хотя никто ничего не говорил. И она выбросила мою гитару прямо с горы в джунгли, где драконы охотятся. Как эти зверюги мой инструмент били хвостами. Прямо по струнам. Я на них смотрел сверху, плакал, кричал, не помогло! Это же было самое дорогое, что у меня было. Я на ней всю жизнь играл. В школе и колледже. Я в трех рок-группах блистал, играя на ней. Если бы она мне нож в сердце воткнула – это было бы меньше боли. Подлые комодские драконы! У нас, конечно, три года назад была традиционная религиозная еврейская свадьба, но я ей все равно эту гитару никогда не прощу».

Жизнь удалась

Открываю с Альбертом вторую бутылку виски. Он уже согласился переводить меня на идиш. Жизнь удалась! Так как в Москве теперь Гитлер, то русскоязычный литератор должен радоваться даже такой мелочи!

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: NataliAlba / Shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии