Серия рассказов Александра Гальпера.

Война. Взгляд из Нью-Йорка. Фото: Ruslan Kalnitsky/ Shutterstock.com

Зоопарк

Первый теплый весенний день.

Солнышко.

Решили поехать в зоопарк.

По дороге радио рассказало:

Толстой отказался от Нобеля

Потому, что деньги – это грех.

Я смотрю на задумчивую гориллу

За толстым стеклом.

По ее умным глазам

И интеллигентному выражению лица

Абсолютно ясно,

Что она мудрее нас всех.

Ее кормят и содержат,

Убирают за ней,

Подгоняют самок,

Просто чтобы на неё смотреть.

Большинство поэтов

Могут о такой жизни

Только мечтать.

Отказалась бы эта горилла

От Нобелевской премии?

Я нашел бар

Возле вольера с тиграми

И облизываюсь. Виски!

Нельзя! За рулем!

Если заберут машину,

Придётся остаться здесь

С тиграми и гориллами жить.

На обратном пути радио сообщило:

В Европе может начаться большая война,

Погибнут десятки тысяч.

1

Продуктовый русский магазин «Березы России» хозяин переименовал в «Березы Украины».

Русское кабельное телевидение теперь вместо 7 каналов показывает только один местный, эмигрантский. Все каналы, ведущие трансляцию из России, отключили. Но пострадали лишь те пенсионеры, у кого легальная коробочка кабельная. Для тех, у кого нелегальная, по-прежнему показывает все семь.

2

Пересекся вчера в театре со старым знакомым – программистом-москвичом Федором. Он собирается в апреле в Россию искать себе невесту. Теперь непонятно, как там снимать деньги со счетов в американском банке. Но Федя это проблему решил:

«Открываю счет в Нью-Йорке в турецком банке в долларах. Перевожу их в израильский банк в шекелях. Шекеля перевожу в китайский банк в юани и легко, одним мановением руки снимаю прямо в Москве в рублях. Ну, если Россия с Китаем еще не начнет конфликтовать. Гениально?»

3

Тетя Ида жалуется:

«Ну почему Путин обстрелял еврейское кладбище в Белой Церкви? Разбил надгробный монумент моей сестры Хаи. Ее, конечно, все ненавидели за то, что спала с чужими мужьями, но можно уже оставить ее в покое после смерти?»

4

Звонит тетя Ида:

«Что с твоим братом? Его поставили служить переводчиком глубоко в тыл. Туда ни одна пуля не долетела, и ни один снаряд там не взорвался. Он там сопьется и окунется в полный разврат. Я всю Вторую мировую прошла и никогда в тылу не пряталась. Скажи ему, что мне и всему нашему дому престарелых за него стыдно. Кому мне жаловаться? Пусть просится или даже требует перевести на передовую. Слава богу, за тебя я спокойна. Ты полный трус! Сиди в своем Нью-Йорке!»

5

Итак. Сегодня четверг. Мой День рождения здесь, в Нью-Йорке, еще не наступил, а в Киеве, где я родился и сейчас падают бомбы, уже наступил. Начинают приходить поздравления по фб. Я иду по депрессивному серому гетто Южного Бронкса. Вчера на этой улице кого-то пристрелили. Ну, пуля это одно, а бомба, которая падает сверху, это совершенно другое. Это две большие разницы. Бомбы в Бронксе еще пока не падали.

Я зашел к клиентке Валерии. Входная дверь у нее была не закрыта. В этом районе это что-то значило. Она сидела напротив потухшего экрана телевизора и курила одну сигарету за другой. Увидев меня закричала:

«Кыш! Кыш! Назад в шкаф! Больше не выходи!»

Я открыл дверцы шкафа. Обычный шкаф. На дне валялась дохлая крыса, и бегали с важным видом тараканы. Нету выхода ни в мирный Киев моего детства, ни в светлое будущее, где китайские киборги будут ходить в еврейских ермолках. Я закрыл шкаф на замок и предупредил Валерию:

- Шкаф больше не открывать! А то весь народ разбежится, потом не соберем.

- Спасибо, милок.

Я вышел на улицу, и меня окатил ледяным душем мартовский ветер.

6

Звонит тетя Ида из Канады:

- Саша! Какие у нас хорошие новости на праздник Пурим! Мы наконец эвакуировали Цилю Абрамовну из Киева в Израиль. Прямо на коляске. Мы подключили всех, включая президента Израиля! Он сам ей звонил и уговаривал ехать. Она отказывалась уезжать до тех пор, пока путинская бомба не разнесла ее любимую скамейку во дворе под каштаном. В Бен-Гурионе ее встретила целая делегация с другой известной киевлянкой. Как ее?

- Голдой Меир?

- Ну, что ты говоришь? Голда давно уже умерла. А вспомнила – Сара из Белый Церкви. Сколько Циле надарили новых вещей! И квартиру ей сняли. Она не видела Сару тридцать лет. Первое, что Циля сказала, увидев Сару: «Сара! Где твои зубы? Ты не можешь себе поставить нормальные зубы? Кто тут приехал из-под бомбежек – ты или я?»

7

Смотрю на фотографии разрушенного Мариуполя, детей в больницах Запорожья без рук и ног. Пытаюсь анализировать. Как такое получилось? Как страна Толстого и Достоевского дошла до того, что сбрасывает бомбы на роддома и театры, где прячутся от бомбежек люди?

Когда я первый раз приехал в Россию в 2006‑м после эмиграции, то привез кучу политических антипутинских стихов. Не знал, что ожидать. Готовился к двум вариантам: или возглавлю революцию, или побьют и посадят. Реакция меня ошеломила. Эти стихи почти никому не были интересны. Все хотели моих веселых стихов о геях.

Российская богема меня удивила. Они хотели писать стихи, рисовать, тусоваться в Европе и совсем не интересовались политикой. Говорили: «Пускай Путин ворует и несет какой-то бред о Византии и Третьем Риме». Во-первых, он нам совсем не мешает творить искусство. Во-вторых, мы все равно ничего изменить не можем. В‑третьих, может он не совсем и не прав? Кто мы такие, чтобы судить? Может, в этом бреде что-то и есть?

Но была маленькая группа, которая политикой все-таки интересовалась. Лимоновцы и другие радикалы. Они ненавидели Путина за то, что он был слишком мягкий и недостаточно Сталин.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Ruslan Kalnitsky/ Shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Woine.net
Woine.net
3 месяцев назад

Улыбнуло и как-то сразу вселило надежду,что всё проходит.…пройдёт и это..Как не народу пережившему гонения,исходы,холокосты , и не потерявший чувство юмора,знать об этом лучше других.