Из дневника начальника уголовного розыска: “Запас на будущее”

Дата публикации: 9 апреля 2016 в 18:58
Просмотров: 759

Я оглядел гостиничный номер. В нём выделялась двуспальная тахта, на которой лежал окровавленный труп. Аршалуйсян мне сказал:
– Терпила, Музаффар Рузиев, наманганец, приехал по делам своїй фирмы. В шесть тридцать из его номера вышел кадр. Он прятал лицо в ворот дублёнки. Это дежурная усекла. Баба подошла к двери, глянула внутрь, увидела тело и звякнула постовому.
Сержант лиходея нагнал.
– Ты фамилию мок рушника выяснил, – спросил я.
– Дадабаев, Гайрат. Его персоной инспектор уже занялся, – ответил майор.

Вскоре Аршалуйсян ступил в мой кабинет, смущённо поглаживая лоб:
– Дадабаев мокруху не признаёт, твердит, мол, номер был не заперт, а увидев кровь, решил от-туда слинять. Задержанный, по-моему, не врёт… В пользу Гайрата свидетельствует одна деталь… Я съездил в отель, проверил аргументы Шматковой, этажницы. Баба явно что-то путает… Чтобы пройти лестничный марш и сделать несколько шагов до середины холла, Гайрату понадобилось тридцать секунд.
В то же время Шматкова нам объясняет, читаю:
«…я подошла к номеру 355, постучала, глянула внутрь… рассмотрела истекающего кровью мужчину… бросилась в свой кабинет, набрала номер телефона, дождалась, пока милиционер взял трубку…». Она затратила на беготню две минуты. За это время наш клиент успел бы дойти, например, до многолюдной остановки автобуса.

Я просмотрел журнал, в котором сыщик отразил манёвры интересующих нас людей.
– Если твоя раскладка верна, то истинный лиходей свалил из номера перед появлением Дадабаева. Тогда как объяснить ляпсус этажницы?
– У неё сдали нервы. Главное, стараниями женщины уловлен человек, оказавшийся в гостинице с непонятной целью. Будь Шматкова менее ретива, я бы сейчас разыскивал именно Дадабаева. Его арест уже санкционирован.

Гайрата я посажу в оперативную камеру. В ней околачивает груши Яблоков, он цыганит свидание с женой в обмен на любого рода услугу. Пусть вотрётся в доверие к сокамернику и вынюхает подробности гостиничной эпопеи.
– Действуй, – кивнул я. И вновь убийство: плавающий в реке труп, шлюз, слякоть.
Майор Бабаев вытянул тело из ледяного месива и начал его осматривать.
– Кажись задушен… – он расстегнул зимнее пальто мертвеца, – этот парень имеет личные документы!

Я увидел на джемпере трупа ламинированный квадрат бумаги.
Сыщик прочитал:
– Ханеев Анвар. Дежурный электрик.
– Мэн пахал в гостинице, – сообразил я, – скорее всего, три дня назад бандит грохнул не только Рузиева… Если Анвар гегемонил в отеле, нужно выяснить с кем он корефанил и чем занимался вне смены.
– Катим туда, и всё обсудим на месте, – предложил Бабаев.
В пансионате я потребовалу директора личное дело Ханеева, и задал чинуше несколько вопросов. Молодой человек уловил суть дела.
– Жену Анвара вы уже допросили. Её фамилия Шматкова, – изрёк он.
Ханеев имел образование – окончил электромеханический техникум. Он просвещался три года и, как знать, мог среди студентов нажить злопыхателей. Бабаев полагал, что конфликты с участием Анвара преподаватели помнят, и рванул в учебное заведение.
Аршалуйсян и Яблоков заканчивали доверительный разговор.
– Интересная хроника, – майор угостил зэка сигарой, – всё идёт по-плану.
Наш оперативный ход удался. В итоге мы получили ценную для нас информацию.
Со слов Яблокова, он вызвал Гайрата на душевный базар. А тот, желая обрести совет урки, раскрывался перед ним всё более. Картина преступления вырисовалась на третий день их диалога:
фирму «Глобус» возглавляли четверо друзей, которые решили отгрохать завод по выпуску прохладительных напитков. Дельцы собрали миллион зелёных, вверили баксы Рузиеву и оправили его в Ташкент. Музаффар должен был в семь утра вручить дипломат, набитый ассигнациями, помощнику какого-то министра. На час раньше в отель проник Дадабаев. Он толкнул незапертую дверь номера, увидел труп и хотел смыться. Но в фойе «гостя» схватил мент.
– Кто же тогда грохнул Музаффара, – спросил я рецидивиста, – что делал в номере Дадабаев

– Если пахнет баблом, то цель одна – положить мани в свой кошель, – рассудил Яблоков, – но Гайрат не убивал, он застал курьера уже мёртвым… На Рузиева этого дятла навёл Фаррух, совладелец фирмы. Аршалуйсян протянул мне клок газеты.
– Едва Яблоков сказал, мол, его выпустят на свободу, Дадабаев нацарапал номер те- лефона Фарруха, тот обязан выкупить друга из РОВД.
Я сунул рецидивисту мобильник:
– Звони! Скажи Фарруху, пусть он летит в Ташкент.
Я проанализировал ситуацию и сказал Аршалуйсяну:
– Мне сообщат, каким транспортом Фаррух Латипов выедет из Намангана. Если кукурузником, то в ташкентском аэропорту он наймёт мотор, если на авто – въедет сюда через пост ГАИ. Так или иначе, возьми его под наблюдение.

В мой кабинет зашёл Бабаев. Инспектор доложил мне «обстановку» в техникуме и выделил фамилию преподавателя, помогавшего Ханееву сдавать экзамены без труда. Что-то вспомнив, Карен
сощурился.
– Повтори анкетные данные учителя.
– Кулов, Наби Миленович, – ответил он.
– Фамилия, имя, отчество директора фирмы «Глобус» Кулов Султан Миленович… Они братья? Выясни, какую ещё родню имеет Наби, – распорядился Карен.

12 февраля 1996 года я запомнил на всю жизнь. В этот день мы раскрыли убийство и Рузиева, и Ханеева. Но история, врезавшаяся в мою память, удивляет не количеством раскрытых преступлений. Я «обессмертил» событие лишь потому, что столкнулся с курьёзным фактом изъятия вещдока.
Аршалуйсян открыл набитый валютой кейс:
– В аэропорту Латипов нанял такси. Когда машина остановилась у дома тридцать массива Южный, из подъезда вышел человек с тёмным дипломатом. Увидев его, Фаррух опупел, схватил булыган, ударил мэна по тыкве и вырвал чемодан.
Я прикинул на глаз количество ассигнаций.
– Здесь миллион… не пойму, откуда баксы?
– Пачему нэ пайму! – наигранно воскликнул майор. – Фаррух признал свой дипломат и сообразил, что вещь этот дядя украл.
– Где украл?
Опер удивился:
– Где? Латипов завернул на фатеру Кулова. Педагог хранил зелёные дома!

Карен действительно попал в уникальную ситуацию:
Фаррух ждал учителя, который должен был вернуться с работы. Именно в эти минуты домушник выходил из подъезда. Латипов вещь опознал, трахнул злодея камнем и вырвал у него дипломат.
Аршалуйсян облегчённо вздохнул:
– Теперь заказчик мокрухи известен. Это брат педагога, директор фирмы «Глобус» Султан Кулов. За ним я поеду лично. В Наманган и обратно Карен сгонял пулей, поэтому вечером он уже допрашивал Султана, и вскоре занёс мне итог своей работы.
– Читать не рекомендую, – хохотнул он, – грамматика отвратительная. Будет лучше, если я результат передам устно.
Сыщик раскрыл блокнот, хотя имена, фамилии, даты помнил наизусть.
– Месяц назад Султан зарегистрировал фирму «Глобус» и объявил, мол, хочет выстроить цех розлива прохладительных напитков. Мужик он состоятельный, ввиду чего новость земляков не удивила. Чтобы идея выглядела капитально, жулик сторговал в проектном институте неистребованный план типового завода. Позднее агукнул своих кунаков – Музаффара Рузиева, Фарруха Латипова, Вано Габуния и предложил им финансировать дело. Старик аргументировал прибыльность гешефта, да так живо, что кенты выдали ему по двести тысяч баксов. Эти деньги Рузиев отвёз в столицу, для министра, тот обещал фирму крышевать.

Но… никакого министра не было. И строить цех намерения тоже не было. Пенсионер хотел всего лишь вытянуть бабло из местных нуворишей, тюкнуть курьера и овладеть деньгами. Свою идею он изложил младшему брату.
Нищий учитель не раздумывал, подобрал киллера. Ханеева. Электрик хлопнул Рузиева, аннектировал баксы, на улице сел в машину преподавателя. В тачке находился ещё один мужик. Он и стянул петлю на шее Анвара.
– Фаррух и Дадабаев, они контролировали действия братьев? – спросил я.
– Среди торгашей оказался не один, а двое мерзавцев. Латипов, независимо от директора, тоже мыслил Рузиева шлёпнуть и хапнуть лимон.
Фаррух снарядил убийцу, Дадабаева, который проник в номер. Однако там уже побывал Анвар. Электрик держал на шухере свою жену. Она и перевела стрелку на Гайрата, – закончил майор.
Сопровождаемый конвоиром, Кулов увидел Аршалуйсяна, остановился и тихо хлюпнул:
– Мне сколоченной валюты хватило бы на две жизни, но я решил сделать запас и на третью. Невиданную алчность бог покарал. Не дожидаясь ответа, он засеменил в камеру.

Георгий Лахтер

Новый закон: для кого отменили плату за медицинский уход
13 миллионов документов: создан открытый онлайн-архив преступлений нацистов
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.