Чем экс-канцлер занимается сегодня, какие достижения и ошибки Меркель запомнились больше всего и как к ней относятся в мире сейчас?

ошибки Меркель / Alexandros Michailidis / shutterstock.com

Ровно 17 лет назад, 22 ноября 2005 года, женщина впервые стала канцлером Германии. Ангела Меркель занимала этот пост в течение 16 лет. Чем запомнилась «Мутти» на посту главы правительства и какое отношение в немецком обществе к Меркель сегодня, рассказал политолог Дмитрий Стратиевский в эфире Stratera Show на радио «Голос Берлина» с Машей Майерс и Дмитрием Губиным.

Читайте также: Stratera Show от 22 ноября: Майерс. Губин. Стратиевский. Тихомирова

Как Меркель удалось стать популярнейшим политиком?

Дмитрий Губин: 17 лет назад, 22 ноября 2005 года, политик ХДС, которую Гельмут Коль называл «моя девочка», Ангела Меркель, стала первой женщиной, избранной канцлером в Германии. Из 612 депутатов за Меркель проголосовали 397. Затем она меняет Шредера, и вообще происходит невероятная какая-то история. Женщина, не предназначенная по всем своим параметрам быть политиком, разведенка, химик, синий чулок и так далее. Вот она становится самым безумно популярным политиком за всю новейшую историю Германии. Почему? Это первый вопрос. Второй: что с ней и с ее популярностью происходит сегодня?

Дмитрий Стратиевский: Почему? Конечно же, одним словом здесь не ответить. Был определенный вопрос запрос в обществе. Многие граждане Германии желали какую-то консервативную альтернативу Шредеру и фактически хотели Коля-два. Это очень было заметно по тогдашним опросам, по анализу общественного мнения. Тем не менее не получилось. То есть вместо Коля-два получилась на самом деле Меркель-один.

И, конечно же, первая женщина-канцлер, как вы правильно сказали, отвечала запросу общества на феминизм. Людям нужны были перемены. Но здесь сейчас я сказал о людях, о населении, о каком-то таком статистическом образе, статистически значимой части населения. Ожидания тех, кого мы называем простыми людьми, и ожидания элит на тот момент, кстати, сходились. То есть они тоже искали такую вот консервативную альтернативу Шредеру. И таким образом Меркель стала канцлером и потом не раз выигрывала выборы за счет собственной харизмы, за счет нетипичной для Германии персонификации избирательной системы. И это все в парламентской республике ФРГ. А более парламентскую республику тяжело найти на карте мира.

Дмитрий Губин: Я еще забыл добавить вдобавок ко всем «ужасным» качествам — она же еще из Восточной Германии.

Дмитрий Стратиевский: Да и бездетная — мы здесь можем добавить. Конечно, очень много страшных в кавычках качеств, но это все сыграло, потому что действительно Меркель была той козырной картой, которой консерваторам от ХДС удалось устранить Шредера — очень большую фигуру, на тот момент тоже крайне популярного политика.

Становление «Мутти»

Дмитрий Губин: В начале своей карьеры (она еще не была канцлером, но уже была политиком), Меркель совершила то, что потом многие напрямую называли актом политического отцеубийства. Вы должны помнить эту статью, которую она опубликовала против Коля, который, повторяю, называл ее «моей девочкой», привел за руку в политику и был лидером партии. Она опубликовала, по-моему, во Frankfurter Allgemeine Zeitung статью, которая говорила о том, что у Коля была тяжелая позиция в связи со скандалом коррупционным, что вот партии необходимо обновление и нужны молодые политики. Насколько подобные публичные жесты вообще типичны для немецкой политической культуры?

Дмитрий Стратиевский: Безусловно, они типичны, потому что немецкая политическая культура является частью немецкой политической практики. Постороннему, скажем, неискушенному в политике обывателю, Меркель кажется вот такой вот тихой, спокойной. И, как вы сказали, «Мутти», которая избегает каких-либо жестких волевых решений и позволяет событиям развиваться своим путем, своего рода плывет по течению. На самом же деле любому политическому обозревателю в Германии известно, что Меркель, наоборот, очень жесткий политик.

Она профессионально защитила, можно даже сказать, жгла весь внутрипартийный политический ландшафт в своей партии ХДС и избавилась от каких-либо конкурентов. Поэтому, скажем, уйти на дистанцию, откинуть от себя своего политического духовного отца в лице Гельмута Коля — это вполне в стиле Меркель. Она поступила на тот момент правильно. Мы помним, что на этом действия Меркель внутри партии не закончились. Партия Меркель, ХДС, еще очень сильно и заметно полевела, несмотря на сопротивление крупных консервативных элит. Меркель — это политик, который делает ставку на силу, на власть и железной рукой добивается успеха.

Достижения и ошибки Меркель

Маша Майерс: Если описывать эпоху Меркель (безусловно, это эпоха, но просто по количеству лет это так долго, что вполне претендует на большой раздел в учебнике истории), как можно описать самые важные события, которые произошли в эпоху Меркель?

Дмитрий Стратиевский: Да, 16 лет — это много для жизни, даже обычного, отдельно взятого человека, а для политики 16 лет равняется, наверное, тысячелетию. Я бы выделил два важных события, почему Меркель для меня все еще при всех ее минусах остается симпатичным политиком. Первое — это ее действия и действия всего правительства во время экономического кризиса 2008 года. На мой взгляд, действия были правильные, и удалось избежать большой экономической катастрофы.

И второе — это прием беженцев 2015 года, когда Меркель удалось не просто принять, а протолкнуть силовое решение о приеме этих людей, сирийских беженцев, без лишних бюрократических формальностей. Напоминаю, что против этого была значительная часть ее партии, консервативный костяк ХДС.

Эти два события, безусловно, позитивны. Но есть, конечно, и много негативного. Это отсутствие серьезных реформ, отсутствие пенсионной реформы, которая крайне необходима Германии. Крайне медленные подвижки в вопросах здравоохранения. Также две знаменитые, уже набившие оскомину темы. Первая — это огромные проблемы с германскими железными дорогами, которые не решены. Не решена до сих пор проблема развития транспортной системы. И второе — вопрос цифровизации, для того чтобы Германия наконец-то шагнула в XXI век и стала электронным цифровым обществом. Все это при Меркель не было сделано. Но вот два ключевых события — действия во время двух кризисов 2008 и 2015 годов — это, безусловно, заслуга Меркель как политика и, собственно, как человека.

Как относятся к Меркель сегодня?

Дмитрий Губин: После 24 февраля отношение к Меркель вот в этом статусе «Мутти», общей матушки, оно стало заметно меняться в худшую сторону?

Дмитрий Стратиевский: По крайней мере, социология это не подтверждает. И все-таки давайте отделять мух от котлет, как сказал один известный нам всем политический лидер. Есть отношение к Меркель внутри Германии. И здесь я опять же разделяю отношение элит и населения, или какой-либо статистически значимой части населения, и отношение к Меркель в мире.

Статистика не подтверждает, что отношение к Меркель ухудшилось именно в Германии. В мире — да. У нее сформировалось такое негативное реноме, связанное с «Северным потоком — 2», с лоббированием экономических интересов германских элит и якобы со слишком уж такими теплыми дружескими отношениями с Путиным. Хотя, опять же, это совершенно не так. У нас в памяти не стерт исторический на тот момент визит Меркель в Москву в 2005 году, когда она сказала весьма острые слова в лицо Путина. И впервые вместо стратегического партнерства с Россией было установлено просто партнерство. Но вот такой образ Меркель сформировался в мире, особенно в странах Центральной и Восточной Европы. Он не лучший. И после 24 февраля, конечно, он ухудшился.

Дмитрий Губин: Скажите, насколько реально ждать, что в тех мемуарах, которые Меркель, я знаю, пишет (они должны выйти до Рождества следующего года), насколько реально, с вашей точки зрения, встретить фразу: простите, люди добрые, но с Путиным и с «Северным потоком» я реально допустила ошибку?

Дмитрий Стратиевский: Меркель, собственно, и заявляла уже об этом вербально, хотя не так, прямо как, например, Штайнмайер. Но я не думаю, что Меркель тот человек, от которого можно будет ожидать таких коленопреклоненных извинений. Возможно, книга будет содержать определенные намеки, но она никогда не поставит крест на своем политическом пути.

Чем Ангела Меркель занимается сейчас?

Маша Майерс: Скажите, а что она делает сейчас? Какая вообще судьба у экс-канцлера?

Дмитрий Стратиевский: После того, как Меркель заявила, что не будет выдвигаться на следующий срок, она сказала, что у нее будет время почитать книги, чем сейчас Меркель, собственно, и занимается. Мы видим, что она практически не появляется в общественном информационном поле. Она наверняка занимается какими-то благотворительными делами. В конечном итоге, она ученый, она может вернуться к своей научной деятельности.

Меркель уже, видимо, не политический игрок на немецком политическом ландшафте. Но я думаю, что ее влияние в ХДС, внутри партии, сохранилось до сих пор. Хотя и там ее влияние уменьшилось. То есть Меркель — это уже политик прошлого, это политик из истории Германии.

Напомним, в видеоформате стрим Stratera Show транслируется ежедневно по будням с 14:00 до 16:00 на сайте нашего издания aussiedlerbote.de.

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Alexandros Michailidis / shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Alex
Alex
16 дней назад

Канцлер Германии должен нравиться украинскому послу Мельнику.
Шольц должен стараться.

kikoshka
kikoshka
15 дней назад

Журналист Стратиевский считает силвое внедрение беженцев правильным (обычное журналистское лицемерие для публики), и, конечно, умалчивает о самом главном преступлении «моей девочки» – легкомысленным пренебрежением к энергетической безопасности Германии.
Она оставила экономические авгиевы конюшни нынешнему слабому и бездарному правительству Шольца. И это еще не все «заслуги» фрау Меркель за 16 лет ее сидения в кресле.