О том, как прошли выборы в Казахстане, и что ожидает страну дальше говорили в Stratera Show на радио «Голос Берлина».

выборы в Казахстане

В воскресенье прошли очередные президентские выборы в Казахстане. Они завершились победой действующего президента Касым-Жомарта Токаева. О том как прошла избирательная гонка, в эфире Stratera Show на радио «Голос Берлина» с Машей Майерс и Дмитрием Губиным рассказал политолог Алишер Ильхамов.

Читайте также: Антон Геращенко: «Мы в Украине боремся сейчас и за свободу России, как это ни странно звучит»

Маша Майерс: Скажите, пожалуйста, насколько это ожидаемый результат? Больше 80%, если я ничего не путаю?

Алишер Ильхамов: Вполне ожидаемый, поскольку такого рода выборы, скажем, в кавычках, которые проводятся в авторитарных режимах, они заранее уже планируются с определенным результатом.

Маша Майерс: Скажите, а какой путь прошел Казахстан, если, начиная с 22-го года, то есть тех протестов, тех вооруженных столкновений, которые мы наблюдали в республике в январе этого года и, собственно, до настоящего момента, до этих выборов? Можно ли сказать, что Токаев укрепил свою власть и что градус автократического режима повысился за эти месяцы?

Алишер Ильхамов: Да, он укрепил, безусловно, свою власть, свои позиции как президент. До того, как были сомнения, насколько он реальный президент с реальными полномочиям, поскольку закулисную роль такого теневого президента продолжал выполнять Назарбаев. Хотя он как бы не занимал этот пост, он уступил его Токаеву. Но с точки зрения автократии мало что в этом плане изменилось. Просто Токаев укрепил свою личную власть. Сейчас он уже рассматривается как реальный президент, глава государства.

Маша Майерс: Я правильно понимаю, что фактически у него нет у политических оппонентов, в стране нет политической оппозиции?

Алишер Ильхамов: Да. То есть вот эти все пять кандидатов, которые соперничали с ним, с формальной точки зрения, фактически ничего особо не представляли из себя как политические фигуры. Еще при Назарбаеве вся реальная оппозиция была отодвинута и находится в эмиграции. Реальные оппозиционные партии не функционируют в стране. А для такого рода выборов допускаются такие фигуры, которые какого-то политического значения не имеют.

Но фактически, можно сказать, это были карманные кандидаты. Здесь ничего необычного нет. Такая модель, она наблюдается на постсоветском пространстве уже давно. Скажем, в Узбекистане.

Маша Майерс: Какая роль сейчас отведена Назарбаеву и его сторонникам? Можно ли говорить о том, что Токаев их полностью отодвинул?

Дмитрий Губин: Да, потому что он же мыслил, я имею в виду Назарбаева, себя вечным. Это даже в законах отражено — пожизненность его постов. Столица в Нурсултан переименована.

Алишер Ильхамов: Была попытка создать культ личности Назарбаева в сочетании с его контролем над правоохранительными органами. Сейчас он валит всю вину на Масимова, который возглавлял службу национальной безопасности, которого он фактически контролировал. Сейчас он рассматривает его как такого предателя только потому, что тому не удалось скинуть Токаева, который решил в какой-то момент все-таки взять контроль над властью в свои руки.

Маша Майерс: Он сидит? Масимов — где он сейчас?

Алишер Ильхамов: Он сейчас под арестом, ему постоянно продлевают сроки задержания, но суда пока еще нет. Вроде бы намечается суд. Но есть вопросы и сомнения, будет ли какой-то открытый суд, поскольку Масимов очень много знает. Если он все это во время суда расскажет, то это еще раз дискредитирует Назарбаева и вообще всю систему политическую.

Маша Майерс: Еще раз возвращаясь к моему вопросу, можно ли говорить, что Назарбаев больше не у власти?

Алишер Ильхамов: Да. С культом личности покончено, с контролем над властными структурами покончено. Но он еще сохраняет какой-то контроль над определенными активами. То есть реального какого-то передела контроля активов еще не наблюдается. Многие из этих активов находятся за пределами страны, и, видимо, еще идет какой-то процесс переговоров. Какую часть активов Токаев сможет вернуть в страну под свой контроль? Этот вопрос еще ожидает своего решения. Но, видимо, идут закулисные переговоры, как это реализовать.

Маша Майерс: А как бы вы охарактеризовали отношения Токаева с Назарбаевым? Партнерские, дружеские, семейные, шантаж, сделка?

Алишер Ильхамов: Противники. Токаев был такой куклой в руках Назарбаева, который рассчитывал на то, что это положение куклы сохранится. У меня нет таких данных о том, что у них какие-то были теплые отношения. Просто по каким-то причинам он, видимо, не рассматривал его как серьезную фигуру и просчитался. Но аналогичная ситуация, кстати, была и в Кыргызстане, где предыдущий президент Атамбаев тоже сделал ставку на Жеенбекова. В итоге он оказался в тюрьме. В данном случае Назарбаев пока на свободе, но он находится фактически под контролем действующего президента, который сейчас консолидирует власть в своих руках.

Маша Майерс: Это напоминает историю Владимира Путина и Бориса Ельцина. Даже, может быть, в большей степени, чем история Кыргызстана. Скажите, а как вы можете охарактеризовать сегодня отношения Токаева и Путина и вообще Казахстана с Россией?

Алишер Ильхамов: У него какой-то особой легитимности в глазах общества практически не было. То есть к нему относились скептически до января этого года, в силу тех причин, о которых я уже сказал. Но он, видимо, с тех пор стал пытаться усилить свою легитимность. Поскольку без этого ему трудно будет управлять страной.

Даже в случае с Путиным, тот тоже пытается как-то обеспечить свою политическую легитимность или правовую в глазах общества. Ну, вот один из путей — это как бы немножко дистанцироваться от России. Усилить критическое отношение к тому, что происходит в Украине. Но до определенных пределов это, видимо, делалось в основном для того, чтобы получить какую-то популярность в стране, поддержку внутри страны, в которой очень большая часть общества, особенно такая продвинутая, либеральная, она настроена очень критически к тому, что происходит в Украине.

Маша Майерс: Как вы оцениваете, реально поддержка такая в стране? Ну, вот эти 80%, мы понимаем, там много могли нарисовать, но тем не менее.

Алишер Ильхамов: Понимаете, он уже как бы знаком с аудиторией с начала этого года, начал действовать как реальный президент, обещает реформы. Токаев обещает, что дальше этого срока, на который сейчас он избирается, он не пойдет. И что в следующем году будут парламентские выборы, где будет дано больше свободы для политических партий. Что якобы можно будет зарегистрировать новые партии. Конечно, остается увидеть на самом деле, что произойдет на практике, но, по крайней мере, такие обещания модернизации, реформ, они действуют определенным образом на население. Поскольку население не видит альтернатив, они делают ставку на того, кто им знаком, чье правление будет более предсказуемым.

Дмитрий Губин: Когда я разговаривал в Казахстане с русскими, я ловил в их словах глубокий страх, даже когда они его прятали, что могут повториться события конца 80‑х, когда просто русских выдавливали из Казахстана. И поэтому, кстати, они хорошо относились к Назарбаеву. Он говорил — он гарант того, что россиян не тронут. И они очень боялись, что, когда не будет Назарбаева, ситуация конца 80‑х может вернуться. Что вы думаете о возможности повторения?

Алишер Ильхамов: Я думаю, что он почти как Назарбаев здесь, и в этом плане мало что меняется. Но вы знаете, еще при Назарбаеве начался процесс такого сильного отдаления в культурном плане от России. Например, было принято решение о переходе на латиницу. Началось сближение с Турцией. Казахстан играл активную роль в создании Организации тюркских государств. Вот эту же линию продолжает сейчас и Токаев. Каких-то здесь нововведений особых не вижу.

Дмитрий Губин: Вы сказали, что Токаев собирается проводить какие-то реформы. А запрос на какие реформы внутри Казахстана самый большой сегодня?

Алишер Ильхамов: Я думаю, что есть ожидания какой-то демократизации, каких-то реальных шагов в сторону демократизации. При Назарбаеве все-таки какие-то реформы проводились по либерализации экономики. Это была, пожалуй, одна из самых либеральных экономик в Центральной Азии. Даже более либеральная, чем, скажем, в РФ. И при нем был принят закон о гражданской службе, то есть об административной системе. То есть с точки зрения развития бизнеса, частного предпринимательства, я думаю, что Казахстан был в числе лидеров. И это породило определенный класс, образованный, продвинутый класс профессионалов бизнесменов, и у них, естественно, возникает на определенном этапе запрос на то, чтобы иметь больше права голоса.

Думаю, что Токаев понимает эти ожидания и пытается делать какие-то шаги, обещает продвинуться дальше по линии реформ, политических реформ. Я не говорю про экономические, поскольку в экономике более-менее ситуация относительно благополучная. С точки зрения политических реформ — не очень. Он делает такие обещания. Но мы еще должны увидеть, что на самом деле произойдет.

Напомним, в видеоформате стрим Stratera Show транслируется ежедневно по будням с 14:00 до 16:00 на сайте нашего издания aussiedlerbote.de.

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии