Все смешалось в нашей жизни. Хаос века, пандемические стихии, политические страсти тому причиной или что-то еще, но у нас на глазах сбываются древние сны и пробуждается старинные практики. Экзорцизм кому-то смешон, а кто-то только на него уже и надеется, с тоской изучая карту текущих событий. 

Вожди и экзорцисты фото 1

Как схиигумен и шаман бесов изгоняли. Но, кажется, преуспели не вполне.

«Экзорцизм определяют как особый церковный чин, в котором произносятся заклинательные молитвы с целью изгнания из одержимого человека нечистой силы» (из справки в Интернете).

Вставай, детка!

Почти сто лет назад умершего основателя советского государства положили в Москве на Красной площади в мавзолей, напоминающий собой вавилонский зиккурат. Над телом мертвого вождя живые вожди принимали парады.

Читайте также: Книги на продажу

Оно там лежит до сих пор, волнуя народ.

Конечно, кое-кто про основателя давно забыл. Или старается забыть. Немногие отмечают 21 января очередную годовщину рождения гения. Массового паломничества в мавзолей давно нет, а ведь когда-то было.

Ваш покорный слуга побывал там аж дважды, правда – по принуждению: студентов журфака длинной колонной водили туда на первом и выпускном курсах. Такая была благочестивая советская традиция: проходить инициацию, минуя забальзамированное тело.

Первый раз я захватил с собой какую-то толстую книжку, чтоб читать ее по дороге в метро. Как оказалось, совершенно напрасно: приходить к мумифицированному вождю с книжкой или с другой какой-то вещью категорически не разрешалось. Наверное, с тех пор, как во времена пресловутой «культурной революции» 60‑х китайские студенты приходили в мавзолей с краснокожим цитатником председателя Мао и хором пытались зачитывать мертвому вождю мудрые мысли вождя живого.

…Тогда я спрятал книжку на груди, под курткой. Она предательски выпирала, военные церберы неодобрительно провожали меня своими пронзительными глазами, я напоминал сам себе китайского студента-провокатора, а спящая в стеклянном гробу мумия расцветала в свете теплых ламп, как чудовищный цветок в черной пиджачной паре.

С тех пор прошло сорок с лишним лет. Нетленного вождя не раз пытались похоронить, но тщетно. Идеологическая инсталляция на Красной площади продолжает удивлять заезжих туристов.

Кто-то из них, возможно, читал и про легенды недавней эпохи, про Ленина, встающего из гроба и бальзамическим гостем инспектирующего покинутый им мир. Сказал же революционный поэт, что ушедший в мир иной «Ленин и теперь живее всех живых». А народ-языкотворец вскоре добавил: «Вставай, Ленин, вставай, детка! В гроб сведет нас пятилетка»… На самом деле вместо ординарного «в гроб сведет» в первоисточнике было другое, крайне экспрессивное слово, но я не решаюсь его воспроизвести в нашем приличном обществе.

Одно время казалось, что юмор – это последняя станция на славном советском пути из ниоткуда в никуда. Великое и святое (или объявленное таковым) разменялось на анекдоты. В минувшие времена, несмотря на острастку, с ухмылкой болтали, что по случаю 100-летия со дня рождения, мебельный завод выпустил юбилейную трехспальную кровать «Ленин с нами» и четырехспальную – люкс «И черт с ним», а в магазинах появились дефицитная туалетная бумага «По Ленинским местам», одеколон «Ленинский дух», пудра «Прах Ильича» и вино «Ленин в Разлив»… Ну а в наше время шутят, что спящий вождь греет место сами знаете для кого.

Но XXI век удивляет иным. По крайней мере там, где в политическую моду вошло религиозное неистовство.

Неистовый схиигумен

Есть в России опальный схиигумен Сергий Романов, с некоторый пор он взят под стражу; возможно, и есть за что.

Фамилия звучная, личность харизматическая и эксцентрическая. Бывший милиционер и преступник-рецидивист стал священником и прославился своими картинным мракобесием и неслыханными амбициями, яростными проклятиями в адрес патриарха и призывом к президенту на три дня передать ему, Сергию, власть над страной.

Дословно: «Имею власть и силы заявить вам, господин президент России Владимир Владимирович Путин, сложите свои полномочия. В противном случае ты взвешен и найден легким и дни твои сочтены. Жду вашего покаяния с патриархом Кириллом Гундяевым».

Нас не удивит, что уральский савонарола боролся не только с экуменизмом и ересями, но и с вакцинацией и чипизацией, с запретом церковных служб во время пандемии, предупреждал о создании «электронного лагеря сатаны». Священноначалие призвало карантин соблюдать. А он обвинил их в трусости и обличил патриарха в том, что тот, де, слушается не Бога, а Минздрава.

А еще известен тем, что изгоняет бесов.

Вообразите, на это большой спрос. Сергия зовут «последним экзорцистом».

Кто-то из журналистов запечатлел этот обряд (отчитку) в обители Сергия:

«Сделав шаг вперед, он расправил плечи и больше не был похож на сгорбленного старца, словно прибавил 20 сантиметров в росте. Он больше не запинался. Говорил с чувством и силой. По залу понеслось: «Избави от зависимости компьютерной, телефонной, от интернета, духа содомского, духа паники, дух страха…»

Шесть женщин, стоящих по обе стороны от священника, заволновались. Четыре из них были в монашеских одеяниях, две в «гражданском». По очереди они стали издавать нечеловеческие звуки. Скрипуче-кряхтящие, сдавленные порыкивания и вздохи. Две монашки, толстая и тонкая, ни на секунду не прекращали креститься. При этом толстая стояла с каменным лицом и лишь изредка выдавливала из себя нечеловеческие стоны и ругательства. Тонкая же, напротив, за всю отчитку не произнесла ни звука, но ее тело ни на секунду не останавливало движения. Одержимую мотало в разные стороны, как будто у нее был нервный тик всего туловища. Лицо принимало выражение от удивленного до отвращенного.

Где-то в толпе послышались гортанно-отхаркивающие звуки. Послышался сдавленный крик на незнакомом языке и стук упавшего тела. Собравшиеся не переставая крестились. Ребенок лет 12, стоящий в метре от одной из одержимых монахинь, испуганно смотрел на происходящее круглыми от ужаса глазами…»

Ну и так далее.

Новый Вий

Из обители Сергия в итоге извергли силой, однажды пригнав туда отряд спецслужбистов. Велики, знать, обиды на него тех, кого он огрел словесной плетью. И вот теперь, томясь в узилище, несостоявшийся православный аятолла поведал миру через своего адвоката, что некогда тайно побывал в мавзолее, изгнав бесов из тела Ленина.

Ну а отчего бы и нет? Если можно из живых сограждан, то и условно-вечно живой вождь – чем хуже (или лучше)?

Когда-то славные знамена выцветают, ветхие идеи теряют адептов, мир обновляется – и, кажется, навсегда отказался от ментальных реликтов и архаических практик, приписанных к средневековью духа.

Однако это не совсем так.

Или совсем не так.

Мертвый, как говорится, хватает живого.

Совершить молебен, весьма напоминающий ритуал экзорцизма, Сергия позвали некие высокопоставленные офицеры.

«Прошел срок, который я должен был молчать об этом, – говорил он. – Все случилось в День Преображения Господня (19 августа). Нас было трое – я, схиигумен Митрофан и монахиня нашего монастыря. 

До этого отцы Троице-Сергиевой лавры говорили, что в мавзолее не все спокойно.

Некоторые служители мавзолея рассказывали, что чувствовали себя там плохо, что тело подавало признаки жизни. 

Я совершил молебен, – продолжает Романов. – 12 раз обошел вокруг саркофага, читая специальные молитвы. Монахиня уверяла, что видела, как тело приподнялось. После молебна она еще полтора года испытывала сильный страх»…

История эта слегка напоминает старинную повесть Николая Гоголя «Вий» – про юного философа, который попал в зловещую переделку и пал жертвой древнего демона. Помните? «Подымите мне веки: не вижу! – сказал подземным голосом Вий – и все сонмище кинулось подымать ему веки»…

На сей раз, правда, все участники событий выжили.

Церковное начальство, кстати, отреагировало на признания Сергия как-то кисло. Непочтительный же сетевой народ и вовсе развлекался, задавая себе и другим ненужные вопросы типа «и куда бесы переместились?» и давая на них опасные ответы: «Блин, ну зачем изгнал, они все переселились за ближайший забор, в Кремль, а туда Сергия не пустят».

Но есть у Романова своя аудитория.

Его магическая пря с властями и мертвым вождем – это симптом эпохи Постмодерна, которая с равной силой создает всякие новости и воскрешает архаику.

У страха глаза велики

Романовская эпопея наводит на воспоминание про якутского шамана Александра Габышева, который не столь давно выходил из далеких сибирских пределов, чтобы, дойдя до Москвы, переменить Россию.

«Я не боюсь, – объявлял он. – Может, меня завтра (что очень вероятно) возьмут и убьют. Я к этому готов. Да, думаю, попытаются убить, так как не захотел подчиняться и не замолчал. Цель осталась та же: дойти до Москвы, до Кремля, бороться там с темными силами, со злыми духами во власти. Согласно предсказанию, нам удастся свергнуть демона, для того и идем».

Шаманская магия многих соблазнила, а кое-кого явно напугала. Габышева пришлось останавливать, арестовывать, возвращать вспять в Якутск, а потом и вовсе посадить в психушку и объявить невменяемым, как некогда диссидентов и вольнодумцев-оппозиционеров.

У страха глаза велики.

Я тут не рискую профанировать тему, которая приобрела в России довольно сильное и весьма серьезное звучание. И, раз уж зашел разговор о шаманизме, просто перескажу историю, которую передавали в своем кругу люди кино.

Однажды Сталину показывали фильм режиссера Марка Донского «Алитет уходит в горы». Когда в кульминационной сцене, которой режиссер очень гордился, сибирский шаман стал плясать и бить в бубен перед портретом Ленина, вождь вдруг встал и удалился. А на следующую ночь за Донским пришли.

Следователь положил перед ним две бумаги, предложив ознакомиться и подписать на выбор ту или другую. Донской прочел начало первой: «Я, такой-то, сознаюсь в том, что с 1925 года работаю по заданию германской разведки, с 1929 – английской…» В страхе он отодвинул бумагу подальше от себя и схватился за вторую: «Я, такой-то такой-то, признаюсь в том, что использую свое служебное положение в личных целях и веду развратный образ жизни: сожительствую с актрисой К., нахожусь в противоестественной связи с актером Л., а также…». Дочитав это псевдопризнание, Донской разрыдался, представив реакцию жены, которой он боялся. «Так что же? – спросил следователь. – Запираться будем или смягчать вину чистосердечным раскаянием?». Донской минуту подумал – и подписал вторую бумагу. И наказали его в итоге небольно: сослали из Москвы в Киев на студию научно-популярных фильмов.

Почему ж кремлевский вий покинул сеанс? Киевский коллега Донского Александр Довженко предположил, что не тот портрет был повешен в чуме. Но думается мне, ситуацию можно считать и иначе.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Photobank.kiev.ua/www.shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии