Предложили сняться в немецком экспериментальном фильме в Израиле. Я немедленно согласился. Какой-же еврей откажется. Но ходить по Галилейскому морю как Христос оказалось на так-то легко. Евреем вообще быть тяжело. Хотя иногда и приятно.

Израильский психоделический фильм фото 1

Берлин. Авангардный немецкий кинорежиссер российского происхождения.

- Саша! Я хочу снять экспериментальный психоделический фильм с тобой в главной роли в Израиле. Я оплачу билеты и гостиницу.

- А кого я должен буду играть? Никогда не был в Израиле. Для меня как еврея это преступление. Это больше, чем экскурсия.

- Это будет больше, чем турпоездка. Ты будешь Иисус Христос. К тебе на кресте будут приставать голые женщины. Я привезу Лену – немецкую порноактрису. Еще найдем девок на месте.

-Звучит интригующе. Ну какой из меня Христос? Низенький, лысенький, толстый.

-Это все равно. Мы все будем под наркотиками. Актеры, кинооператоры, режиссеры. Мы будем снимать, даже когда ты не подозреваешь. Твоя задача – быть все время пьяным или на наркотиках. Готов? Все остальное – моя проблема.

-А что мне терять? Нью-йоркских бомжей и уголовников? Давай!

Читайте также: Фиолетовый

Земля Обетованная

В самолете Баку – Тель-Авив мечтал поцеловать землю израильскую прямо у трапа. Но так как я сутки не спал и напился еще с азербайджанским кладбищенским каменотесом в самолете Москва ‑Баку, то вышел в Бен-Гурионе на яркое солнышко, оно меня ослепило, сразу захотелось холодненького пивка, и я все забыл. Так бедная земля израильская и не дождалась от меня никакой ласки.

10 шекелей

Ругался с таксистом в аэропорту из-за десяти шекелей полчаса. Обзывали друг друга антисемитами естественно. В конце я плюнул и согласился. Через 15 минут на светофоре он дал эти десять шекелей горбатой старухе-попрошайке и гордо посмотрел на меня.

Вперед к Галилейскому морю!

Наши девушки загнали всех ультраортодоксов на задние сидения автобуса. Нельзя беднягам рядом с такими женственными. Возбудятся! Только шляпки с дальних сидений торчат.

Тибериус

Еще десять минут и скроется солнце. Пустынный каменистый пляж у Галилейского моря. Третья шаурма за один ужин была точно лишней. Что, я виноват, что в Тибериусе, на берегу библейского водоема, все так вкусно? Здесь пьянил сам воздух.

Не говоря уже о выпитой бутылке виски. Тёплое море не выдерживало моего веса и я безнадежно тонул. Никудышный из меня был Иисус. По воде никак не получалось прогуляться. Да я и на берегу стоять не мог. Оставалось просто лежать в теплой водичке голеньким на мелкоте и ощущать божью благодать.

Рядом со мной лежала красивая голая девушка из Румынии без имени. Я с ней только сегодня утром познакомился. Ее кровать в тель-авивском хостеле находилась прямо под моей. То есть я всю ночь был сверху.

Еще в нашей комнате был грузинский гей, который все норовил сделать мне массаж. На румынку он внимания не обращал абсолютно. Короче, когда я утром сказал, что еду с друзьями в Тибериус на Галилейское море, они все захотели поехать со мной. Но гею не разрешил ревнивый армянский бойфренд, а румынка сразу согласилась.

Правда, в автобусе выяснилось, что она считает, что за ней следит Трамп и инопланетяне. Израиль был единственное место на Земле, где от них можно было скрыться. Тут было слишком жарко даже для них. Сейчас уже с ней ничего поделать было нельзя. Какой я идиот!

Надо было с ней вначале поговорить о марсианах? Как же я не сообразил? Куда я смотрел? На ее ноги? Груди? Ангельское личико? У меня сразу испортилось настроение, и я передумал узнавать ее имя. Теперь она лежала рядом в Галилейском море и любяще смотрела мне в глаза. Виски дало в голову, и я почти забыл о коварных марсианах, которые за ней все время следили.

В метрах тридцати от нас зашёл в воду ультраортодоксальный еврей. Он нырнул и стал биться в молитве под водой. Только его голый зад дергался как поплавок на поверхности. Были четко видны десятилетия практики. Когда он вынырнул через три минуты, я не удержался, подошел и спросил восхищенно:

«- Ребе! Вы так долго были под водой! А какая эта молитва? Что вы просили у Бога?

- Хочу детей.

- Да, дети – это хорошо. Как я вас понимаю! У меня тоже не одного.

- О чем ты? Как ты мог подумать такое? У меня всего 20. Совсем мало! Бог велел каждому еврею как минимум 100 детей! Да от тебя алкоголем несет за километр. Ты всю запрошенную божью милость разогнал. Теперь я должен нырять опять. Уходи и больше ко мне не подходи!»

Ребе опять нырнул. Я пошел назад и плюхнулся рядом с румынкой. Она отодвинулась и сказала, что она не может мне отдаться, потому что уже замужем за королем планеты Андромеда. Я закрыл глаза и поплыл медленно на спине в сторону другого берега.

Над Галилейским морем опускался пурпурный закат. Когда я протрезвею утром, то опять попробую пойти по воде.

Иисус из Назарета

Я проснулся в часа четыре утра на берегу моря. На моей груди сопела румынка. Как это получилось???? А вот после того, как мы допили виски и покурили травки, она сказала, что король Андромеды ей дал развод, и залезла на меня, крича, что хочет детей.

Я уже был совсем никакой. Мы же без презервативов! Если залетит? Если болезни? Хрен знает что там у этой сумасшедшей. Догорал костёр. У тлеющих угольков сидел Христос. Возможно, если бы это было в другом месте, я бы удивился. Но не в Галилее. А где же ему еще сидеть? Я аккуратно приподнял голову румынки и подсел к костру:

«- Привет, Иисусик».

Иисус укоризненно посмотрел на меня:

“ – Ты чего маме в Бруклин и тете Иде в Торонто не звонишь?.

- Да вот замотался здесь у вас в Галилее. Как здесь красиво!

- А зачем оскорбил Великого Ныряющего Раввина? А это, между прочим, крупнейший во всей Галактике специалист-теоретик по вопросам прелюбодеяния.

- И такие есть?

- А что ты думал? Короче! Румынка сегодня залетит, а завтра ты пойдешь по воде. Один раз на виду у японских туристов. Только не выебывайся. Никаких трюков!

- Как залетит? Она же сумасшедшая!!!

- Кто из нас без греха, пусть первый бросит в меня камень. Все, мне пора назад на Андромеду.

- Ты из Андромеды? Я думал, ты из Назарета.

- Ха-ха. Индюк тоже думал, да в суп попал! Все мне пора!

- Подожди! А Путин откуда? Тоже из Андромеды?

- Ха-ха! Нет никакого Путина!!!

- Как?”

Иисус медленно взлетел вверх, потом ускорился как ракета и исчез среди мерцающих звезд.

Бля! Иисус из Андромеды оказывается! Ну и дела! Когда я об этом расскажу тете Марине, которая перешла в христианство и которая опрыскивает мой дом святой водой, она упадёт. Я открыл еще одну бутылку виски, выпил из горла полбутылки, залез к румынке под одеяло и уснул, обхватив ее теплую грудь.

Стена Плача

Еду в автобусе Тель – Авив – Иерусалим с кучей лесбиянок и геев, пенсионеров из Германии. У них свой собственный клуб путешественников. О, язык Гете и Рильке! Как ты прекрасен именно здесь! Сейчас все вместе пойдём к Стене Плача. Я уже плачу!

Арабский квартал

Священный город,

Здесь гроб Господень,

Завывает вдали Коран,

В окне номера ряды минаретов.

Я и немка Лена разделись и приняли по таблетке.

Лена начала рушить комнату,

Укусила меня за плечо и схватила нож.

Я побежал голый по

Узким улочкам Иерусалима,

По камням, по которым тащили ещё Иисуса.

За мной гналась Лена,

Я забежал к арабу в кафе,

Он меня угостил шашлыком,

Потом шаурмой и потом баклавой с кофе,

Закурил кальян:

«Я не знаю, что у тебя с этой девушкой,

Но она тебя любит.

Ты должен на ней жениться!»

Лена заскочила внутрь

С огромным булыжником в правой руке!

Я выбежал через задний двор

И заскочил на подножку израильского

Патрульного бронетранспортера,

Я закричал солдатам:

«Спасите!

За мной гонится сумасшедшая немка!

Она хочет меня убить,

Она Гитлер!

Она хочет иметь от меня детей,

Она хочет заменить мне маму».

Израильский генерал нахмурился:

«Когда я рос в Одессе,

У нас таких сумасшедших, как ты,

Был каждый третий!»

Я махнул на него рукой и

Спрыгнул с бронетранспортера,

Перепрыгнул через пару заборов,

Там сидел на крыше большой кот:

«Саша! Давай поболтаем о жизни?

Куда ты все время бежишь?

Ты уже в этом году наездил на

Две кредитные карточки!

Куда так мчишься по миру?

Остановись! Посмотри, какой над

Иерусалимом закат!

Я ответил, отдышавшись коту:

«Я всюду искал прекрасную,

Мою белокурую арийку Лену.

Теперь она всюду ищет меня.

Мы так не договаривались!

Никто не знает, что у нее на уме!»

Я погладил кота по голове и побежал

По улочке шейха Рабиновича.

Тут Моисей нёс скрижали

С заповедями от бога:

«Моисей, друг!

Как выбраться из этого лабиринта?

Куда спрятаться от любимой?»

Моисей от неожиданности уронил и разбил

Ту скрижаль, где объяснялось,

Что делать или, вернее, не делать с чужими женами.

Он разрыдался:

«Как теперь еврейский народ будет жить?

Ты его погубил,

От тебя одни проблемы,

Ты ещё хуже Гитлера,

Ехал бы ты домой!

В Нью-Йорк, Киев или Москву».

Я перелез ещё через один забор,

Там лежал мой клиент из нью-йоркского собеса,

Однорукий алкоголик Луиз,

Он пробормотал:

«Алекс!

Я понял, что я лесбиянка.

Мне надо сделать операцию, чтобы стать женщиной,

Потом я удочерю новорожденную девочку

И буду кормить ее грудью,

Город мне должен помочь!»

О, белокурая бестия Лена!

Мне никуда от тебя не скрыться!

На годовщину поездки в Израиль

Ровно год назад

Я посетил землю обетованную

И я на автобусе незаметно за пару часов

Проехал по диагонали,

С самой юго-восточной точки

Красавца Тель-Авива

До самой северо-западной,

До Галилейского моря,

Где по воде ходил Христос,

И я допил бутылку виски,

С соседкой, лесбиянкой-беженкой из Ирана.

И не хотел выходить из автобуса,

Я не поверил своим ушам.

Когда объявили – последняя остановка,

И спросил, рыдая у иранки:

“Это все? Это весь мой Израиль?

Такой маленький?

Это он угрозу всему огромному миру?

Всему миропорядку?

Я больше еду из Москвы в Петушки

Из Южного Бронкса в Ист-Нью-Йорк,

Из Киева в Белую Церковь

Эта? Эта крохотуля земли не даёт

Ночью уснуть

Левым в Канаде, Швеции и Аргентине?

Правым в Кремле и Турции?

Количество гневных резолюций ООН

Больше, чем здесь гектаров земли.

Вот этого Давида

Хотели уничтожить голиафы,

Гитлер, СССР, фараоны и императоры

И получили по морде?

Это вот клочок земли и все?”

Иранская лесбиянка посмотрела

Мне в глаза, попробовала встать,

Упала и тоже расплакалась, лежа в проходе,

И прошептала:

“Не смей плакать, родной!

Мы берем с вас, евреев, пример!

Как вы победили всех врагов,

Так исламские лесбиянки

Победят всех мусульманских гомофобов,

И мы, иранские лесбиянки,

Тоже создадим свое государство -

Иранскую Лесбиянскую Республику!”

Моисей

Случайно набрел на работе

На ютуб-видео,

Где доказывалось,

Что Моисей был инопланетянином.

Я возмутился.

Ему мало было,

Что он еврей?

Как теперь доверять 10 заповедям?

Что насчет чужих жён?

Я рассказал об этом пришедшему клиенту,

Сумасшедшему трансгендеру

И наркоману Фрэнку,

Он объяснил,

Что такого не может быть.

Моисей позавчера отдал коньки

От передозировки

В ночлежке в Южном Бронксе.

Мандельштамовка

Чтение в питерском книжном магазине «Остап Бендер» шло на ура. Я знал всех двенадцать слушателей – поклонников моего творчества. Их число с годами не увеличивалось. Но и не падало. Всегда надо быть оптимистом! Как хорошо, что они есть!

Посередине первой части выступления появилась миловидная незнакомая девушка с собачкой в сумке. В перерыве подошел к ней и представился. Звали ее Алла и она уже несколько лет читала мой фб и все обо мне знала и давно хотела со мной познакомиться. Как удобно!

Обитателя сумки звали Моисей и его подобрали на улице десять лет назад. Теперь, когда собачий Моисей достиг аналога возраста библейско-человеческого Моисея, он разболелся диабетом и ему пришлось ампутировать задние лапы.

Теперь он мог ходить только на передних вверх ногами как акробат или со специальной коляской. Моисей был молодец! Ещё у Аллы был очень богатый брат, который купил ей квартиру и Мерседес. Она объездила весь мир и собиралась эмигрировать в Израиль.

Фуршет после чтения прошёл, как и полагается. По сравнению с моим прошлогодним приездом в «Остапе Бендере» произошли большие улучшения. Бегать в магазин за каждой отдельной бутылкой водки было единогласно признано антисемитизмом.

Был построен свой собственный самогонный аппарат и изобретена наливка «Мандельштамовка». Она была градусов пятьдесят и убивала наповал. Скоро повеяло скандалом. Художника Клоповского обвинили в конформизме, авангардиста Рабиновича в русском национализме, жена Штерна села к кому-то не тому на колени.

Она думала, что к гею можно. Но ее муж был с этим категорически не согласен. Штерн расплакался, выбежал во двор, но упал и уже не мог подняться. Саксофонист Лукинович блестяще сыграл Армстронга, блеванул прямо на «Анну Каренина» Толстого и уснул.

Моисей перепугался всего этого шума и сбежал из сумки, и все его бросились искать. Алла расплакалась. Я предложил искать собачку среди эротической литературы. И был прав. Алла была очень благодарна. Целовались. Потом не помню.

Очнулся у Аллы в кровати на следующее утро. Трещала голова. Ох уж эта «Мандельштамовка». По полу ездил на тачанке Моисей, как Чапаев. Жалко животное.

Какая у него была собачья жизнь! Даже по еврейским меркам Моисею крупно не повезло. Старая дворняга без ног. Если Бог существует, то в следующей жизни Моисей будет кинозвездой, на которого будут бросаться модели, или миллиардером и изобретателем Фейсбука.

Но Моисей не знал, что я его жалею, и грозно на меня гавкнул. Вставай, мол.

Алла позвала на кухню завтракать. Жареное сало с яичницей. Мое любимое. Самое оно после проклятой литературной самогонки. Алла налила себе кофе и произнесла, любяще поглядывая мне в глаза:

- Я давно слежу за твоим творчеством. У тебя, как и у всех мальчиков-евреев, комплексы в связи с твоими трудными отношениями с матерью. Я знаю, ты глубоко травмирован! Сколько раз ты в день разговариваешь с мамой по телефону?

- Ну, раз или два. А что такое?

- Так много?! Боюсь, тебя уже не спасти, но я попробую! У меня есть знакомый известный психотерапевт. Отныне ты бросаешь выступать перед всеми этими неудачниками. Я буду тебя продвигать по еврейской линии.

Я уже поговорила о тебе с братом и главным раввином города. Мы едем к этому раввину сейчас. Ты выступишь в синагоге в среду, а в понедельник в еврейском молодежном центре.

- Какие-то деньги с этого?

- А какие деньги с твоего выступления перед этими алкашами?

- Это мои друзья!

- Тебе надо будет о них забыть. В Америку к своим бомжам ты уже не возвращаешься! Мы будем делать из тебя еврейскую суперзвезду! Все, я в душ и мы в синагогу».

Я проводил ее глазами. Какая фигурка! Я бросил Моисею кусок сала, но он презрительно повел носом и проехал на тележке мимо. Даже он был большим евреем, чем я. Я оделся и тихо вышел из квартиры.

Читайте также:

Просмотров:
Заглавное фото: JekLi/shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии