Есть у меня любимый поэт и писатель. Перечитываю его книги по много раз. Не могу понять, что в нем так берет. Решил, что если переведу творчески, то тогда пойму. Дамы и господа! Чарльз Буковски.

Самые вольные переводы Чарльза Буковски фото 1

Муравьи

Моя гёрлфренд занята.

Она раньше была

В странной религиозной секте.

Лидер никогда не пил,

Не держал в руках деньги

И даже никогда о них не говорил.

Он умер 7 лет назад.

Его фотографии у нас дома везде.

Над кроватью, в туалете.

Никуда не скрыться от его

Высокодуховного взгляда.

Сегодня она с другими бывшими

Сектантами собирается в лесу.

Там, где его прах

Засыпали в лисью нору.

Я сегодня выиграл на скачках 300 баксов.

Уже выпил две бутылки вина,

Только начал третью.

Муравьи упали в мой стакан,

Мне облом их ловить.

Я выпиваю их вместе с красненьким,

У женщин совершенно отсутствуют мозги!

Читайте также: Проклятый поэт

Пердуны

Я пытаюсь никого не пускать

К себе домой.

Гости меня сводят с ума.

Особенно эти разговоры.

Послушав несколько часов,

Я понимаю, что их слова -

Переливание из пустого в порожнее,

Что им просто одиноко и страшно,

И им просто необходимо,

Чтобы я вынюхал

Их высокоинтеллектуальный пердеж.

Как я от них ни отбиваюсь,

Некоторые умудряются пролезть

Ко мне в гостиную,

Под предлогом, что они

Для меня сделали

Много хорошего.

Что за бред??!!!

Для меня ничего хорошего

Сделать невозможно!

Ой, где был я вчера!

Утро. Просыпаюсь.

Трещит башка. Туалет.

Возвращаюсь в спальню.

Она лежит в постели с открытыми глазами:

- Ты помнишь, что было вчера?

Я ложусь в постель:

- Что?

- Ты приставил нож к горлу хозяина ресторана.

- Ты шутишь?

- Нас никогда уже не пустят в «Марко Поло».

- Это мы там были?

- Мы вернулись на такси. Твоя машина еще там.

Я высовываю голову из окна и кричу во всю глотку:

- Бляяяя!!!! Я не могу жить без машины!!!

- Они каким местом думали, когда тебя приглашали на свадьбу?

Я высовываю голову назад:

- Кто-то женился?

Она закрывает глаза,

Переворачивается на другую сторону,

Укрывается одеялом с головой.

Дешевка

Я проработал 15 часов

В почтовом офисе,

Сортируя горы писем.

Приехал домой злой на весь мир.

В глазах рябит.

Где мое виски?

Жена открыла дверь и зарыдала у меня на плече:

- Что случилось?

- Франк с моей работы сказал, что я дешевка! У меня нет вкуса в одежде.

- Как он смеет? Он хочет тебя выебать! Я его убью!

- Успокойся! То что он гей, видно из космоса.

- Блин! Не повезло. Что я могу еще сделать?

- Завтра после смены пойдешь со мной в магазин и поможешь выбрать платье, которое понравится Франку.

Я опрокинул залпом стакан виски.

Ад не кончится никогда.

До гроба

Жена Толстого

Вечно его пилила.

Холодной ноябрьской ночью

Она опять взялась за своё.

Всемирно известный писатель сбежал

Из собственного дома.

В 83 года, как 15-летний мальчишка,

Чтобы ее уже не слышать,

Подхватил пневмонию и

Умер.

Потом, естественно,

Жена написала книгу,

Какой Толстой был

Сукин сын.

Твоя Джейн

Моя бывшая герлфренд

Пишет подробное письмо

С именами и позами.

Как она недавно трахала

Двух мужчин одновременно.

Сучка нагло врет!

Она путается в деталях!

Я чувствую, там был еще

Третий мужчина,

Чьё имя она мне

Не хочет говорить.

Наверное, какой-то

Мой близкий друг.

И в конце письма подпись

«Целую, люблю, твоя Джейн».

В аду страшно одиноко

Ему было 65, жене 66,

Она страдала болезнью Альцгеймера.

У него был рак ротовой полости.

Операции, радиации

Развалили его челюсти.

Их еле сшили вместе.

Он менял пеленке жене

Каждый день, как ребенку.

Он не может больше садиться за руль

И берет такси в больницу.

Не может сказать и пишет таксисту

Адрес.

Последний раз

Ему сказали, что нужна еще одна операция

Немного на щеку и чуть больше на язык.

Когда он вернулся домой,

Он поменял жене пеленки,

Включил телевизор,

Вставил в микроволновку ужин,

Посмотрел новости,

Пошел в спальню,

Приложил к виску жены пистолет

И выстрелил.

Она упала влево,

Он сел на диван

И выстрелил себе в рот.

Выстрелы не насторожили соседей,

Но когда дым пошел из микроволновки,

Кто-то постучал и открыл дверь.

Приехала полиция,

Обыскала дом, нашла какой-то мусор

И чековую книжку, на которой было $1.14.

Написали самоубийство и забыли.

Через три недели в этот дом

Заехали новые жильцы.

Программист по имени Рос

И его жена Анатана,

Увлекающаяся балетом.

Они ничем не отличались

От других пар среднего класса.

Одна птичка, две птички.…

Со своей кровати

Смотрю на трех птичек

На телефонном столбе.

Одна птичка улетела,

Вторая птичка улетела,

Еще одна осталась,

А потом и она улетела.

Моя печатная машинка смотрит

На меня как надгробие.

Неужели я создан,

Чтобы пересчитывать птичек?

Просто информирую тебя,

Как у меня дела,

Долбоеб!

Животное

Она сказала: «Ты животное!!!

У тебя огромный живот,

Волосатые ноги,

Ты никогда не срезаешь ногти.

Животное! Животное! Животное!!!»

Она меня поцеловала:

«Что ты хочешь на завтрак?»

Почти сожаления

Я написал все свои стихи,

Пользуясь простейшими словами.

Я знаю, что как я пишу,

Не отличается от того,

Как сплетничают бабки под парадным.

Но я тоже люблю музыкальность языка,

Заворот ловкого словца,

Кайф от сочного, редкого и

Девственного звука.

Этих бриллиантов тысячи.

Я часто открываю словарь

И наслаждаюсь этими сокровищами,

Которые валяются под ногами

И которые почти всем лень поднять.

Тут спрятана убийственная сила,

Которую, если с умом использовать,

Докажет, что все мое творчество

Гроша ломаного не стоит.

Но когда я думаю

О тысячах поэтов

Образованных, культурных и эрудированных,

Которые не поленились и подняли эти алмазы,

Им это помогло как мертвому припарки.

Наверное, они выбирали не те слова,

Или не там их ставили,

Или у этих поэтов не было вкуса,

Или им было нечего сказать.

Какие бы ни были причины,

Пользующиеся умными словами

Отпугнули меня от словаря,

Скомпрометировали этот прием

Как маскировку для графоманов.

И я остался таким, каким я был,

И я умру такой, какой я есть,

И если мой читатель

До сих пор меня не бросил,

Он тоже останется таким.

Прикол

Санфорд обожал идиотские шутки

Типа нассать однокласснику в бутылку от молока,

Поджечь лапы пауку, помучать кошку,

Залить в бензобак воды

Хлебом не корми его,

Дай поприкалываться.

Мы выросли вместе.

Когда началась Вторая мировая,

Он заявил: «Летчиком дают все бабы», -

И поступил в авиашколу.

Его подбили над Ла-Маншем в первый вылет.

Тело, за которое должны были драться женщины, так и не нашли.

Еще один прикол

В прикольном мире.

Дружеский совет для молодежи

Уезжайте в Тибет.

Катайтесь на верблюде.

Читайте Библию.

Покрасьте туфли в голубой.

Отрастите бороду.

Совершите кругосветное на байдарке.

Подпишитесь на газету «Книжное обозрение».

Жуйте только левой стороной рта.

Женитесь на одноногой и брейтесь ножом.

Напишите ваше имя на ее руке.

Полощите рот бензином.

Спите дни напролет и лазьте по деревьям по ночам.

Станьте монахами и пейте медовуху и пиво.

Играйте на скрипке под водой.

Исполняйте танец живота перед мерцающими свечами.

Убейте вашу собаку.

Попробуйте стать мэром.

Живите в бочке.

Проломите себе голову мачете.

Сажайте тюльпаны в дождь.

Но никогда не пишите стихи.

Мой первый стих, написанный на компьютере

Какая ужасная смерть!

Неужели эта железяка добьет меня?

То, что не получилось у водки, баб и нищеты!

Хемингуэй! Пристрели поскорее льва и объясни!

Бродский! Перестань лазить по венецианскому туману,

Как ежик из мультфильма, и позвони!

Дистанция между буквами?

Я – это я?

Аллен Гинзберг!

Отстань от мальчиков

И помоги!

Вылечите!

Принесите мне удачу!

Научите!

Покажите!

Я опять девственник.

Машина!

Если наебешь меня, увидишь,

Что будет!!

А ну печатай!

Тебе все равно?

Расскажи машина,

Что тебе не нравится!

Мы можем вместе бухнуть,

Поклеить баб.

Подумай о тех,

Кто нас ненавидит вместе.

Мы просто прибавим их к тем,

Кто меня не любит,

И засядем за работу.

Ведь это только начало

Большой дружбы

И никак не конец!

Школьницы

Одноклассницы твердили:

«Ты такой негативный!»

Они говорили это таким обреченным голосом,

И им нравилось так говорить.

(Парни боялись потому, что

Я всегда был очень злой).

Но девушки были громки и уверены:

«Ты такой негативный!»

Это делало их умнее

Или, по крайней мере, интеллигентней.

Они уже все о жизни знали.

И как жить дальше,

И что надо делать,

Чтобы преуспеть.

Мне было пофиг.

Мне не хотелось,

Чтобы они меня любили, и я не хотел их трахать,

Жениться на них

Или даже просто встречаться.

Никто из них

Не казался мне красивой.

Теперь, через 50 лет,

Каждая ровесница, что мне попадается,

Негативна,

А я позитивен!

И я до сих пор доволен,

Что не трахнул или женился

Или хотя бы встречался

С любой из них.

Эти пожилые дамы

В основном печальны, циничны

И немного куку!

Наверное, оттого, что они

С юности были такие

Позитивные,

Они от всего этого

Устали,

И это конец

Этой замечательной сказки.

Читайте также:

Просмотров:
Заглавное фото: www. stuki-druki.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии