Мистики-кабалисты, староверы, алкоголики и секс-игрушки. Все перемешалось в эмигрантском Бруклине.

Фиолетовый фото 1

Часть 1

Сегодня после русскоязычного поэтического чтения большой компанией зашли в японский ресторан. Христианско-еврейский мистик Мейерсон жалуется поэту Александру, только приехавшему из Сибири:

– Никто ничего не заметил. В 2012‑м на Земле сменилась власть. Теперь правит Антихрист по кличке Фиолетовый. Ничего нельзя поделать! Все, кто пытались что-то сказать, – убиты. Конец света может наступить в любую секунду. Спасайся, кто может!

– Слушайте!– Слушайте! Я в Америке первый месяц. Работаю грузчиком и живу в хостеле еще с шестью мужиками. Мне надо думать о выживании. Когда я проживу в Америке двадцать пять, как вы, и у меня будет хорошая работа и своя квартира , тогда я тоже буду читать умные книжки и вести интеллектуальные разговоры о скором конце света и бояться Фиолетового.

Читайте также: Гнев еврейской женщины

Часть 2

Меня предупреждали, что Мейерсону не наливать. Он принимает сильнейший психотропные препараты. Но я как всегда выпил, все забыл и плеснул. И вот что он мне рассказал:

“Я никогда не верил в любовь! Что это за глупости? Но потом я путешествовал по Индии и, действительно, испытал чувство схожее с любовью. Она была одним из очень немногочисленных женщин-йогов, достигших Нирваны. Я увидел ее левитирующей в метре над землей под деревом и не мог уже никуда идти дальше. Сидел так целый три дня и смотрел на нее.

В конце концов я не выдержал и подошел с ней познакомиться, и предложить руку и сердце. А она посмотрела на меня с высоты, произнесла: “Лева Мейерсон! Как вам не стыдно? Что скажет ваша мама? Что скажет ваш дядя Моня, парикмахер с пятого Брайтона?” – взвилась вверх и улетела. Я потом ее по всей Индии искал и не мог найти.”

Часть 3

Разговариваю с сибирским поэтом Сашей:

– Ну, мне очень понравилось твое выступление. Ты используешь истинно русские фольклорные традиции скоморошничества. Идешь по поэтическим следам Хлебникова и Клюева. Это очень и очень круто! Ты был самым лучшим на чтении! Это был настоящий перформанс!

– Спасибо большое. Ты мне не мог бы помочь найти хорошую работу и остаться в Америке? Я сейчас уже работаю в кошерном ресторане у узбекских евреев грузчиком. Они меня любят и хорошо платят, но я хотел бы что-то менее физически тяжелое.

– Зачем тебе Америка? О чем ты здесь будешь скоморошничать? О кошерной еде в еврейском ресторане? Тебе, наоборот, надо в таежную глубинку к староверам.

– Да ездил я к ним с невестой с этнографической экспедицией. Даже задержались у них на полгода. Интересные они, конечно, в смысле языка и традиций. Думал у них остаться, но в «Шалом Самарканд» за день зарабатываю больше, чем в моем таежном городке за два месяца. Плюс моя невеста, с которой я вместе учусь в аспирантуре на филологическом, сказала, что у староверов жены абсолютно бесправные, как рабыни, и если я захочу у них остаться, то она от меня уйдет. У меня к языкам способности. Может, я могу в Нью-Йорке скоморошничать про узбекских евреев на идиш?

Часть 4

Две недели спустя я пил ночью в бруклинском хостеле в комнате с тезкой и сибирским поэтом Александром перед его отъездом в аэропорт Кеннеди и возвращением в Россию.

Я подарил ему кучу моих поэтических сборников, а он мне – религиозной староверской литературы. Он все-таки решил вернуться к невесте и старцам. Рядом на трехэтажных кроватях с лесенками, как на корабле, спали еще человек 10 из Молдавии, Украины и Казахстана. Из глубин этих пирамид периодически доносились крики:

– Саня! Ну зачем тебе эта Рашка? Оставайся здесь, в Америке. Найдем тебе работу получше!

Он пожал руки и обнялся со всеми своими новыми братьями, и мы вышли с его чемоданом на улицу. Должен был подъехать каббалист Мейерсон и завезти в аэропорт. Оказывается, они очень сдружились.

Так как Александр не рассчитывал задерживаться в Америке, когда приехал в сентябре, то у него не было теплых вещей, и Мейерсон ему дал куртку и свитер. Мы выпили только полбутылки коньяка, и тезка уговорил меня поехать с ним в аэропорт.

Мейерсон подъехал на вэне с нарисованными красными сердечками. Оказывается, он на Новый год устроился в секс-шоп на доставку подарков. Там было свободно только одно пассажирское сиденье впереди.

Все сиденья в задней части машины были сняты и забиты корзинками с сексуальными игрушками. Старовер и Мейерсон расчистили подарки и организовали мне место на полу. Они сели на передние сиденья и двинулись в аэропорт.

В машине сибиряк и мистик начали дискуссию о Боге, духовности и староверах. Каббалист вдруг резко затормозил, и меня завалило секс-игрушками. Я разбросал их в стороны, допил коньяк и уснул между миниатюрной надувной азиатской женщиной и корзиной, откуда торчал огромный резиновый черный член. Мне снилась моя и Алины староверская свадьба у озера Байкал.

Правда Алина обозвала меня алкашом и порвала со мной полгода назад

Часть 5

Меня разбудили, когда подъехали к аэропорту. Они открыли заднюю дверь, и я вывалился вместе с горой вибраторов и резиновых женщин прямо на тротуар, встал, обтрусил штаны и обнял Александра. Он пожал руку еврейскому мистику Мейерсону и поднял свой чемодан. Тут мистик закричал:

– Саша! Я с тобой! Я должен увидеться со староверами и многое обсудить. Мне пришла в голову идея, что староверы – потерянное колено Израилево! Или евреи – это потерянные староверы! Это надо срочно выяснить. Это очень важно! Это перевернет весь ортодоксальный иудаизм с ног на голову! Тогда Каббала – это не Каббала? А что же это тогда, черт возьми?

Он повернулся ко мне и написал на клочке бумаги адрес секс-шопа, куда пригнать назад машину, взял на телефонном Интернете билет и пошел с Александром на регистрацию.

Я поднял с земли упавший вибратор и помахал им вслед, всплакнул, забросил все секс-имущество назад, сел за руль, обернулся к надувным девкам и крикнул: «Ну что, девушки! Гульнем!» – и машина рванула в открытый космос.

Читайте также:

Просмотров:
Заглавное фото: Have a nice day Photo/shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии