«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…

Дата публикации: 12 августа 2016 в 21:33
Просмотров: 1875

Амалия и Балтазар Альбрехт
Есть люди, чья жизнь страшнее, чем вымысел. Судьба моего рода также трагична, как и у тысячи советских немцев. Мой дедушка Роман Альбрехт (настоящее имя Рейнгольд) родился в 1925 году в АССР Немцев Поволжья. Его родители Амалия и Балтазар имели ещё четверых детей, которые были младше моего дедушки. Роман был самым старшим ребёнком. Его предки оказались на русской земле еще в 18-м веке благодаря Манифесту Екатерины II и были основателями колонии Галка в Саратовском Поволжье.

Осенью 1941 года произошла их депортация в Сибирь. Прабабушка Амалия смогла взять лютеранскую Библию на немецком языке, сепаратор и швейную машинку. Около двух месяцев их возили в вагонах для скота и перед самой зимой выкинули в Алтайском крае. Прабабушку с детьми в одно село, а прадедушку Балтазара – в другое. Известно, что семьи специально разъединяли. Когда их привезли в село, местные выбегали на улицу, чтобы посмотреть на немцев и кричали: «Немцы! У них нет рогов, а говорили они рогатые!».

В 1942 году дедушку Романа и прадедушку Балтазара мобилизовали в трудовую армию. Они работали на угольных шахтах Кузбасса. В трудовой армии умер Балтазар.

Дедушка Роман больше не мог терпеть унижения. В феврале 1945 года у него произошёл конфликт с надзирателем. Роман подрался с ним и его приговорили к 5 годам лишения свободы. В местах лишения свободы он пробыл ровно половину своего срока. В 1947 году моего дедушку освобождают из мест лишения свободы, но отправляют в Магадан, а не к матери, братьям и сестрам на Алтай. В Магадане он встретил поволжского немца, который был там с 1936 года и работал начальником порта. Он помог моему деду и отправил его работать на метеостанцию. Роман тайно собирал заработанные деньги и прятал их в свой толстый ремень. С 1947 по 1953 год он просит, чтобы ему разрешили вернуться к своей матери, братьям и сестрам на Алтай. Но только в ноябре 1953 году ему разрешают воссоединиться с семьёй.

Из его личного дела: «…В г. Магадан я нахожусь по сегодняшний день как спецпоселенец лишь только потому, что я немец. В 1941 году в начале Отечественной войны мы были выселены из Саратовской области в Алтайский край. Где до 1942 года я проживал вместе с ними. В 1942 году я был мобилизован в трудовую армию и где был осужден в 1945 году. С родными дома находится мать преклонных лет, два брата и две сестры – все моложе меня. Прошу Вашего разрешения отправить меня к моим родным, т.к. они нуждаются в моей помощи. Прошу не отказать в моей просьбе…»
Магадан, 1952 год

Моя прабабушка Амалия с маленькими детьми проживала всё это время на «материке» – в Алтайском крае. Средний сын Ханнес ковал изделия, изготавливал посуду и они её продавали. Дочери ходили нянчить детей и стирать пеленки за кусок хлеба. Они ходили к реке и собирали перья, из которых потом делали матрацы и подушки. Домом им служим амбар.
«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...

Роман Альбрехт

Прабабашка Амалия была очень верующей. К ней ходили молиться лютеране со всего села. Она доставала из сундука свою Библию, все садились, скрестив руки на груди и начинали петь. Кто-то обязательно следил, чтобы их не увидели.

Все они находились под надзором. В архивном деле я нашла заявление о том, что бабушка просит разрешения сходить в районную больницу на приём к хирургу. Они не имели права пересекать границы своего поселения и должны были ежемесячно отмечаться в комендатуре.

В 1954 году дедушка Роман возвращается к своей семье в Алтайский край. Он привозит заработанные деньги, устраивается работать водителем в магазин и начинает строить дом. Местные рассказывали, что они жили лучше чем коренные сибиряки. Благодаря своему немецкому трудолюбию, силе своего духа и вере в Бога.

В 1956 году отменили комендатуру для немцев, но запрет на возвращение на прежнее место жительства оставался действительным до 1972 года. После Амалия с младшей дочерью Гильдой возвратилась жить на Поволжье, но их дом был давно занят, а имущество конфисковано.

Мой дедушка женился на немецкой девушки Эмме с похожей трагичной судьбой. У нее в ходе репрессий умерли родители, брат и сестра. Мои дедушка Роман и бабушка Эмма оставили после себя 5 детей, 11 внуков и 14 правнуков. Мы никогда не забудем, что пережил наш немецкий род.

Марина Альбрехт

«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...
«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...
«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...
«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...
«Жизнь страшнее, чем вымысел». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается...

Министр предлагает штрафы за пьяное вождение электроскутера
Канцлер Германии призвала защитить демократию от радикализма
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.