Учите русский язык, господа!

Повезло тем, кто уже знает этот замечательный язык! И неважно, как и когда, благодаря ли родителям, месту рождения, обстоятельствам, Вы умудрились выучить, а вернее, получить в детстве в виде «полезнейшего багажа» такой замечательный подарок. Потому как, освоить его «на отлично» в более старшем возрасте, судя по опросам большинства, уже не представляется возможным.

На самом ли деле, наш «великий и могучий» настолько нелегко понять людям с другим менталитетом? Он, в сравнении с остальными языками, в разы тяжелее учится и имеет множество «хитростей», превышающее принятые правила? Или, всё-таки, «у страха глаза велики», и лишь собственные возможности могут стать на пути у решившегося его освоить.

Расхожее мнение, что русский – сложнейший язык для иностранцев, постоянно подкрепляется известными шутками-разборами, вроде этой: «Перед нами стол, на нём стакан и вилка. Что они делают? Стакан стоит, а вилка лежит. Если мы воткнём вилку в столешницу, вилка будет стоять. Стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные? Добавляем на стол тарелку и сковороду. Они – горизонтальные, но на столе стоят. Положим тарелку в сковородку. Там она лежит, а ведь на столе стояла. Может быть, стоят предметы готовые к использованию? Нет, вилка-то готова была, когда лежала. Теперь на стол залезает кошка. Она может стоять, сидеть и лежать. Если в плане стояния и лежания она как-то попадает в логику «вертикальный-горизонтальный», то сидение – это новое свойство. Сидит она на попе. Вот на стол села птичка. Она на столе сидит, но сидит на ногах, а не на попе. Хотя должна стоять. Но стоять она не может вовсе. Если мы убьём бедную птичку и сделаем чучело, оно будет стоять. Кажется, что сидение – атрибут живого, но сапог на ноге тоже сидит, хотя он не живой и не имеет попы. Так что, пойми, что стоит, что лежит, а что сидит».

Улыбнувшись таким простым истинам и посочувствовав желающим освоить подобную логику с нуля, давайте отвлечёмся от знакомого звучания и посмотрим по сторонам. Какой из известных, живых или забытых под пылью прошедших веков, языков считается лёгким? Английский, благодаря отсутствию родов и падежей? Испанский, в котором «пишем, как слышим»? Не торопитесь с ответом. Здесь неизбежен встречный вопрос – а какой язык Ваш родной? Ведь именно схожесть нового предмета с уже имеющимся запасом знаний очень часто залог успеха.

Что касается рейтинга широко признанных во всём мире «непростых» языков, то их фавориты это, бесспорно, те, где для написания используют иероглифы. В китайском таковых насчитывается более сорока тысяч. Причём, эти символы не дают фонетического представления о том, как же надо правильно произносить слова. В японском – целых три системы письма, но осваивая их, Вы не учитесь одновременно читать. Сложнейшая арабская вязь исключает гласные, а сам язык таит в себе такие сюрпризы, как три различных числа у глаголов или тринадцать форм у настоящего времени. Венгерский – может похвастаться двадцатью пятью падежами у существительных, а в польском больше исключений, чем правил, не говоря уже об нанизываемых одна на другую, согласных.

Русский относится к многочисленной славянской группе, согласно исследованиям лингвистов, произошедшей от одного праславянского предка, что накладывает заметный отпечаток и облегчает обучение тем, кто знаком с родственными вариантами. Кроме того, в его современном виде содержится, помимо английских и французских, большое количество слов греческого (штаны, туман и др.), тюркского (свекла, скамья и др.), древнегерманского (крест, церковь и др.) и скифского (собака, рай и др.) происхождения.

Если Вы решили углубить свои знания, или рядом находится человек, который пока только мечтает о том, чтобы «освоить» это удивительное средство общения, доступное более чем двумстам миллионам по всему миру, не надо настраиваться на трудности. Доступность учебного материала находится сегодня на необычайно высоком уровне, а искреннее желание способно преодолеть гораздо более серьёзные преграды. Подойдя к процессу обучения с юмором и позитивным настроем, вчерашние новички завтра пополнят ряды говорящих на русском.

Пусть настоящие знатоки и сторонники «непостижимой уникальности» будут доказывать Вам полную несостоятельность теории, что простому смертному доступен язык наших классиков. И пугать осмелившихся зарисовками из цикла «О бессмысленности и беспощадности русской орфографии»:
«Смотрите, жарим мы картошку. Получается у нас “жареная картошка”, с одной “н”. Хорошо. Другой случай: жарим мы картошку и решили добавить к ней грибы. Тогда у нас есть зависимое слово, и получается “жаренная с грибами картошка”, с двумя “н”». Всё логично. Но когда мы пожарили картошку, положили её на тарелку и решили добавить грибочков, получается “жареная картошка с грибами”, и тут опять одна “н”. Понимаете, всё зависит от того, в какой момент вы добавили грибы!».

И они будут в чём-то правы. Красивый литературный язык без ошибок, становится (впрочем, это явление далеко не ново) настоящим раритетом. Но это совсем не означает, что к идеалу не стоит стремиться тем, кто уже обладает «начальными» навыками обращения с речью, как и тем, кто, очарованный произведениями Толстого или Пушкина, решится на увлекательнейший подвиг – изучить русский язык.

Вера Литке

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.