50 000 евро за панк-молебен. ЕСПЧ присудил компенсации Pussy Riot

Участницы Pussy Riot: Надежда Толоконникова, Екатерина Самуцевич и Мария Алехина в суде

Страсбургский суд признал нарушения по статьям 3, 5, 6 и 10 Европейской конвенции по правам человека в отношении акционисток и обязал правительство РФ выплатить им компенсацию. Марии Алёхиной и Надежде Толоконниковой была присуждена компенсация в размере 16 тысяч евро, Екатерине Самуцевич – 5 тысяч евро, а сумма 11,7 тысяч евро должна компенсировать средства, затраченные на судебные разбирательства.

По словам Ирины Хруновой, адвоката участниц группы, решение, вынесенное судом, их устраивает, и обжаловать его со своей стороны они не будут. Однако адвокат не исключила, что постановление ЕСПЧ захочет оспорить правительство России. Также Хрунова отметила, что “выплаты никогда не являлись проблемой для правительства, в моей практике не было ни одного случая, когда правительство не выплатило бы те деньги, которые присуждал Европейский суд”.

Во время судебного процесса над Pussy Riot в Хамовническом суде Москвы, август 2012 года

Однако, как показывает российская судебная практика, не всегда решения, вынесенные Европейским судом, исполняются властями. Так, решение, вынесенное ЕСПЧ в отношении Алексея Пичугина, начальника отдела экономической безопасности ЮКОСа, не было исполнено. Пичугин был обвинен в убийстве Владимира Петухова, мэра Нефтеюганска, главы торговой фирмы “Феникс” Валентины Корнеевой, в организации покушения на главу австрийской нефтяной компании “Ист Петролеум” Евгения Рыбина и других лиц и осужден на пожизненное заключение в колонии. Несмотря на то что ЕСПЧ в 2012 году постановил выплатить Пичугину 9,5 тысяч евро компенсации и признал, что в отношении него была нарушена статья 3 Европейской конвенции по правам человека, запрещающая пытки и бесчеловечное наказание, Верховный суд РФ оставил свой приговор в силе. В 2017 году ЕСПЧ удовлетворил очередную жалобу Пичугина, выявив нарушение статьи 6 Европейской конвенции о презумпции невиновности, присудив ему компенсацию в размере 15 тысяч евро. Однако, по мнению властей РФ, Пичугин не может рассчитывать на материальные выплаты, а компенсацией может быть только новое судебное разбирательство или же его возобновление.

В октябре 2017 года ЕСПЧ постановил выплатить братьям Алексею и Олегу Навальным компенсацию в размере 76 тысяч евро по делу “Ив Роше”, отметив, что право на справедливый суд в России в отношении братьев реализовано не было. Но, несмотря на решение ЕСПЧ, Верховный суд отказался пересматривать дело братьев Навальных.

21 февраля 2012 года группа Pussy Riot провела панк-молебен “Богородица, Путина прогони!” в храме Христа Спасителя в Москве. В том же году в отношении девушек было возбуждено уголовное дело по статье 213 части 2 Уголовного кодекса “хулиганство в составе организованной группы”. Их приговорили к двум годам лишения свободы. В июне того же 2012 года в Европейский суд была направлена жалоба в связи с нарушением прав на гуманное обращение, на личную неприкосновенность, справедливый суд и самовыражение.

Павел Чиков

“Тюремное заключение и уголовное преследование, содержание под стражей в течение полугода, унизительное доставление и содержание в аквариуме в присутствии служебной собаки и так далее, – говорит Павел Чиков, председатель международной правозащитной группы “Агора”, – все это было избыточным и чрезмерным”.

Несмотря на то что акция, по словам участниц группы, была именно политической, вокруг этого дела началась дискуссия об оскорблении чувств верующих.

Павел Чиков напоминает, что после дела Pussy Riot появилась уголовная ответственность за оскорбление чувств верующих, однако такие дела оказались единичными: “Дело Pussy Riot подтолкнуло к принятию новой редакции статей об оскорблении чувств верующих в Уголовном кодексе. На расширение практики уголовного преследования за оскорбление чувств верующих была явная политическая воля властей и были попытки заводить подобные уголовные дела, но стоит сказать, что правозащитникам, адвокатам удалось купировать эту практику в самом зародыше. Мы не видим роста числа уголовных дел, связанных с оскорблением чувств верующих. Такие дела были единичными и таковыми остаются. Последствия расследований подобных уголовных дел слишком серьезны для властей”.

Участниц группы поддержали многие деятели искусства, такие как Эльдар Рязанов, Кирилл Серебренников, Чулпан Хаматова, Николай Цискаризде, Михаил Жванецкий. Поддержку оказали и зарубежные музыканты: Пол Маккартни, Бьорк. Однако в целом общественная реакция на перфоманс группы оказалась неоднозначной.

“Как изначально, так и сейчас это раскалывает общество, – рассуждает Чиков, – то есть кто-то высказывается за, а кто-то категорически против. Но ведь основной задачей акции было вызвать общественную дискуссию, именно на это подобные акции и ориентированы. Другое дело, что сейчас общественное мнение консолидировалось вокруг реакции властей, которая была явно избыточной”.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

В Дюссельдорфе протестуют против расширения полномочий полиции

Самая густонаселенная федеральная земля Германии, Северный Рейн-Вестфалия, вслед за Баварией, готовит новый закон о полицейском надзоре и контроле. В субботу, 7 июля, более 9 тыс. демонстрантов вышли на улицы Дюссельдорфа в знак протеста против законодательных изменений.

В акции приняли участие оппозиционные политики, профсоюзы и даже фанаты конкурирующих футбольных клубов. Митингующие заявляют, что законопроект расширяет полномочия полиции, но при этом достаточной защиты прав граждан не предусмотрено.

В законопроекте предлагается усилить надзор и возможности вмешательства полиции касательно людей, которые считаются «потенциальными правонарушителями» (на немецком языке, Gefährder). В число таких возможных нарушителей могу быть причислены общественные активисты. В связи с этим региональный политик Бериван Аймаз вместе с коллегами организовала мини-акцию «Я феминистка, а не террористка!».

Что не так с законом?

После того, как Бавария приступила к реорганизации региональной полиции и изменила закон для разведывательных служб, в Северном Рейне-Вестфалии также планируют значительные изменения в законодательстве.

Новый законопроект разрешает тайный надзор полиции в случае «возможной опасности». Также предлагается расширить цифровое наблюдение за зашифрованными службами обмена сообщениями, такими как WhatsApp. Кроме этого предусмотрено предоставление полиции полномочий контролировать и перехватывать телефонные звонки и текстовые сообщения, удерживать подозреваемых в тюрьме на срок до 28 дней и налагать превентивные запреты.

Обоснованием усиления мер безопасности и полицейских полномочий в ряде регионов стала угроза терроризма. Однако общественные активисты высказывают опасения, что эти изменения могут нарушить тонкую грань между свободой и безопасностью.

 Foto: www.gettyimages.com

Под шумок: Бундестаг увеличил государственное финансирование партий на 25 миллионов

Начиная со следующего года, размер госфинансирования немецких партий увеличится на 25 млн. евро. Теперь общая сума финансирования политических сил из кармана немецких налогоплательщиков будет составлять 190 млн. евро. За это немецкие законодатели проголосовали в пятницу, 15 июня. Уже не впервые Бундестаг принимает непопулярные решения во время резонансных событий, таких как чемпионат мира по футболу.

Депутаты оправдывают увеличение финансирования, дополнительными тратами и проблемами, связанными с цифровизацией. Партиям необходимо больше инвестиций для соблюдения последних онлайн-правил и закона о конфиденциальности данных.

Четыре оппозиционные партии (СвДП, Левая партия, «Союз-90/Зеленые» и «Альтернатива для Германии»), несмотря на явную выгоду, голосовали против повышения расходов. Они обвинили коалицию в пренебрежении поисками компромисса с оппозицией в этом вопросе и игнорировании обязательного двухнедельного срока законодательного процесса, который принято соблюдать при смене финансирования.

Больше всего от изменений законодательства выиграют две крупнейшие партии Германии, Христианско-демократический союз и социал-демократы, поскольку средства распределяются на основе результатов местных и национальных выборов. В прошлом году около двух третей всех партийных фондов поступило в распоряжение ХДС/ХСС и СДП.

Немецкое правительство не в первый раз инициирует принятие противоречивых законопроектов во время крупных футбольных соревнований, когда внимание общественности отвлечено. В 2006 году, когда чемпионат мира состоялся в Германии, Бундестаг и верхняя палата парламента, Бундесрат, согласились повысить налог на добавленную стоимость с 16 до 19 процентов. Закон вступил в силу в следующем году.

В 2010 году, в тот день, когда Германия столкнулась с Испанией в полуфинале Кубка мира в Южной Африке, правящая коалиция ХДС/ХСС и СДП ввела новый закон, повышающий налоговые взносы по статутному медицинскому страхованию с 14,9 до 15,5 процента.

В 2012 году около 30 миллионов немцев собрались перед своими телевизорами, чтобы посмотреть матч между сборными Германии и Италии, а парламентарии приняли спорный закон, который позволил государственным органам продавать данные граждан частным компаниям. Позже закон был подкорректирован в пользу потребителей.

За несколько часов до финального матча чемпионата мира по футболу в Германии в 2014 году Бундестаг провел широкие реформы в области страхования жизни, заставив существующих клиентов страховых компаний платить больше, и позволив снижать гарантированную процентную ставку для новых клиентов.

В 2016 году, во время 16-го раунда чемпионата Европы, Бундестаг превзошел себя, приняв сразу три противоречивых закона. Во-первых, все налоги на наследование бизнес-активов были списаны (хотя этот законопроект не прошел в верхней палате). Во-вторых, в новом пакете по борьбе с терроризмом наблюдалось значительное увеличение числа полицейских полномочий. В-третьих, новая нормативная база позволила энергетическим компаниям проводить испытания, чтобы определить, в каких регионах Германии есть самые большие залежи сланца.

 Foto: shutterstock.com

Безработные решили пожениться за счет центра занятости: что из этого вышло?

Начали в ЗАГСе, закончили в суде — так вкратце можно описать историю новобрачных из Майнца (Mainz). Парочка полностью подтвердила  все клише о практичности немцев, потому что все расходы на свадьбу захотели возложить на государство. Если точнее — на центр занятости (Jobcenter), в котором влюблённые числились и получали пособие.

Тут-то и выяснилось, что у молодых, как говорится, губа не дура. Они решили не только зарегистрировать брак в местном государственном управлении (Staatsamt), но и организовать торжественную церемонию с банкетом. Пара обратилась в джоб-центр, написав заявление на так называемое «свадебное пособие» (Heiratsgeld). Список требований, который они приложили к ходатайству, оказался немаленький как для безработных. В перечень попали обручальные кольца, костюм для жениха и наряд для невесты (удовольствие само по себе не из дешёвых).

Но «вишенкой на торте» стал пункт, в котором предприимчивые влюблённые просили помочь им с оплатой банкета. У сотрудников центра занятости наверняка вытянулись от удивления лица, когда они дочитали до этого места. Вполне естественно, что «бесприданникам» в их просьбе отказали, объяснив незаконность их требований. Те, в свою очередь, решили обжаловать отказ в социальном суде. Причём в этот иск к Heiratsgeld они приписали ещё и компенсацию судебных издержек.

Когда судьи начали разбираться в подробностях дела, они тоже были слегка в шоке. Дело в том, что оба фигуранта получали пособие по безработице разновидности Arbeitslosengeld II. А это означало, что ни жених, ни невеста не работали на территории Германии. Чаще всего в эту группу получателей Hartz IV попадают беженцы. Впрочем, о наличии такого статуса у молодожёнов пресс-служба суда не сообщает. Зато известно, что у пары было ещё и двое маленьких детей.

Не мудрено, что социальный суд отклонил иск новобрачных, ссылаясь на 2 том Социального кодекса. Согласно действующему законодательству, безработные могут просить материальную помощь у государства исключительно на необходимые расходы. И свадебное пиршество к ним никак не относится. Само по себе заключение брака — процесс не затратный. А организовывать ли банкет после регистрации — это личное дело каждой пары, и несколько излишне требовать за это деньги налогоплательщиков.

Поначалу молодожёны пытались сопротивляться. Они рассказали служителям Фемиды, что слышали о выплате «свадебного пособия» от других клиентов джоб-центра. Судье пришлось вновь объяснить юридическую ситуацию. Вторая попытка оказалась более эффективной, и жених с невестой отозвали иск.

Кстати
Чиновники Берлина считают, что Hartz IV уже давно неэффективно как вид материальной помощи. Около двух месяцев назад бургомистр Берлина Михаэль Мюллер (Michael Müller) предложил вовсе убрать скандально известное пособие. Вместо этого предлагается ввести понятие солидарного базового дохода.

Foto: shutterstock.com

«Тихие дни» в Германии: что нужно знать?

Stille Tage (тихие дни) в Германии появились по религиозным причинам: немцам нужно было затишье во времена постов и других периодов, которые требовали от верующих людей скромности и послушания в повседневной жизни. Но даже в наше время тех, кто шумит, устраивает вечеринки в эти особенные дни, могут наказать финансово – за нарушение тишины предусмотрен штраф. Когда же стоит вести себя скромнее – на какие даты приходятся Stille Tage?

Список «тихих дней»:

Aschermittwoch (Пепельная среда) – отмечается за 46 дней до Пасхи. Перед самым праздником Воскресения «тихими» считаются дни с четверга по субботу. Также в этот список входит Троица (в этом году 20 и 21 мая) и Fronleichnamsfest – Праздник тела и крови Христовых (31 мая). Наверно, больше всего «тихих дней» в ноябре: Allerheiligen – День всех святых (1 ноября), Allerseelen – День всех усопших (2 ноября), Volkstrauertag – Всенародный День скорби (18 ноября), Buß- und Bettag – День покаяния и молитв (21 ноября), Totensonntag – поминальное воскресенье (25 ноября). Также «тихим» считается 24 декабря – Сочельник.

В эти дни на законодательном уровне запрещено устраивать массовые общественные гулянья, представления и даже спортивные события. Дома праздновать что-то, например день рождения, можно, но нужно делать это не слишком громко. Если на ваш шум пожалуются соседи, то придется уплатить штраф: в первый раз он составляет всего 15 – 20 евро. Повторное нарушение обойдется в 500 евро, а в некоторых регионах сумма штрафа доходит до 1, 5 тыс. евро. В случае неуплаты, нарушителей тишины во время Stille Tage может ждать даже уголовное наказание.

Все эти меры предпринимаются потому, что вы можете задеть религиозные чувства окружающих.

Нужно сказать, что в зависимости от федеральной земли варьируется не только сумма штрафа, но и количество этих «тихих дней». Больше всего Stille Tage в Гессене, кроме вышеупомянутых праздников здесь чтут также Новый год, Пасху и понедельник после нее.

В Бремене и Берлине всего по три «тихих дня» в году – это Страстная пятница, Поминальное воскресенье и Всенародный день скорби.

Foto: shutterstock.com

Высший суд Германии не разрешил мусульманке водить машину с закрытым лицом

Женщина, которая носит никаб (мусульманский головной убор, закрывающий лицо), обратилась к правосудию с заявлением о том, что новый закон, запрещающий вождения с прикрытым лицом, нарушает ее религиозную свободу. В понедельник, 19 марта, Высший суд Германии отклонил требования мусульманки.

Суд, базирующийся в Карлсруэ, выяснил, что женщина, которая носила никаб, в течение семи лет, не может объяснить, каким образом закон нарушает ее религиозную свободу.

Соответствующая законодательная норма была принята в сентябре прошлого года. Министерство транспорта отказалось комментировать вопрос о том, является ли новое законодательство «запретом на бурку», заявив, что: «Согласно закону, только водитель может быть привлечен к ответственности. Поэтому нужно обеспечить возможность идентифицировать человека, управляющего транспортным средством».Отныне для водителей, которые частично или полностью закрывают лицо, предусмотрен штраф в размере 60 евро.

Закон прямо разрешает надевать головные уборы, в том числе платки, которые носят некоторые мусульманские женщины, как знак их веры и культурной самобытности. Тем не менее, центральный совет мусульман Германии раскритиковал новое законодательство, назвав его «символической политикой».

Закон, который был утвержден в сентябре, также направлен на то, чтобы помочь полиции выявлять и преследовать водителей за нарушения правил дорожного движения.

Отказ суда означает, что женщина, подавшая иск, не сможет даже получить водительские права, потому что в никабе она не может закончить необходимые уроки вождения или выполнить тест. Мусульманка сказала, что ей нужны водительские права, потому что она одинокая мать и живет в сельской местности.

Но даже если речь идет о религиозных правилах, то большинство исламских теологов согласны с тем, что мусульманские женщины должны носить хиджаб, который покрывает голову и шею. Кроме этого, есть масса других мусульманских нарядов, которые, в отличии от бурки и никаба, закрывают лишь волосы и шею, но не лицо. Например, это может быть абая или чадра.

Нужно сказать, что в свободных странах многие мусульманки отказываются даже от хиджаба. Так, признанная икона стиля королева Иордании Рания говорит, что ислам не принуждает женщин носить какие-либо головные уборы и что более важно судить женщину по ее воспитанию и ценностям, а не по тому, что она носит.

Foto: shutterstock.com
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.