«Землячество немцев из России» и его деятельность в современной Германии

В Германии, как и в любом другом развитом государстве мира, существуют многочисленные общественные организации, которые занимаются оказанием помощи переселенцам, прибывшим на постоянное место жительство. «Российские» немцы из бывшего СССР и его правопреемницы Российской Федерации, возвратившись на свою историческую родину в ФРГ, на протяжении последних 65 лет участвуют в работе различных общественных неправительственных организаций, которые созданы в стране. К таким организациям относятся: «Землячество немцев из России», созданное в 1950 г. в Штутгарте; «Эшборнский форум» и Всегерманское общественное объединение переселенцев «Heimat» – «Родина», появившиеся в 1997 году. В 2002 году образован Международный конвент «российских» немцев, а ещё позже – Берлинский и Всегерманский интеграционные советы переселенцев. В 2013 г. создан Федеральный союз немцев из России.

Целью статьи является анализ основных направлений деятельности Землячества «российских» немцев Германии с момента его основания до 2015 г. Днем регистрации «Землячества немцев из России» как организации считается 22 апреля 1950 года. Головное «Землячество» было зарегистрировано в Штутгарте. Значительную роль в становлении объединения сыграл в своё время священник Генрих Реммих, который был первым председателем правления «Землячества». Землячество видит себя представителем интересов всех «российских немцев», хранителем их языка, культуры, религии и традиций, как в Германии, так и за рубежом. С данной организацией сотрудничают германское федеральное правительство и ведущие политические партии страны – ХДС/ХСС, СДПГ, СвДП и другие.

Землячество объединяет всех поздних переселенцев из бывшего СССР, независимо от времени, когда они переехали в Германию, 65 лет или год назад. Немцы из стран СНГ – одна этническая группа с общей судьбой, на основании которой они могут приезжать в Германию. Землячество рассматривается правительством Германии как официальная структура проживающего на территории страны меньшинства «российских» немцев.

Согласно уставу, «Землячество» внепартийно – оно объединяет представителей разных конфессий, построено по демократическим принципам и организовано по всей стране в местные и земельные группы. Сегодня «Землячество» представлено региональными 150 группами. Высшим органом «Землячества» является федеральное собрание делегатов. Оно избирает федеральное правление с местонахождением в Штутгарте. Федеральное правление представляет «Землячество» и руководит его деятельностью. С момента основания важнейшими задачами, стоящими перед «Землячеством», были воссоединение семей; социальная, профессиональная и религиозная интеграция «российских» немцев в германское общество; культурная, общественная и молодежная работа.

Интеграция с 1950 по 2013 гг. являлась центральным направлением в работе этого общества. За период с 1988 по 2012 гг., по немецким источникам, с территории СССР, России и стран постсоветского пространства в Германию мигрировало 2,2 миллиона «российских» немцев. Прибывшие в ФРГ поздние переселенцы, не имевшие проживающих там родственников, после трех недель пребывания в специальных лагерях перераспределялись между 16 немецкими федеральными землями для адаптации, трудоустройства и проживания. И «Землячество» помогало им адаптироваться и социально интегрироваться в жизнь германского общества.

Землячество представляет интересы «российских» немцев, а не интересы какой-либо политической партии. Благодаря наработанным десятилетним контактам и конструктивному сотрудничеству с политиками различных партий, с депутатами всех уровней, с журналистами, с представителями германских и международных организаций, «Землячество» внесло существенный вклад в то, что Германия осталась открытой страной для «российских» немцев. За «Землячеством» стоят примерно 2,7 млн «российских» немцев. Семейный принцип членства очень важен, он позволяет вовлекать в свои ряды молодёжь (в настоящее время большая часть примкнувших к «Землячеству» – люди за пятьдесят лет). С целью привлечения молодёжи в свои ряды «Землячество» образовало в 2013 году специальное молодёжное объединение, возник при «Землячестве» и Союз предпринимателей.

На деятельность «Землячества» в разные годы его существования оказывали влияние его лидеры – Йоханнес Шлойнинг, Карл Штумп, Гертруд Браун, Антон Узельман, Алоис Райс. 27 апреля 2013 г. состоялись очередные выборы в «Землячество». Предыдущий председатель федерального правления «Землячества» Адольф Фетч снял свою кандидатуру с выборов (находился на должности председателя «Землячества» с 2003 г.). Основными соперниками были В. Айзенбраун (Бавария) и В. Вайнц (Северный Рейн-Вестфалия). В. Айзенбраун уверенно победил при 76 голосах «за» и 44 – «против».

Новое федеральное правление состоит из семи человек. Это Эдмунд Зигле из Пфорцхайма (Баден-Вюртемберг), Леонтина Вакер из Мёглингенга (Баден-Вюртемберг), Александр Кюль из Нойса (Северный Рейн-Вестфалия), Александр Рупп из Берлина, Иоган Тиссен из Касселя (Гессен), Евальд Остер из Швайнфурта (Бавария) и председатель –Вальдемар Айзенбраун из Мюнхена (Бавария). Вновь избранное правление «Землячества» во главе с В. Айзенбрауном делает ставку на утверждение положения «российских» немцев в германском обществе, сохранение собственной идентичности, укрепление самосознания, достижение общественного признания.

Организация открыта для диалога и сотрудничества со всеми объединениями «российских» немцев в Германии и на постсоветском пространстве СНГ (Украина, Казахстан). В федеральном правлении «Землячества» в 2013 г. разработали новую модель взаимоотношений с властями, в которой нашли отражение главные направления деятельности организации на ближайшие годы:

а) признание «Землячества», истории «российских» немцев, дипломов немцев-переселенцев, а самих «российских» немцев – как надёжных партнёров и лидеров общества. Это признание того, что «российские» немцы, важная часть немецкого общества, выполняют своеобразную связующую функцию между Германией и странами, из которых приехали;
б) понимание собственной истории и культуры, укрепление самосознания. Это исторические и культурные аспекты, язык, совместный жизненный опыт и многое другое;
в) уверенность в себе – в менталитете «российских» немцев не должна доминировать роль жертвы, и старшее поколение должно поверить в свои силы и значимость для германского общества;
г) участие и работа в партиях, объединениях, комиссиях, обсуждение важных для страны проектов.

В 1990-2000-е гг. за «Землячеством» российских немцев в среде коренных жителей Германии утвердилось представление, что в его состав входят замкнутые в себе люди, не стремящиеся ни к чему другому, кроме как превратиться в достойных «бундесбюргеров», пассивно относящихся к общественной жизни. Однако это утверждение не соответствует действительности. Так, в 2015 г. проходил 32-й слёт «Землячества» под лозунгом: «Российские немцы вчера и сегодня: от просящих помощи до трудовых производителей».

То, что данные цели успешно воплощаются в жизнь, подчеркивалось в обращении федерального канцлера Ангелы Меркель и главы МВД Германии Томаса де Мезьера к участникам 32-го слёта, зачитанном Хартмутом Кожиком, уполномоченным по делам мигрантов и немецких национальных меньшинств, проживающих за рубежом: «Мы гордимся тем, чего удалось достичь «российским» немцам в германском обществе».

В Германии до недавних пор отсутствовали прецеденты завоевания «российскими» немцами карьерных высот по служебной лестнице в государстве. Отрадным исключением явился факт избрания первого в истории депутата немецкого Бундестага от диаспоры «российских» немцев Хайнриха Цертика (ХДС), чьи усилия по достоинству оцениваются сегодня в комитете Бундестага по внутренней политике .

Ныне действующий председатель «Землячества» В. Айзенбраун считает, что в настоящее время очень важна работа с людьми и для людей. В качестве приоритетов деятельности «Землячества» он называет сохраняющийся малый размер пенсии у пожилых земляков, вопросы культурного развития.

Деятельность в области культурной работы «Землячества» наглядно подтверждается передвижной выставкой «Народ в пути. История и современность немцев из России». В качестве дополнительного учебного пособия в школе используется книга «Немцы из России: вчера и сегодня». Большой популярностью среди переселенцев пользуется журнал «Народ в пути», издаваемый в Штутгарте. Ежегодник «Heimatbuch» освещает историю и культуру российских немцев. В ФРГ очень известна эстрадная певица Елена Фишер. Коренные немцы отдают ей должное за её песни на безукоризненном немецком языке. А ведь она также причисляет себя к «российским» немцам.

В. Айзенбраун отмечает: «Интеграция, кажется, уже ушла на второй план. Многие переселенцы уверенно встали на ноги, имеют работу, свои дома, квартиры, машины, друзей, коллег, открыли свои фирмы. А вот история и культура стала выходить на первый план. Наши немцы не должны забывать свои корни и своё прошлое, откуда они родом, что хотят оставить и рассказать своим детям».

Таким образом, одной из важнейших задач «Землячества» на протяжении 1950-2016 гг. являлось оказание помощи переселенцам в их социальном интеграционном процессе практически на всех жизненно важных уровнях современного немецкого общества. С 2013 года акцент в деятельности «Землячества» сместился на вопросы, связанные с сохранением истории и самобытной культуры российских немцев.

Вестник адыгейского университета
Л.О. Самсонова,
кандидат исторических наук, доцент кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета, г. Краснодар

Национальная идентичность советских немцев в годы Великой Отечественной войны и жизни на спецпоселении в 1942-1956 гг. (По материалам Молотовской (Пермской) области)

Источниками анализа национальной идентичности советских немцев в Молотовской области служат воспоминания и публицистические работы российских немцев; письма, архивные документы по депортации, мобилизации в трудармию и спецпереселению советских немцев, материалы электронных баз данных (картотека Пермского мемориала содержит нетолько краткие сведения, но и интервью, воспоминания репрессированных). Мы проанализировали 120 воспоминаний немцев-трудармейцев Усольлага, Широковского ИТЛ, Ныроблага и других лагпунктов и спецпоселков. Основными источниками воспоминаний являются базы данных пермского Мемориала и опубликованные воспоминания российских немцев, находящиеся в библиотеке общественных центров российских немцев («Wiedergeburt» – с нем. «возрождение»).

Для анализа воспоминаний был использован идентификатор, разработанный лабораторией «Историческая информатика» НТГСПА, под руководством В.М. Кириллова. К сожалению метод контент-анализа, в его классическом понимании, мы смогли реализовать лишь частично, нам не удалось провести подсчет смысловых высказываний в связи с малой выборкой и различным содержанием воспоминаний, ряд которых не содержит понятий, выражений, вопросов, касающихся национальной идентичности. Результаты в большей степени носят качественный, нежели количественный характер.

Что касается терминологии, то под идентичностью мы понимаем представление человека о самом себе, своем «я», о том, кто он есть в этом мире (в соотнесении с категориями – социальный статус, социальная роль, группа и т.д.). В отношении термина «национальная идентичность» мы разделяем точку зрения профессора К.С. Гаджиева. По мнению исследователя, «национальная идентичность включает в себя множество компонентов, таких как мировоззрение, национальное самосознание, менталитет, национальный характер, историческая память, этнонациональные образы, национальные традиции, мифы, символы и стереотипы поведения и др.

Немаловажными составляющими идентичности являются исторически сформировавшиеся, относительно формализованные и зачастую конкурирующие между собой представления о месте страны в мире, ее культурно-цивилизационной принадлежности, национальных интересах, геополитических приоритетах и т.д.». В связи с этим стоит отметить один весьма важный момент в истории формирования такой этнической национальной группы, как российские немцы. В целом, можно утверждать, что немецкий этнос сложился в Х веке (когда появилось самоназвание – «Deutsch»), но до середины XIX века единой немецкой нации не было, а существовали многочисленные народности (баварцы, саксонцы, швабы, франконцы и др.).

Они разделялись границами государств, политическим устройством, образом жизни, диалектами, ментальностью, традициями и обычаями. Таким образом, в Россию переселялись не представители единой нации, а люди из различных национальных групп. В то же время, как отмечает профессор В.А. Михайлов, с 1941 г. произошел «выход из состояния кастовости», который привел к формированию общности российских немцев. Значительным и впечатляющим фактом становится «участие немцев в общероссийской жизни», особенно в хозяйственных вопросах помощи фронту и тылу. В первую очередь м ы х отели бы рассмотреть представления советских немцев о Родине, что позволит определить их национальное самосознание, отношение к родной стране и ее месту в мире в годы войны (1942–1945 гг.).

Подобное исследование уже было проведено в Нижнем Тагиле профессором В.М. Кирилловым. Мы стремимся дополнить это исследование, уточнить и проанализировать данные по Молотовской области. С помощью специального идентификатора, разработанного тагильскими учеными, в воспоминаниях трудмобилизованных российских немцев можно выделить группы сюжетов, с помощью которых воссоздается «цельная картина этнической и гражданской идентичности трудмобилизованных в лагеря Урала». Так, уже в первом сюжете воспоминаний – восприятие немцами своей «малой» и «большой» Родины – мы видим общие черты, показывающие идентичность трудмобилизованных как в Свердловской, так и в Молотовской области. «Длительная история проживания в России, а затем в СССР, развивали не только чувство «малой родины», т.е. узколокального места проживания, но и чувство «родины большой» – всей страны.

В то же время тяжелые условия жизни – «депортация, трудовая мобилизация, заключение в лагеря, спецпоселение, послевоенная дискриминация по национальному признаку породили тяжелый духовный кризис и актуализировали понятие «Родина предков». В некоторых воспоминаниях вместо «двух Родин» встречаются слова и целые рассказы о нескольких родных местах или домах. Так, Ф.К. Граф писала: «Многие из нас (девушек-трудармеек) связали свою судьбу с Краснокамском, он стал для нас вторым родным домом, городом нашей судьбы». В целом же общая позиция немцев того времени лаконично изложена Э. Домке в своих воспоминаниях: «Я так и стою на перепутье: русская и немка, кто перетянет. В 1956 г. в комендатуре при снятии со спецпоселения комендант мне сказал:«Раз у вас мать русская, то и вы – русская. А в 1941 г., когда нас выселяли из Саратова, сказали: «Раз отец немец, значит – немка»… Сколько можно, я просто гражданин Советского Союза! И если я буду хорошим, честным человеком, работником, меня будут уважать независимо от национальности!».

Длительное время советские немцы разделяли стереотипы восприятия всех советских людей. Им был присущ интернационализм, лояльность к государству, они активно участвовали в социалистических соревнованиях, сборах средств для государственного займа, помощи фронту. В 80 % воспоминаний детей трудармейцев содержатся высказывания, демонстрирующие гордость за своего отца, мать, дедушку или бабушку, об их роли в общественной, политической жизни страны, о труде в о имя Победы : «он, она усердно трудился (ась) на благо Родины», «во имя или для Победы», «получил(а) или имеет медаль «За доблестный труд», «Победитель социалистического соревнования» и т.д.

В докладной записке от 25 июля 1943 года, в пункте «участие комсомольцев в хозяйственной и государственной деятельности» отмечаются высокие заслуги бригад мобилизованных немцев – Эккермана, Бака, Майера и Вольфа. «Эти бригады стали подлинными энтузиастами труда, … они отличаются слаженностью работы и производственным авторитетом, … являются застройщиками соц. соревнований». Двухсотниками (т.е. теми, кто перевыполнил план работы в 2 раза) этих комсомольских бригад стали: Рихерт, Шехтель, Корбахер, Гофнер, Рудель, Киллинг. Также в Пермском государственном архиве новейшей истории содержится документ, согласно которому в 1945 г. подписка на 4-й государственный займ среди трудмобилизованных немцев составила 99,6 %.

Как справедливо замечает В.М. Кириллов, «лояльность к государству, в том числе советскому, российские немцы выражали законопослушанием и дисциплинированностью».Не последнюю роль в определении этнической и национальной идентификации играют взаимоотношения внутри этнической группы и контакты с окружающим населением. 90 % воспоминаний и интервью свидетельствуют о том, что российско-немецкая диаспора еще более сплотилась в трудармии и на спецпоселении. «Встречались», «общались», «пели песни на немецком языке», девушки, женщины «готовили национальными блюда». Наиболее часто встречаются следующие названия российско-немецких блюд: Krepli(крепли – картофельные), nudelsuppe (чит. нудельзупппе, нудель суп – куриный суп с домашней лапшой),riwwelkuchen (риввелькухен – это сдобное печенье, посыпанное тестяной крошкой) Schnittsuppe (шниттзуппе, шнит суп – десертный суп из сухофруктов,иногда с добавлением маленьких клецок). Из воспоминаний мы узнаем, что большинство советских немцев, независимо от вероисповедания (лютеране, католики, православные) отмечали такие религиозные (светские) праздники, как Пасха, Новый год и Рождество.

По мнению Д.И. Ваймана, проводившего в 2006 году опрос среди различных возрастных групп российских немцев, для старшего поколения немецкая национальная принадлежность заключается, прежде всего, в знании языка. Однако, судя по воспоминаниям мобилизованных, для большей части советских немцев знание языка не может являться признаком идентификации. Имеются в виду и старшее, и младшее поколения, так как в период Великой Отечественной войны, а также позже, находясь на спецпоселении, немцы либо общались на немецком языке только в кругу семьи, либо вообще старались не показывать свои знания (даже собственным детям). В большинстве воспоминаний и интервью Пермского мемориала мы встречаем информацию о том, что часть семей, которые стремились максимально ассимилироваться и забыть ужасы трудармейских будней, не привили младшему поколению любовь к родному языку, родной культуре.

Уровень образованности мобилизованных в Молотовскую область советских немцев был невысок, большинство закончили 4 класса (в 50 % воспоминаний), некоторые из мобилизованных получали образование уже будучи в трудармии или на спецпоселении. По социальному происхождению это были крестьяне, реже – рабочие, служащие (например связисты). Они интересовались политикой постольку, поскольку, как мы уже писали, почти все разделяли ценности партийно-общественной жизни, испытывали патриотические чувства и единение со всем российским народом, трудились на благо победы над фашисткой Германией. Что касается политической культуры, то стоит отметить, что многие либо были в партии, либо вступили в нее во время мобилизации. По документам встречаются немцы – председатели, секретари первичных партийных организаций батальонов, либо рядовые члены, читающие лекции на темы политической пропаганды.

В воспоминаниях мы также находим отношение к политической системе – либо ее принятие, либо позицию нейтралитета, а также осознание мобилизации как части репрессивной политики (около 80 %). Контакты с окружающим населением у советских немцев складывались по-разному. Есть воспоминания людей, которые чувствовали на себе откровенную дискриминацию (30 %). Например, у А.И. Сайбель читаем: «На Урале нас встретили не очень доброжелательно. Бывало, идешь в город, на рынок, что-то купить (когда деньги стали выдавать), идем семь, то ли восемь километров, захочется пить – никто не давал воды, все двери наглухо закрыты…. Чуть что, слышим: «Немцы – фашисты». Таких воспоминаний довольно много, порядка 40 %. Так, в рассказе И.Я. Клоц встречаем следующий пример: «Идешь, бывало, по улице, и если кто навстречу идет, то обходит нас стороной. Местные жители нас боялись, считали, что мы плохой народ».

В целом же, в 60 % воспоминаний отображается положительная картина взаимоотношений российских немцев с другими трудармейцами, спецпоселенцами, а также с местным населением той территории, предприятия, куда их мобилизовали. Из воспоминаний А.П. Бабинцева, бетонщика строительного участка СМУ-2, г. Лысьва: «В 1949 году я устроился землекопом-бетонщиком на промышленный участок… меня направили в бригаду строителей (бригадир – Кербель А.Ф.). В коллективе было 20 человек, состав многонациональный. Бригадир – немец, остальные – русские, чуваши, удмурты, евреи, татары. Условия работы были тяжелые. Закон бригады был суров, не было случаев нарушения дисциплины, прогулов, пьянства. Тон задавал бригадир. Александр Федорович был строг, не терпел разгильдяев. Не помню ни одного конфликта между членами бригады на почве национальных отношений».

Как справедливо отмечает П.П. Петерс, в отношении идентичности и проблемы самоидентификации российских немцев «невозможно не учитывать тот факт, что в годы Великой Отечественной войны и после нее многие вступали в брак с людьми других национальностей и создавали смешанные семьи. Так, н а 1 октября 1962 года в области проживало 28 650 людей из смешанных семей (0,89 % от всего населения области), в Березниках – 4 000 человек (2 %), в Краснокамске – 2 600 человек (3,4 %), в Кизеле – 980 человек (1,7 %), в Перми – 4 100 человек (0,3 %) и т.д.». Условно можно выделить несколько факторов, показывающих национальную идентичность советских немцев в годы Великой Отечественной войны: языковые особенности (большинство российских немцев говорили на двух языках – немецком и русском), кризис в самоопределении «свой», «чужой», патриотический настрой, сочетающийся с непониманием отношения к ним со стороны властных структур, лагерной администрации и некоторой части российского населения (путающих их с фашистами) и многое другое, указанное выше.

Таким образом, у советских немцев, особенно периода Великой Отечественной войны наблюдается «амбивалентная», или сдвоенная, этническая идентичность, они ощущают себя представителями нескольких этнических групп – немецкой и русской. Отсюда и некоторые особенности политической, культурной и материально-бытовой сфер жизни и деятельности советских немцев, синтезирующих элементы обеих этнических групп. Стоит также отметить, что большая часть воспоминаний отражает причины и ход депортации, материально-бытовые условия пребывания в трудармии, на спецпоселении; лишь пятая часть позволяет рассмотреть политическую и этническую сферы ментальности советских немцев.

Воспоминания имеют и гендерные различия: мужская часть отличается большей конкретикой, фактологией, стремлением к объективности, в то время как женские воспоминания содержат эмоциональные переживания, показывают позитивный и/или негативный настрой. Данное исследование, в отличие от исследований В.М. Кириллова (где идентификация носит негативный характер), показывает положительную идентичность и самоидентификацию. На наш взгляд, общность советских немцев определялась сплоченностью в культурном плане, осознании себя предками немцев-колонистов, синтезе советско-немецких национальных черт.

Субботина Елена Сергеевна,
зам. декана по НИРС, зав. учебно-методическим кабинетом.
Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет.

«День скорби и памяти». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…

Вот уже 27 лет члены немецкого дома РТ под руководством В. Г. Дица и ЕЛО св.Екатерины г. Казани ухаживают за немецким кладбищем. А 28 августа мы встречаемся у памятника почётного гражданина города Казани Карла Фукса – выдающегося медика, профессора Казанского Государственного университета, этнографа, археолога, историка… После небольшого приветственного слова и вступительной молитвы, раскладываем на могилах цветы, зажигаем свечи в память об усопших, а потом собираемся у могилы семьи Банк. Здесь проходит памятное богослужение с молитвами, хоралами, и главное – это Андахт – утешительное слово, основанное на Евангелии. В этом году Андахт читал пастор Давид Горн. Затем все приехали в наш храм и за столом вспоминали родных, близких, их печали и радости, слабости и таланты, немецкие и русские песни, и войну 1941-45 гг.

28 августа 1941 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о депортации немцев Поволжья в Сибирь и Казахстан и ликвидации их автономной республики.Немцы обвинялись в сокрытии «тысяч и десятков тысяч германских шпионов и диверсантов». Вскоре началось выселение немцев из других регионов европейской части РФ.Обвинения в сокрытии шпионов и диверсантов были сняты только в 1965 году Указом Президиума Верховного совета СССР.

А жизнь продолжается. Но жить прошлым нельзя – надо жить здесь и сейчас. А забывать такое прошлое нельзя, чтобы оно не повторилось.

Пусть Божья сила укрепит тебя в пути, А Божья мудрость пусть руководит тобой, Глаза от Бога смотрят, что внутри, А уши Бога слышат голос твой. Пусть Божья милость сердце успокоит, А Дух Святой спасает от греха, Любовь Господня пусть идёт с тобою, Хранит и бережёт в пути тебя.

Вера Музафарова (Казань)

«День скорби и памяти». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…

Gedenktag 75 Jahre Deportation der Deutschen in Russland Bundesinnenminister de Maiziére würdigt Russlanddeutsche als „Brückenbauer“

Foto: Jugend –LmdR, Jan Schröder, Viktor Chugarov

Fototermin am Deutschen Bundestag im Reichstag mit Russlanddeutschen und Vertretern aus der Politik

In einer stimmungsvollen Gedenkveranstaltung anlässlich der Deportationen vieler Deutscher aus den Wolgagebieten nach Sibirien und in die östlichen Sowjetrepubliken bis in die Steppen Kasachstans kamen am 28. August Sonntag Deutsche aus Russland in Berlin zusammen, um an dieses geschichtsträchtige Ereignis vor 75 Jahren zu erinnern. In einer Rede würdigte Bundesinnenminister Thomas de Maiziére das grausame Schicksal von circa 900.000 Menschen, das durch den stalinistischen Erlass vor 75 Jahren Familien auseinander gerissen und unendliches Leid über viele Deutsche gebracht hatte. Er betonte gleichzeitig die wichtige Aufgabe der Russlanddeutsche als „Brückenbauer“ und hob die Bedeutung ihrer gelungenen Integration hervor.

Gedenktag 75 Jahre Deportation der Deutschen in Russland Bundesinnenminister de Maiziére würdigt Russlanddeutsche als „Brückenbauer“

Foto: Jugend-LmDR – Jan Schröder/Viktor Chugarov

Bolat Nossupov, Botschafter der Republik Kasachstans in Deutschland, Hartmut Koschyk, Beauftragter der Bundesregierung für Aussiedlerfragen und Nationale Minderheiten, Waldemar Eisenbraun, Bundesvorsitzender Landsmannschaft der Deutschen aus Russland, Dr. Thomas de Maiziére, Bundesminister des Innern, Heinrich Zertik, Bundestagsabgeordneter.

Unter der Schirmherrschaft des Bundestagsabgeordneten Heinrich Zertik hatte die Deutsche Gesellschaft e.V. zusammen mit der Jugend Landsmannschaft der Deutschen aus Russland (JLmdR) und anderen Partnern ein umfangreiches Programm gestaltet. Mit dabei war auch das einzige in Deutschland existierende Museum für russlanddeutsche Kulturgeschichte, dessen Leiterin Dr. Katharina Neufeld in einer anschaulichen Präsentation die jüngsten Forschungsergebnisse zu den Deportationen erläuterte. Sie zeigte, wohin es damals die knapp eine Million Deutsche verschlagen hatte und wo sie dann eine neue Existenz aufbauen mussten. Der Zeitzeuge Hermann Fast kam in einer kleinen Filmsequenz zu Wort. Er sei ein „Lebenskünstler“, so Neufeld, denn durch seine Liebe zur Kunst und zur Musik habe er es geschafft, diese Tortur zu überleben. In der Akademie der Konrad-Adenauer-Stiftung trafen sich viele Zeitzeugen, Experten aus der Wissenschaft, aus der Politik und junge Austauschstudenten aus Russland.

Gedenktag 75 Jahre Deportation der Deutschen in Russland Bundesinnenminister de Maiziére würdigt Russlanddeutsche als „Brückenbauer“

Foto: Büro Heinrich Zertik

Auf dem Weg zur Kranzniederlegung, Parkfriedhof Berlin Marzahn: Frank Henkel, Bürgermeister und Innensenator von Berlin, Heinrich Zertik, MdB, Walter Gauks, Jungend Landsmannschaft der Deutschen aus Russland.

Der Beauftragte der Bundesregierung für Aussiedlerfragen und Nationale Minderheiten Hartmut Koschyk betonte in seiner Rede auch die Glaubensstärke vieler Menschen, die ihnen nicht nur in der alten Heimat, sondern auch nach ihrer Rückkehr in die neue Heimat Deutschland Kraft und kulturelle Identität verliehen habe. Er würdigte die große Unterstützung der Kirche bei der Integration und verwies darauf, dass sie ohne die Glaubensgemeinschaften nicht so erfolgreich hätte verlaufen können. Für die musikalische Umrahmung sorgte der Detmolder Musikschullehrer Anatoli Wedel auf der Geige.

Im Anschluss fand auf dem Parkfriedhof Marzahn eine feierliche Kranzniederlegung statt. Der Innensenator von Berlin, Frank Henkel, richtete ein Grußwort an die Anwesenden. In einer Andacht mahnte der Vorsitzende der Konferenz der Aussiedlerseelsorge der Evangelischen Kirche Deutschland, Reinhard Schott, Vertrauen in Gott und Zuversicht an und rief zur Versöhnung auf. Ein Fototermin am Reichstagsgebäude zusammen mit dem Bundesinnenminister beschloss den Gedenktag.

Gedenktag 75 Jahre Deportation der Deutschen in Russland Bundesinnenminister de Maiziére würdigt Russlanddeutsche als „Brückenbauer“

Foto: Büro Heinrich Zertik

Feierliche Kranzniederlegung am Denkmal für die russlanddeutschen Opfer des Stalinismus auf dem Parkfriedhof Berlin-Marzahn

Депортация российских немцев, 75 лет спустя: траурный митинг прошел в Берлине

В Германии в эти дни вспоминают о депортации российских немцев. С тех пор прошло ровно 75 лет. У кладбищенского памятника на окраине Берлина отмечают траурную годовщину, но под ним – могил нет. В какой трудармии погибали в Сибири, в каком казахском ауле замёрзли и у какого полустанка захоронены их матери, отцы и деды, иные из потомков депортированных немцев не знают по сей день.

Константин Гольденцвайг со спецрепортажем из Берлина.

Депортация российских немцев, 75 лет спустя: траурный митинг прошел в Берлине

Павел Кисс: «Отзыв на русский перевод автобиографического романа Урсулы Дорн «Волчонок из Кёнигсберга»

«Волчонок из Кёнигсберга» / ISBN: 978-3-00-053170-5
Ich war ein Wolfskind aus Königsberg / ISBN: 978-3-902647-09-2

Поделюсь мыслями, навеянными в процессе чтения книги. Русский её перевод предназначен для русскоговорящего читателя. Наследника победителя.

Главная цель – открыть ему глаза на истинную историю ВОВ, исправить искажения кривого зеркала советской пропаганды, в свете которой он до сих пор её воспринимает. Это необходимо нам обоим, немцам и русским, чтобы восстановить те хорошие, уникальные отношения между нашими народами, которые существовали до 1914 года. На основе ложной, созданной врагами нашей дружбы картины отношений между нашими народами, такое восстановление невозможно. Для того они эту ложную картину и создавали, искажали истинную историю отношений наших народов. Причём искажали именно в ту сторону, чтобы сделать их такими, какими они хотят, чтобы эти отношения были. Неискажённое восприятие истинной истории читателем и есть цель этой книги.

Поскольку «клин клином вышибают», то предоставление читателю картин зверств, творимых его предком на войне (а их достаточно, и они уникальны!), и благородных поступков с противоположной стороны (например, отдача воинской чести противнику солдатами Вермахта, что не наблюдается ни разу со стороны Красной Армии), является действенным инструментом в решении поставленной задачи. Но только картин истинных, не сфабрикованных, желательно документально доказанных или подтверждённых свидетельствами, иначе можно попасть в ту же лужу, где ныне находятся наши противники. И тогда вся работа будет «насмарку». Это и попытаются они сделать любыми средствами. А с другой стороны, использовать истинные картины, чтобы продолжить свою политику разжигания вражды между нашими народами, но уже со стороны немцев. Этого также нельзя допустить.

В данном автобиографическом повествовании ядром, центральным событием является судьба немецкого гражданского населения г. Кёнигсберга и Восточной Пруссии периода окончания Второй Мировой войны и первых лет после её окончания. Мы знаем о первой части этого периода, в частности, из мемуаров коменданта крепости Кёнигсберг генерала от инфантерии (пехоты) Вермахта: Отто Ляш «Так пал Кёнигсберг». Отто Бернард фон Ляш (Otto von Lasch) подписал капитуляцию 9 апреля 1945 года на условиях, включающих, помимо прочих, обязательство победителей заботиться о гражданском населении Кёнигсберга. Ни одно условие капитуляции победителями выполнено не было ни в отношении военнопленных, ни в отношении гражданского населения. Последнее видно из этой книги глазами простого жителя Кёнигсберга, ребёнка, «устами которого глаголет истина».

Историю пишут победители. Пишут, как она им видится и какой она им хочется. Но Правда, Истина со временем пробивает себе дорогу к свету, выходит наружу, как бы её глубоко ни загоняли вовнутрь, каким бы катком ни закатывали в асфальт. Время истинной истории немецкого народа XX века, двух мировых войн пришло! И пусть сегодня это всего лишь слабые зелёные росточки, как настоящее повествование, пробившиеся к свету сквозь асфальт замалчивания, лжи и клеветы. Но даже они вызывают на первый взгляд неадекватную яростную злобу врагов Правды и Истины. Наследники победителей объявляют их «фальсификацией истории Великой Отечественной Войны», ими написанной, устраивают дипломатические демарши по этому поводу, объявляют высшим приоритетом своей политики борьбу с ними, с несомой ими Правдой. Пытаясь скрыть свои военные преступления, переложить их на побеждённых (как Катынь – на Нюрнбергском процессе), а там, где не удаётся это сделать, то хотя бы оправдать их «справедливой местью», победители развернули небывалую в истории массовую пропаганду по осквернению немцев, выставив их единственными преступниками из всего фашистского блока. Они особенно стремятся представить немцев грабителями, насильниками и жестокими убийцами, что не случайно, так как именно этим отличались победители. В отличие от политики Германии на оккупированных территориях СССР, законодательно запретившей сексуальные контакты с местным населением по расовому признаку, насилие над женщинами Германии как военной добычей и моралью победителя было официальной политикой в Красной Армии.

Миллионными тиражами распространялись преступные статьи с соответствующими призывами к её воинам самого популярного корреспондента газеты «Красная Звезда» И. Эренбурга. Несомненно, если последнего судить по правилам Нюрнбергского суда, то он был бы повешен как военный преступник. В случае же с Восточной Пруссией, Кёнигсбергом, ситуация усугублялась ещё и этнической чисткой – всё немецкое население подлежало либо уничтожению, в первую очередь испытанным способом – Голодомором, или депортации с целью освобождения территории для её передачи новым хозяевам. Все эти преступные действия победителей должна была замаскировать обрушившаяся на головы европейцев, и в первую очередь немцев, пропаганда. Замалчивание, фальсификации, ложь и клевета не являются исключением этой пропаганды. Даже советские граждане, пережившие войну в оккупации и непосредственно вблизи фронта, принципиально не ходили смотреть послевоенные фильмы о войне, заявляя о сплошной лжи, в них пропагандируемой. А у советских фронтовиков в послевоенные годы «каленым железом» невозможно было вытащить правду о войне. Вместо них по школам ходили штатные пропагандисты-«фронтовики» и рассказывали детям официальные мифы о войне, получая за это вознаграждения в виде различных льгот. Часто оказывалось впоследствии, что это были фальшивые фронтовики. Однако истинную историю, народную память невозможно заглушить, и данная книга является зёрнышком этой народной памяти.

Обратная сторона этой пропаганды – страх, в первую очередь обвиняемых, говорить правду. Но этот страх необходимо преодолеть, ибо Правда важнее Силы, которая, в конце концов, будет на стороне Правды. И Урсула Дорн его преодолела, пусть не до конца – она явно не всё, что помнит, сообщает нам в своих воспоминаниях. Но это важный шаг в правильном направлении. И таких шагов становится всё больше, чем и объясняется такая реакция на шаги врагов Правды и Истины.

Большая часть воспоминаний в книге посвящена борьбе с голодом, взросление ребёнка происходит перед ликом голодной смерти. Голод – одно из самых страшных явлений во время войны. Голод в осаждённом Ленинграде стал наравне с Холокостом главным бичом названной пропаганды. Но голод в Кёнигсберге, Восточной Пруссии, происходит после окончания войны, в «мирное» время и его картины нисколько не уступают ужасам, описываемым пропагандой. Нет оправдания этому преступлению.

Ещё один важный аспект отражён в воспоминаниях Урсулы Дорн – помощь литовцев в это тяжёлое время немцам. Это массовый героический подвиг. Благодарность – одна из основных частей справедливости. И немцы должны помнить, не забывать этот подвиг, быть благодарными не только оказанием необходимой литовцам помощи в трудные для них времена, но и дружескими отношениями, прошедшими проверку тяжёлым временем. Прорыв Литвы на Запад в последние дни существования СССР, возвращение её в родную среду, восстановление её независимости является праздником также и для немцев. Очень тонкое и важное для понимания того времени, эпохи замечание приводит автор книги о запрете говорить на родном языке. Официального запрета говорить на родном, нерусском языке в прибалтийских национальных республиках и в восстановленных в середине 1950-х годов национальных автономиях, из которых во время войны были депортированы титульные национальности, не существовало.

Но созданная и поддерживаемая властями атмосфера в области языковой политики там работала не менее эффективно, чем официальный запрет. Например, в Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республике было обычным событием, когда в общественном транспорте чеченцы заговаривали на своём языке, а присутствующие русские пассажиры набрасывались на них и требовали, чтобы чеченцы говорили на русском языке, так как русские не понимали, о чём говорят чеченцы и «может быть, они ругают русских». В Сибири же, куда была депортирована большая часть российских немцев, после снятия с них административного надзора в 1956 году, они были вынуждены находить укромные места, в частности, выезжать в открытое поле, где никого не было, чтобы поговорить на родном немецком языке между собой. Да и законодательный антиконституционный запрет перехода с кириллицы на латиницу татарского языка в Республике Татарстан уже в «новой» России, после прихода к власти В.В.Путина, свидетельствует о многом, в том числе и о прошлой языковой политике, и о задачах в этой сфере российской политики в будущем.

Павел Кисс

«Бог на нашей стороне!». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…

Quelle: Facebook

«Бог помог нам пережить геноцид, поможет и сейчас, в нынешние времена! Бог на нашей стороне!», – так вдохновлял в своей проповеди прихожан пастор Александр Франц, лютеранский епископ по Западной Сибири, на траурном богослужении прошедшем 28 августа 2016 года в лютеранской церкви Барнаула.

«Ровно 75 лет назад, 28 августа 1941 года, был обнародован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», согласно которому все немцы СССР, а их, по переписи 1939 года насчитывалось 1 млн. 427 тыс. человек, подлежали насильственному выселению в Сибирь и на Крайний Север (из них более 100 тыс. человек – в Алтайский край). Фактически это было начало геноцида, совершаемого государством против своих же граждан».

Так заявил пастор Александр Франц и это определение не является преувеличением, оно полностью подпадает под классификацию Организации Объединенных Наций, с 1948 года признающего геноцид международным преступлением:

«Действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путём:

1. Убийства членов этой группы;
2. Причинения тяжкого вреда их здоровью;
3. Меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в такой группе;
4. Изъятия детей из семьи;
5. Предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этнической группы».

По мнение лютеранского пастора, всё это было исполнено, по пунктам.

«Бог на нашей стороне!». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…Во-первых, тысячи советских немцев, попавших в так называемую Трудармию, фактически в концентрационные лагеря НКВД, за колючую проволоку, по надуманным обвинениям или за малейшую провинность были расстреляны. Точных цифр убитых не установлено.

Во-вторых, трудоармейцы и спецпоселенцы гибли зимой от холода и голода, от отсутствия какой-либо медицинской помощи. Те,кто выживал, часто на всю жизнь оставался калекой. И вероятнее всего, что точное количество уничтоженных таким способом людей не будет подсчитано никогда.

В-третьих, все мужчины, в возрасте от 15 и до 55 лет, и все женщины – с 16 и до 45 лет, имеющие детей старше 3-х лет, отправлялись на работы в концентрационные лагеря НКВД.

В-четвёртых, дети передавались на попечение родственников, если таковые оставались, либо, что происходило чаще всего, передавались в детские дома, или были вынуждены скитаться и просить милостыню;

В-пятых, касательно предумышленного создания условий, рассчитанных на физическое уничтожение советских немцев при помощи системы лагерей НКВД, очень хорошо высказался Яков Раппопорт, начальник «Челябметаллургстроя», где использовался рабский труд заключенных: «У есть нас рабочая сила не потому, что мы строим, а мы строим потому, что у нас есть рабочая сила».

«Бог на нашей стороне!». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…Советских немцев, и мужчин и женщин, часто загоняли в лагеря не потому, что в этом была какая-то экономическая целесообразность, а чтобы изолировать и свести их количество к минимуму. Так, например, несмотря на грандиозные планы своего руководства без всякой нужды заключить как можно больше немцев за колючую проволоку, начальник Вятлага (Вятский исправительно-трудовой лагерь), входившего в систему НКВД, сообщал в Москву: «Лагерь для приёма указанного количества немцев не подготовлен. Помещение для размещения колонн в лагере имеется, но совершенно нет постельных принадлежностей, обмундирования и не имеется никаких запасов продуктов питания». Несмотря на такие признания начальников разных лагерей, советских немцев продолжали гнать в лагеря, обрекая на смерть от голода и холода».

«Лучшим, наглядным свидетельством геноцида являются воспоминания выживших и их ближайших родственников», – констатировал лютеранский пастор.

За время с начала депортации и до 1945 года погибло от голода и болезней, от рабского изматывающего труда в концлагерях около 500 тыс. немцев – советских граждан, чья вина сводилась только к одной графе в документах – «национальность немец» (из более 1,4 млн. немцев СССР, даже с добавление сюда около 100 тыс. родившихся в военные и послевоенные годы, по государственной переписи 1949 года, в живых осталось не более 911 тыс. чел.).

Но и окончание войны не принесло облегчения выжившим. Значительная часть репрессированных советских немцев всё еще продолжала содержаться в лагерях, вплоть до 1953 года, когда вместо реабилитации и покаяния, власть ещё на 10 лет ограничила свободу без вины виноватым немцам, заставив безвыездно находиться в местах их ссылки – на спецпоселение, без права возвращения в родные дома.

«Бог на нашей стороне!». К 75-летию депортации советских немцев вспоминается…И только через 31 год после депортации немцы, граждане СССР, получили разрешение вернуться в места довоенного проживания, на Волгу, в Украину, но без права претендовать на возвращение своих родных домов и без восстановления Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья (Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen), существовавшей в составе РСФСР с 19 октября 1918 года до 28 августа 1941 года.

В условиях депортации, в концентрационных лагерях, на спецпоселении и позднее, вплоть до 1980-х годов XX века, не имея своей национального государства, оторванные от родных очагов и могил предков, большое количество немцев СССР, сохраняли веру в Бога, создавали общины, в которых явочным порядком, не имея разрешения, а часто и прямо преследуемые властями, проводились богослужения, молились, крестили своих детей.

«Именно вера в Бога помогла советским немцам выжить в условиях геноцида и сохранить себя как народ. Народ без веры, без Церкви, без собственной истории и культуры, без единства не может существовать, берегите всё это, где бы вы не жили! Просите у Господа прощения, просите, чтобы Он помогал вам в ваших делах, и вы получите, как получали от Бога милость и любовь наши предки!» – таким призывом к прихожанам завершил свою проповедь пастор и епископ российских немцев Александр Франц.

Евангелическо-Лютеранская Церковь на Алтае
От редакции
На сегодняшний день историки называют разные цифры советских немцев, пострадавших вследствии депортации. К примеру, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года, из Республики немцев Поволжья было депортировано 479 тыс. 841 человек. Однако, помимо этого документа, органы власти на местах принимали собственные распоряжения о депортации, среди которых были:

– Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О немцах, проживающих на территории Украинской ССР» от 31 августа 1941 года;

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 6 сентября 1941 года «О переселении немцев из г.Москвы и Московской области и Ростовской области»;

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 22 сентября 1941 года «О переселении немцев из Запорожской, Сталинской и Ворошиловградской областей»:

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 8 октября 1941 года «О переселении немцев из Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР»;

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 22 октября 1941 года «О переселении немцев из Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР»;

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 14 февраля 1942 года «О мобилизации немцев-мужчин призывного возраста от 17 до 50 лет, постоянно проживающих в областях, краях, автономных и союзных республиках»;

– Постановление Государственного Комитета Обороны от 7 февраля 1942 года «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР».

Губернатор Алтайского края Александр Карлин: «Депортация не стала причиной межнациональной вражды»

Недавно в Барнауле состоялся митинг, посвященный 75-летию начала депортации немцев бывшего СССР. У памятника с символическим названием «Прощание» собрались представители региональных и местных органов власти, руководители и члены общественных объединений немцев, этнические немцы, прибывшие в составе делегаций Немецкого национального района из других административных территорий.

Об этом сообщает официальный сайт Алтайского края.

С приветственным словом к собравшимся обратился губернатор Алтайского края Александр Карлин, который напомнил присутствующим об скорбной этой дате и призвал хранить память о трагедии российских немцев.

«Ограничения свободы личности длились долгие 10 лет после окончания войны, а затем еще 10 лет этим людям запрещалось возвращаться на родную землю, приобретать или строить там жилье», – сказал он.

Но даже все эти трагические события не стали поводом для межнациональной вражды в регионе, акцентировал губернатор Алтайского края. По словам Александра Карлина, на сегодняшний день в Алтайском крае мирно сосуществуют представители более 140 наций и народностей. За последние годы в регионе регистрируется множество межнациональных браков. К тому же немцы и их потомки хранят в памяти не только ужасы депортации, но и те случаи, когда местное население проявляло к ним внимание и заботу.

По словам председателя Алтайского краевого Законодательного Собрания Ивана Лоора, «страшная и жестокая война больно ударила по людям всех национальностей. Но при всех обидах, обвинениях, перемещенные граждане немецкого происхождения мирно уживались с местным населением. Немцы завоевали уважение своих новых соседей трудолюбием и любовью к земле».

Об адских условиях трудармии не понаслышке знает и руководитель «Сообщества российских немцев Алтая» Александр Дитц. В 1941 году его вместе с семьей депортировали из Поволжья в Сибирь. Тогда власти причислили Дитца к «врагам народа», несмотря на то, что ему было только пять лет. Сразу по прибытии на место назначения, родителей без суда и следствия мобилизовали в трудовые лагеря НКВД.В итоге он со своими маленькими братьями остался без родительской опеки и был предоставлен сам себе. В трудовой армии Александр Дитц потерял 13 близких родственников, включая отца, дядю и старшего брата. Из лагерей вернулась лишь мать в 1945 году. Но и тогда тяготы не закончились. Еще десять лет по окончании войны депортированным немцам было запрещено возвращаться на родину, а тем более – обзаводиться там жильем.
Губернатор Алтайского края Александр Карлин: «Депортация не стала причиной межнациональной вражды»
28 августа стало для российских немцев символичной датой. В этот день они отмечают День памяти и скорби. В этот день исполнилось 75 лет со дня издания Указа Президиума Верховного Совета СССР о депортации немцев Поволжья. На тот момент власти объясняли столь суровое решение требованиями стратегической безопасности. Мол, в трудное военное время страна должна использовать все мыслимые ресурсы для того, чтобы противостоять врагу. Как историки, так и сами немцы дают разную оценку событиям тех лет. Но все сходятся в одном: отношение государства было слишком жестоким, а человеческие жертвы – нецелесообразными.

Сразу после ликвидации Республики немцев Поволжья депортировали около 500 тысяч этнических немцев. Вместе с ними в дальние уголки Сибири и Средней Азии выслали также членов их семей. Но и этим дело не ограничилось. В течение нескольких последующих лет немцы трудоспособного возраста подлежали призыву в так называемую трудовую армию. Исключением не становились даже женщины. Многие из них погибли, не выдержав тяжелой работы…

Юлия Самарина

Губернатор Алтайского края Александр Карлин: «Депортация не стала причиной межнациональной вражды»

Mitteilung der Landsmannschaft zur Gedenkveranstaltung in Berlin

H. Koschyk, W. Eisenbraun, Dr. T. de Maizière, H. Zertik
Foto: Jugend-LmDR, Jan Schröder und Viktor Chugarov

Im Mittelpunkt der Gedenkveranstaltung am 28.08.2016 in der Akademie der Konrad-Adenauer-Stiftung stand die Erinnerung an die russlanddeutschen Opfer des stalinistischen Regimes, die nach dem Erlass des Präsidiums des Obersten Sowjets der Sowjetunion vom 28. August 1941 „Über die Übersiedlung der Deutschen, die in den Wolgarayons wohnen“ aus ihren Siedlungsgebieten im europäischen Teil der Sowjetunion deportiert wurden.

Bundesinnenminister Dr. Thomas de Maizière führte in seiner Ansprache aus: „Heute vor genau 75 Jahren wurden die Wolgadeutschen der Kollaboration mit dem Deutschen Reich bezichtigt und in den folgenden Tagen enteignet, entrechtet und kollektiv nach Sibirien und Zentralasien vertrieben. Wir rufen uns heute die Familien ins Gedächtnis, die ihre Heimat verloren haben, wir denken heute an die vielen Opfer, die die Strapazen der Verbannung nicht überlebten.“ „Die soziale Unterstützung und Sprachförderung der Russlanddeutschen gehören heute zur gesellschaftlichen und historischen Verantwortung der Bundesregierung“, so der Minister weiter.

Der Beauftragte der Bundesregierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, Hartmut Koschyk, wies in seiner Rede darauf hin, dass die besondere Wertschätzung der Deutschen aus Russland seitens der Bundesregierung beispielsweise in der Weiterentwicklung der am 24. Februar 2016 vom Bundeskabinett beschlossenen Konzeption zur Bewahrung der Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa nach § 96 Bundesvertriebenengesetz (BVFG) zum Ausdruck komme.

„Auf die Frage, was die Russlanddeutschen heute in Deutschland am meisten vermissen, würde ich antworten: die gesellschaftliche Wertschätzung, eine differenzierte Aufmerksamkeit und die Präsenz in politischen Gremien. Mit großem Bedauern muss ich feststellen, dass die Geschichte der Deutschen aus Russland nach wie vor nicht Bestandteil des kollektiven Bewusstseins der Bundesrepublik Deutschland ist“, sagte in seinem Grußwort Waldemar Eisenbraun, Bundesvorsitzender der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland e. V.

Bei der Kranzniederlegung auf dem Parkfriedhof Berlin-Marzahn am Denkmal für die russlanddeutschen Opfer des Stalinismus dankte der Bürgermeister und Senator für Inneres und Sport des Landes Berlin, Frank Henkel, der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland für die Organisation solcher Gedenkveranstaltungen, die dazu beitrügen, die Erinnerung an das schwere Schicksal der Russlanddeutschen wachzurufen.
Die Schirmherrschaft über die Gedenkveranstaltung hatte der russlanddeutsche Bundestagsabgeordnete Heinrich Zertik übernommen.

Für die Unterstützung bei der Durchführung der Gedenkveranstaltung bedankt sich die Landsmannschaft bei ihren Kooperationspartnern, der „Deutschen Gesellschaft“, der „Konrad-Adenauer-Stiftung“ und dem „Museum für russlanddeutsche Kulturgeschichte“ in Detmold.

Landsmannschaft der Deutschen aus Russland e. V.
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.