Бригадир Шмидт: «Раскулачивание, немецкий плен, Казахстан»
Дата публикации: 13 февраля 2019 в 17:30
Просмотров: 1116

семья Шмидт

Пётр Шмидт ушел из восьмого класса на курсы механизаторов, а в 1969 году, когда умер отец, сел на трактор уже на постоянной основе. Большой семье жилось трудно. Петр был старшим из сыновей и, как мужчина, принял на себя ответственность за тех, кто был слабее и младше.

Я была начинающим журналистом, а Пётр Шмидт – передовым бригадиром в совхозе Новоалексеевский Убаганского (ныне Алтынсаринского) района Кустанайской области. Редактор районной газеты дал мне задание написать о видном труженике, герое нашего времени.

Петра Мартыновича я знала и раньше: зимой и летом он ходил без шапки. Пока родительская семья нуждалась, носил кирзовые сапоги. А потом все это осталось в прошлом, он на глазах вышел в люди, стал жить в достатке, пользовался всеобщим уважением. При этом остался скромным человеком, а бригадиром в совхозе его считали даже слишком жестким.

Когда мы разговорились в этот раз, он признался, что его бригаду механизаторы считали «дисбатом» – дисциплинарным батальоном.

Бригада механизаторов. Пётр Шмидт – третий справа.

Первая бригада, которой Пётр Шмидт руководил 16 лет, ни разу не отдала своего первого места.
– Наверное, иногда перегибал палку, – вспоминает Пётр Мартынович. – Но никто из нашей бригады не ушел из-за моей требовательности. Уходили те, кого я сам выпроваживал по причине плохой работы или дисциплины…

Эпизод из трудовой биографии

Когда-то он и сам был новичком. Взяли в бригаду посмотреть, что за паренек. На вид крепкий, голова хорошо работает, в технике разбирается. Отец тогда еще жив был. Наказывал хорошо работать, все делать вовремя, старшим не дерзить. Пётр уходил на работу рано, возвращался поздно. Жили Шмидты небогато. Девять человек, из них семеро детей. Отец по болезни зарабатывал не больше 60-ти рублей в месяц. Это была предельная сумма, которую видели Шмидты.

И вот приходит очередная «получка». Деньги кассир привозила на полевой стан. Юный Пётр заработал более 400 рублей. Никто этого не ожидал! Приходит он домой гордый, выкладывает заработанные деньги на стол. Немая сцена: мама начала потихоньку плакать, а отец – чуть ли не за грудки: где взял такие деньги? Украл?!

– Вы что?! Это получка… Спросите кассиршу…

Поздно вечером Шмидты пришли к кассиру на дом. Кассир Александра Карташова сразу все поняла. Смахнула слезинку: «Эти деньги Петя вам заработал. Честно. Есть ведомость, есть его подпись…».

Домой возвращались совсем в другом настроении. Все были счастливы – наконец-то семья дождалась сына-кормильца. Но счастье всегда такое короткое… Вскоре отец, Мартын Петрович, умер. А Пётр стал поднимать семью.

Сага о Шмидтах

Мартын Шмидт родился в 1914 году в Поволжье, в Саратовской области. Все Шмидты были хорошими хозяевами, зажиточными. За это в 30-е годы подверглись раскулачиванию и выселению в Коми-Пермяцкую АССР. Там остались родные могилы деда и бабушки. Отец же в 33-м уже сел за баранку автомобиля, это и стало его профессией на всю жизнь. Мама, Мария Штенгаур, в северном краю оказалась после многих страданий. Родилась она под теплым небом Херсонской области. Там же окончила школу, учительские курсы и встретила войну. Те немцы и эти немцы – историческая коллизия, трагедия великой нации. При отступлении войска вермахта угоняли советских немцев в плен. Их судьба была жестокой. Мария Филипповна из-за этого оказалась в Коми на лесоповале. Хотя считалась военнопленной, была освобождена Красной Армией, но национальность внесла свои коррективы. Люди попадали в жернова истории, из которых выбраться было очень тяжело. Но и в Коми, в лесу, на тяжелых работах, жизнь продолжалась. Здесь Мария познакомилась с будущим мужем Мартыном Шмидтом. В 1949 году они создали семью. Здесь родились старшие дети: Лиза – в 1950, Пётр – в 1952 году. Детство их прошло в тайге.

– Нас не заставляли что-то съесть, не пытались насильно покормить, как сейчас детей кормят. Кормила тайга: летом грибы и ягоды были в изобилии, – вспоминает свое детство Пётр Мартынович.

В 1958 году уже можно было поменять место жительства. Сестра отца написала письмо из Казахстана: здесь жить хорошо. Приехали в старинное село Новоалексеевка. Здесь Пётр впервые увидел, как топят печь углем.

В тайге хватало дров, а здесь степь. Как пекут домашний хлеб, тоже сначала не понял. Мама топила круглую печь кизячными лепешками, а потом выпекала буханки.

«Не буду такой хлеб, он с навозом», – возмущался старший сын. Но потом распробовал, какой это был вкусный хлеб, и возмущаться перестал. Разобрался и в технологии. А сколько потом он вырастил этого хлеба! Тонны, вагоны – так изменилась со временем его жизнь и жизнь всей семьи.

Пётр Мартынович отслужил в армии в Мурманске. Добрыми словами вспоминает своего командира роты, старшего лейтенанта Петрухина. Но его брат Филипп из армии не вернулся – погиб при исполнении воинского долга в 1978 году. Это была трагедия не только семьи, но и всего села. У Филиппа осталась юная жена с маленьким ребенком. Чтобы не сиротить малыша, семья приняла решение, что брат Иван возьмет вдову в жены. Они вместе до сих пор.

С благодарностью говорит Пётр Шмидт о людях, принявших живое участие в его судьбе. Это его первый бригадир и наставник Иван Иванович Новиков, главный агроном совхоза Новоалексеевский Селихан Умутбаев, главный инженер Пётр Ледяхов, заведующий гаражом Владимир Фищук. Среди тех, с кого брал в жизни пример, Пётр Мартынович называет бывшего директора совхоза Новоалексеевский Николая Николаевича Тарнапольского. Уже в годы рыночных отношений стать главным инженером ТОО предложил Шмидту Владимир Белай.

– У меня образования, диплома нет, – сказал Пётр.
– Зато у вас голова на плечах есть, – услышал он в ответ.
Три года в этой должности стали завершением трудовой биографии. Дальше работать помешала болезнь.
– Говорят, что незаменимых людей нет, – делает вывод Пётр Мартынович. – Но это не так. Незаменимые это те, кто работает на своем месте…

Сам Шмидт – из этой же когорты людей.

Ничего не стал бы менять

Нелегкая жизнь нашего героя может вызвать у кого-то сожаление: способный, умный парень, а не удалось получить хорошее образование, поэтому достался ему тяжелый физический труд на долгие годы. Этот труд отнял много здоровья. Но Пётр Мартынович говорит так:

– Если бы можно было начать все сначала, я бы оставил все, как есть, не искал бы легких путей, а шел бы той же дорогой, которой иду сейчас.

Он гордится своей жизнью, отмеченной множеством званий. У него бесчисленное количество почетных грамот. Есть медаль ВДНХ, орден Трудовой славы. Все, кто знают Петра Шмидта, говорят о нем с уважением. Он никого не подвел, не обманул, не бросил. Он – человек с большой буквы!

Автор: Людмила Фефелова, Deutschе Allgemeine Zeitung
Фото: из личного архива семьи Шмидт
Оригинал материала

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Суд не дал позднему переселенцу включить родственницу в Aufnahmebescheid
Александр фон Гумбольдт: Экспедиции в Россию
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.