Григорий Семенович Олейник неожиданно для себя побывал в доме сына оберефрейтора Мюллера, воевавшего на восточном фронте против СССР.

Русский ветеран

7 февраля исполнилось 75 лет с того дня, когда русский ветеран Григорий Семенович Олейник получил тяжелое ранение в Корсунь-Шевченковской операции. Очень много событий произошло в его жизни с тех пор, включая человеческое сближение с бывшим историческим врагом. Эта семейная история продолжается и сегодня.

Читайте также: «Немец – в России, русский – в Германии».

Григорию Семеновичу скоро 94 года. Мы с ним не в первый раз общаемся. Очередной разговор состоялся 18 февраля. Овдовев, Григорий Семенович перебрался жить к сестре, молодой, как она сама говорит, 81-летней Валентине. Она бывший фельдшер. 

Когда-то брат не одобрил ее «медицинский выбор», ведь все в их семье были связаны с педагогикой. Теперь рад, что Валя – медик, всегда поможет, если со здоровьем проблемы. А в Белгородской области живет их старшая сестра Лидия. Она участница японской войны, ей 98. У родителей их было шестеро, осталось трое. Из тех, кто ушёл, – брат Иван. 

Его следы пропали в 41‑м где-то под Ржевом. Историю этой битвы Григорий Семенович изучил до мелочей. Сколько воинов пало, сколько вышло из окружения, и все, что с этим связано, ему хорошо известно. Войну Олейники знают не понаслышке. Но жизнь так повернулась, что дочь Елена вышла замуж за этнического немца.

— Я был директором школы в Костанае, она в этой же школе училась.

В первом классе Лену посадили за одну парту с Эдиком – с тех пор они вместе, а сейчас живут в Германии, – рассказывает мой собеседник.

Их дочери, Екатерина и Анна, внучки Григория Семеновича, вышли замуж за немцев, соответственно носят немецкие фамилии. А правнук уже, получается, совсем «чистый немец». Дед не возражает – диалектика жизни. 

В том, что диалектика – это не только наука, он убедился, когда приехал к дочери в гости. У нас в это время праздновали 60-летие Великой Победы. В Германии не праздновали, но другие отношения с бывшими советскими гражданами выстраивали.

Григорий Семенович Олейник неожиданно для себя побывал в доме сына оберефрейтора Мюллера, воевавшего на восточном фронте против СССР. 

Русский ветеран старался за месяц путешествия увидеть как можно больше: и Берлинскую стену, и мемориальный комплекс в страшном Бухенвальде. Но очень он удивился тому, что хозяин фирмы, где работает его дочь, узнав о приезде бывшего фронтовика, пригласил его к себе в гости.

Спасти Фритца

Карл Мюллер рассказал все, что знал о военной биографии своего отца Фритца, по тому времени умершего. Фритц Мюллер родился в 1909 году в семье шахтера в Дортмунде. 

И сам тоже выбрал эту профессию, но экономический кризис 30-ых годов оставил без работы очень многих немцев. Друг посоветовал Фритцу вступить в национал-социалистическую партию – это был шанс получить работу.

В 1939 году он был призван в армию на восточный фронт. Фото: Stijn Swinnen / unsplash.com

И действительно, вскоре старший Мюллер устроился на металлургическое предприятие. А в 1939 году он был призван в армию на восточный фронт.

В звании оберефрейтора водил санитарную машину сначала по дорогам Польши, а потом и России. Тем временем семья в Дортмунде бедствовала – четверых детей надо было чем-то кормить. Фритц приспособился менять в оккупированных деревнях присланные ему из Германии зажигалки и камешки к ним на продукты. 

Таким образом обеспечивал себе питание, а жалование и паек полностью отправлял семье. Поскольку местное население под немцами тоже бедствовало и спички были на вес золота, германские зажигалки стали пользоваться огромным спросом. Санитарную машину Фритца люди ждали с нетерпением.

Однажды он приехал в тот момент, когда в селе были партизаны. Оберейфрейтора тут же взяли в плен, и ничего другого ему не оставалось, как проститься с жизнью. У партизан не было лагерей для пленных, поэтому у тех, кого задерживали, оставались минимальные шансы выжить.

Как же изумился Фритц Мюллер, когда и староста, и сельчане стали просить за него. Мол, он ничего плохого никому не делал, а наоборот, помогал деревенским жителям. И партизаны согласились отпустить немецкого служаку восвояси. Было это в 1942 году. А закончилась война для Фритца Мюллера в сорок пятом в Чехословакии, где он попал в плен. 

С помощью одного фермера ему удалось бежать. Он вернулся домой, вышел из национал-социалистической партии и занялся предпринимательством. Жизнь прожил долгую, но до конца помнил тех русских, которые спасли его от неминуемой гибели. И детям наказал помнить. 

Даже в разгар холодной войны семья Мюллеров сохраняла теплые чувства к России. Григорий Семенович говорит, что слушал он сына своего бывшего врага с интересом. Ни зла не испытывал, ни жажды мести. Верил в его искренность. В то, что Германия и немцы до сих пор считают своим долгом искупить вину перед миром за фашизм.

Хорошая, долгая память

Встреча Григория Олейника с Карлом Мюллером состоялась в начале двухтысячных. К сожалению, нет памятных фотографий. Сейчас время от времени они общаются через письма. Когда дочь приезжает в гости, привозит их, переводит. 

Там добрые пожелания и слова благодарности за отца – русские поступили с ним справедливо. Пусть такой же справедливой будет и нынешняя жизнь. И отношения между странами. Григорий Олейник и Карл Мюллер хотят, чтобы было именно так.

Оригинал новости

Читайте также:

Просмотров:
Заглавное фото: Людмила Фефелова / Deutschе Allgemeine Zeitung

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Elena
Elena
2 лет назад

Хорошая история. Я тоже, живя в Германии два года, не испытывала на себе какого-либо негатива со стороны немцев. На днях, например, разговаривала с немцем-уроженцем нашего городка. Его отец дошел до Москвы, был ранен навылет и выжил. А мой отец дошел до Берлина и тоже остался жив. А когда мы своей вокальной группой поем русские песни, то немцы слушают нас с большим вниманием и горячо благодарят потом.