Александр Бойко: «То, что сейчас происходит в Германии – последствия Кемница»

Дата публикации: 18 января 2019 в 09:03
Просмотров:

Александр Бойко журналист и редактор газеты

Фото из личного архива Александра Бойко

Русскоязычное сообщество Германии потряс скандал. Он грянул как гром среди ясного неба, то есть предельно неожиданно, ярко и оглушительно. Дело в том, что немецкие СМИ заподозрили в существовании многочисленных русскоязычных общественных организаций в Германии пропагандистскую сетку Москвы! В число подозреваемых попали даже такие общественники, о которых предельно известно, что по убеждению они являются антагонистами российского телевидения.

А началось все с прошлогодних публикаций об издателе журнала «Берлинский телеграф» Александре Бойко. Кто-то перевел с русского на немецкий, что он являлся деловым партнером Мартина Кольмана – правого политика, лидера движения Pro Chemnitz и одного из организаторов прошлогодних акций протеста в Саксонии, прошедших после убийства немецкого гражданина претендентами на политическое убежище из других стран.

Журналисты стали отслеживать деловые контакты господина Бойко и обнаружили, что он поддерживает отношения с большим количеством русскоязычных объединений Германии и знаком с российскими дипломатическими представителями. Так возникла стройная теория промосковского заговора, охватившего всю страну.

Мы решили подключиться к расследованию этого загадочного дела и поговорить с Александром Бойко начистоту. Что там все-таки произошло, откуда такие страсти?

И вот, что он рассказал.

О том, почему на немецкой земле говорят по-русски

– Александр, вы, будучи медиаиздателем, за последние несколько месяцев становитесь главной медиаперсоной немецкого русскоязычного сообщества. Вы фигурируете в нескольких журналистских расследованиях, проведенных телекомпанией ARD, электронным ресурсом T-Online.de и другими изданиями. Вас, с одной стороны, связывают с немецкими политиками правого толка, а, с другой, подозревают, что вы являетесь проводником российского влияния в Германии. Есть ли основания для таких утверждений?

– Я понимаю, что происходит. Немецкое общество встревожено тем, что произошло в августе прошлого года в Кемнице. Оно ищет ответы. Задача прессы – открывать новую информацию, которая поможет в формулировании таких ответов. Я понимаю, почему возник интерес к той части немецкого общества, для которой русский язык является родным. Русскоязычные граждане и жители Германии проявляют свою политическую волю и общественное участие в жизни страны. Они часто организованы по языковому принципу. На русском языке ведутся дискуссии о развитии Германии. У нас есть различные связи и пересечения – и общественные, и коммерческие и личные. Немецкоязычные СМИ заглянули в наш мир и сделали на основе своих первых впечатлений определенные выводы. Нам они кажутся неточными, и вообще удивляет сам формат расследования, так как мы живем открытой миру жизнью, наша деятельность видна, как на ладони – что же тут расследовать, если все и так всем известно? Но это только кажется, что известно – все-таки мы находимся по другую сторону языкового барьера. Поэтому я приветствую этот интерес, считаю, что русскоязычной части немецкого общества надо стремиться к еще большей открытости и интегрированности и, конечно, отвечать на задаваемые вопросы.

– Что именно является на ваш взгляд неточным в упомянутых материалах?

– Интерпретация фактов. В Германии существует огромное количество общественных организаций, целью которых является развитие русского языка и культуры в этой стране. Значительная часть русскоязычного общества ощущает себя патриотами двух культур – немецкой и страны своего происхождения. Мы поддерживаем тесные связи со странами, в которых мы родились, участвуем в мероприятиях, которые проводят их представительства. Все это стало откровением для немецкоязычных СМИ, и они, посмотрев на нашу деятельность, задались вопросом – а в чьих интересах мы работаем? Им показалось, что тесная связь со странами нашего происхождения может указывать на то, что мы работаем в интересах правительств этих стран, да еще и на немецкие деньги, так как наша общественная деятельность частично финансируется государством.

– Из характера вашего ответа я понимаю, что вы это не подтверждаете.

– Это совершенно не соответствует действительности. Надо понимать, что большинство людей, которых в Германии называют русскими, являются немцами и евреями, они идентифицируют себя с этими национальностями, при этом они связали свою дальнейшую жизнь и судьбу своих потомков именно с Германией. Но одновременно они являются носителями русской культуры. И я надеюсь, наши немецкие коллеги согласятся, что это богатая культура, внесшая свой значительный вклад в мировую цивилизацию. Неудивительно, что и немцы, и евреи, и русские, и другие составные части русскоязычного сообщества Германии хотят развивать русский язык и культуру на этой земле и передавать ее своим детям. Правильно ли это? Не противоречит ли принципам интеграции? Для свободной демократической страны это правильно. А если смотреть с точки зрения интеграции, то русскоязычные граждане и жители этой страны показывают пример успешного включения в жизнь новой родины. Русский язык не мешает получать немецкое образование, работать и платить налоги в бюджет Германии, соблюдать законодательство страны, усваивать местные традиции.

О российском посольстве и Крымском вопросе

– Что вы ответите по поводу ваших связей с российским посольством?

– Меня удивляет такая постановка вопроса. В России есть определенные организации, которые отслеживают контакты российских политиков и общественников с иностранными дипломатическими представительствами, и после этого начинают их информационную травлю, озвучивают обвинения в предательстве родины, работе на иностранные правительства. Даже в России эти организации считаются маргинальными, а их деятельность расценивается как проявление мракобесия. Я надеюсь, в Германии никто, будучи в здравом рассудке, не будет рассуждать так же. Что касается лично меня и журнала, который я возглавляю, то мы пишем о Германии и о жизни здесь переселенцев из стран бывшего СССР. По этой причине я стараюсь наладить отношения со всеми диаспорами, которые здесь есть. А также и с посольствами этих стран. Для меня это естественный вариант коммерческого развития журнала. Я заинтересован в том, чтобы заключать контракты на информирование диаспор, поскольку в Германии живет большое количество граждан этих стран. Например, мы публикуем информацию о выборах, поскольку государства размещают избирательные участки в своих посольствах и консульствах. Конечно, я стараюсь посещать приемы, которые устраивают посольства, так как это позволяет поддерживать отношения и заводить новые деловые контакты. При этом в нашем журнале мы не ведем никакой платной или бесплатной пропаганды в пользу каких бы то ни было правительств, вы можете сами в этом убедиться, просмотрев подшивку номеров за несколько лет. Мы работаем в соответствии с законодательством страны, а поскольку лично я являюсь членом Союза журналистов Германии, то придерживаюсь и этических принципов, принятых в нашей профессии.

– Вам ставят в вину то, что ваши сотрудники посещали Крым, то есть тем самым разделяли убеждение российского правительства о государственной принадлежности этой территории.

– Они посещали Крым не как сотрудники журнала, у них не было редакционного задания, они не представляли там наше издание, это было их личным решением в их личное время. Алексей Классин – в первую очередь музыкант, он выступает в самых разных аудиториях, так как музыка не имеет границ. Юрий Куницкий – в первую очередь предприниматель. У него есть абсолютно независимый от журнала график деловых и личных встреч. Это первое. А другое важное обстоятельство заключается в том, что события на Украине действительно раскололи русскоязычное сообщество. Часть его признает Крым российским, другая часть категорически не признает. «Берлинский телеграф» – это журнал о Германии, а не о России, и не об Украине. Я ни в коем случае не хочу развивать политические темы, касающиеся этих стран, так как это не приведет ни к чему иному, как только к распространению конфликта в русскоязычном сообществе Германии. Свою задачу вижу в другом – вести в условиях наличия жестких противоречий совместную работу здесь, внутри Германии. У нас слишком узкий круг общения, чтобы переставать друг с другом здороваться на основании политических разногласий. Поэтому в своем журнале я работаю с людьми, придерживающихся разных, даже противоположных позиций. Лично для меня это больная тема, так как мне по истории моего происхождения одинаково близки и Украина, и Россия. Я очень хочу, чтобы на этой земле наступил мир. Мне невыносимо смотреть, как братские отношения превращаются во враждебные. В нашем журнале тема этого конфликта не освещается, чтобы не распространять рознь среди наших читателей.

О Мартине Кольмане – оппозиционном лидере Кемница

– Другая важная тема – ваша связь с Мартином Кольманом, лидером движения Pro Chemnitz. Организация Kulturverein Tolstoi и журнал «Берлинский телеграф» – это ваши совместные проекты?

– Нет, это мои личные проекты, которые я реализую вместе со своими единомышленниками. Издание журнала «Берлинский телеграф» – это не столько бизнес, сколько моя общественная миссия. Я не зарабатываю на нем, мне достаточно, чтобы он окупал издательские расходы. А работаю я в адвокатских конторах, являюсь юристом-консультантом. При знании законодательства Германии, я к тому же в совершенстве владею несколькими языками. Это и определяет основной вид моей профессиональной деятельности. Моя специализация – это уголовное право, а также я осуществляю правовую помощь мигрантам, занимаюсь семейным правом. В течение нескольких лет я работаю в адвокатской конторе Мартина Кольмана. Он прекрасно говорит по-русски, его секретарский штат интернационален, практически все знают русский язык, и для меня это имело важное значение в первое время пребывания в Германии. У нас наладились прекрасные личные отношения. Я мечтал основать русскую библиотеку в Кемнице. Мартин помог мне организовать и зарегистрировать «Культурное общество “Толстой”», в основе которого находится как раз та самая библиотека.

– Как раз именно это ваши немецкие коллеги и ставят вам обоим в вину. Господина Кольмана упрекают, что он с одной стороны выступает против политики благоприятствования миграции, а с другой является соучредителем общественной организации, которая получает государственные деньги на интеграцию мигрантов.

– Господин Кольман был формальным учредителем нашей общественной организации. Нам, русскоязычным переселенцам, требовалась квалифицированная юридическая помощь, тогда мы еще не очень хорошо разбирались в законодательстве, регулирующим деятельность общественных организаций. Он помог нам в этом, сделал это бесплатно. То же самое было и при регистрации журнала. Спустя некоторое время господин Кольман вышел из состава нашей общественной организации, поскольку не имел времени участвовать в его деятельности, да и организация уже не нуждалась в юридическом содействии, поскольку текущий документооборот я веду сам.  Но после этого я всегда приглашал господина Кольмана на каждую годовщину открытия нашего журнала. На такие праздники всегда собирается большое количество наших партнеров, рекламодателей, представителей общественных организаций и просто читателей. Мои коллеги из телекомпании ARD на основе наших совместных с Мартином Кольманом фотографий с одного такого праздника составили доказательную базу нашего с ним личного знакомства. Они явно проделали лишнюю работу, поскольку, как я уже говорил, я официально являюсь сотрудником его адвокатской конторы и по этой причине знаком с ним.

– Вас не смущают политические взгляды господина Кольмана?

– Репутация Мартина Кольмана никогда не вызывала у меня сомнений, так как порукой ей является государственная система Германии. Господин Кольман – депутат городского парламента Кемница, лидер легитимного политического движения, лицензированный адвокат. Что касается политической деятельности Мартина Кольмана, то я затрудняюсь дать ей оценку. Не могу сказать, что я аполитичный человек, то есть не имею гражданских ценностей, наоборот, у меня есть убеждения, на их основе я веду деятельность в общественной организации Kulturverein Tolstoi, и журнале «Берлинский телеграф». Но я не являюсь гражданином Германии, поэтому право на определение политического курса страны я сознательно оставляю тем, кто имеет возможность участвовать в выборах и определять политику государства. Кроме того, являясь журналистом, я привык учитывать разные мнения и уважать свободу слова и свободу совести. С господином Кольманом мы не обсуждали его политические взгляды. Он никогда не выступал против того, что Kulturverein Tolstoi ведет деятельность по оказанию помощи мигрантам, что его сотрудниками являются мигранты. Я думаю, вам надо поговорить с ним самим относительно его политических взглядов. Я не чувствую себя возможным формулировать их за него.

– Он участвовал в ваших проектах, которые финансировались государством?

– Нет, он помог нам начать нашу деятельность. Дальше мы уже работали сами.

– Господин Кольман был сотрудником журнала «Берлинский телеграф», в некоторых номерах можно увидеть его фотографию.

– Мартин Кольман не заказывал и не публиковал в журнале свои политические материалы, не влиял на редакционную политику и даже не комментировал ее. Он числился в качестве сотрудника редакции до тех пор, пока оказывал мне юридическую поддержку. Это происходило на основе наших личных отношений и совершенно бесплатно. В дальнейшем на общих основаниях он размещал свою коммерческую рекламу в нашем журнале, точно так же, как и другие адвокатские бюро.

– Как «Берлинский телеграф» освещал миграционную тему?

– Если вы посмотрите на содержание журнала, то обнаружите, что значительная часть его материалов посвящена мультикультурности и международному сотрудничеству. Мы освещаем деятельность различных национальных общин на территории Германии, информационно сотрудничаем с дипломатическими представительствами стран бывшего СССР. При этом наш журнал посвящен жизни Германии, он нацелен на то, чтобы русскоязычные жители страны успешно интегрировались в местное общество. «Берлинский телеграф» не поддерживает экстремизм и национальную нетерпимость, это можно понять уже из того, что на протяжении многих лет мы из номера в номер ведем историческую рубрику, посвященную памяти о Холокосте.

«Это не заговор – такова жизнь»

– Давайте подведем итоги. Вы взаимодействуете с посольствами постсоветских государств, в том числе с российским, вы сотрудничаете со множеством русскоязычных общественных организаций, специализирующихся на сохранении и продвижении русского языка и культуры в Германии, некоторые сотрудники вашего журнала посещали Крым, правый политик Мартин Кольман помогал вам в создании общественной организации и регистрации журнала, но все это не означает, что, реализуя политику Кремля, вы создаете сеть подконтрольных ему ячеек по всей стране, а также поддерживаете правое движение?

– Как я говорил в самом начале, вся наша деятельность открыта и публична. В конце концов, наши коллеги узнали о ней из тех самых материалов, что мы лично выкладывали в общий доступ. Если у общества есть к нам вопросы, оно вправе их задавать. Но я хочу вам сказать, что все гораздо проще. Мы живем в маленьком мире, где все друг с другом знакомы, все друг с другом взаимодействуют. На это можно смотреть сквозь призму политических идеологий и думать, что мы действуем по заранее заданному плану. А можно взглянуть без искажающих линз, и тогда картина будет совершенно проста: мы встречаемся с совершенно разными, даже противоположными по взглядам и характеру людьми, потому что живем в свободном мире. Для свободного мира это нормально. Но если в Германии начнет распространяться практика маккартизма – все мы окажемся под подозрением – и русские, и немцы, и правые, и левые.

Уверен, что никто не променяет преимущества демократии на издержки тоталитаризма.

Читайте также:

Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Понравился наш проект? Жмите!

Комментарии:

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

mitstudio marketing international team
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.