Денис Лупекин

Штефан Шолль

Штефан Шолль о событиях в Кемнице: «СМИ не должны замалчивать проблемы с беженцами»

Штефан Шолль – московский корреспондент кемницкой газеты “Freie Presse” и ряда других немецких изданий, прокомментировал трагедию и последовавшие за ней волнения в Кемнице. Он считает, что процесс массовой миграции нуждается в специальном правовом оформлении, а пресса должна исполнять свой профессиональный долг, объективно раскрывая проблемы, а не вытесняя их своим молчанием в экстремистское поле.

О беженцах

Я не считаю беженцев главной проблемой Германии, но было бы глупо отрицать, что многих немцев эта тема беспокоит и даже раздражает. Я за терпение и равноправие. Поэтому обращаю внимание на один аспект: то, что люди бежали от войны или бедности, не дает им больше прав в Германии, чем есть у самих немцев. Особенно не дает права применять ножи в конфликтных ситуациях.

Германии необходимо адаптировать свое законодательство, создать для беженцев определенный кодекс поведения, за нарушения которого, по прописанным критериям, такой мигрант высылался бы из страны с запретом на последующий въезд в течение 5-10 лет.

В России, кстати, такой свод правил существует. То, что он откровенно жестокий, грозит депортацией уже за повторное нарушение правил движения и используется для коррупции – это другой вопрос. Но в случае Германии можно уточнить у немецких законодателей: сколько раз человек, который просит в стране защиту, имеет право нарушать уголовной кодекс этой страны? Мы сейчас говорим о наличии инструмента, позволяющего держать ситуацию в правовом поле.

О роли СМИ

Пресса не должна уходить от реально существующих проблем. В том числе от проблемы этнической преступности. Конечно, большинство мигрантов – не преступники. Но есть и беженцы-преступники. Меня учили журналистике фактов, а сейчас немецкая пресса в зависимости от того, кто вынул ножик из кармана, привыкла замалчивать его личность. Это не правильно. В том числе и потому, что авторитет прессы среди общества начинает уже катастрофически падать. Гибкая политкорректность многих моих коллег провоцирует некоторых немцев искать информацию на экстремистских сайтах. И они ищут там свою правду. Это правило действует и в политике, люди обращаются к тем, кто говорит много и громко или даже кричит, а не замалчивает, поэтому растет электоральная популярность праворадикальных партий. Наблюдаю это с большой тревогой.

 Фотография: от Елены Рыковцевой “Радио Свобода”.

 

Российское посольство в Германии: «Один из пострадавших в Кемнице – российский гражданин»

Один из пострадавших в столкновении с мигрантами в Кемнице является гражданином России. Это подтвердил нашему изданию советник посольства России в Германии Олег Ксенофонтов.

– Один из пострадавших действительно является гражданином России. Вчера наши коллеги из российского консульства в Лейпциге посещали его в больнице. Он чувствует себя уже лучше, скоро его должны выписать. Угрозы жизни нет. Наше консульство также находится в прямом контакте с правоохранительными органами Кемница. Что касается пострадавшего, то он просит пока не публиковать личную информацию о нем, поскольку ему требуются силы на восстановление, и излишнее внимание может сейчас навредить, – сказал Олег Ксенофонтов.

О пострадавшем пока известно, что его зовут Дмитрий М.

Читать также: Убийство российского немца в Кемнице: что известно?

 Foto: DPA

Урсула фон дер Ляйен: «Господин Трамп не встречал еще такой женщины, как Ангела Меркель»

Германия продолжает успокаиваться после очередной выходки Enfant terrible мировой демократии Дональда Трампа. Тот взял да и объявил Федеральную Республику чуть ли не марионеткой России, вменив ей в вину зависимость от поставок российского газа. Никто не может понять, почему вдруг Трамп, чьи предки являются немцами, избрал свою далекую историческую родину в качестве персонального врага. Может потому, что во главе ФРГ стоит женщина?

Фотография пресс-службы госпожи Меркель, уже ставшая мемом.

Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен считает, что Трамп еще оценит лидерские качества госпожи Меркель. Она дала большое интервью для журналистов, в котором затронула разные темы, но ключевой стало противостояние президента США и канцлерин Германии (вы только послушайте, как удивительно это звучит!). Журналисты не отказывали себе в остротах по отношению к этой ситуации. Им показалось, что Трамп стал слишком наглым для толерантной Европы, и это чересчур забавно.

Корреспондент газеты «Spiegel» совсем не церемонился:

«Европейские лидеры, судя по всему, довольны, что подверглись избиению Трампом всего лишь пару раз, а могли ведь и целый десяток. Не чувствует ли себя Германия жертвой насилия?»

«Какие глупости», – эмоционально возразила госпожа министр, но моментально перешла на деловой тон. – «Страны НАТО продемонстрировали впечатляющее единство, а принятые сообща решения обязательны даже для США».

Журналисты не успокаивались.

«Как вы думаете, почему Германия стала для Трампа любимой мишенью для колкостей? Может быть потому, что во главе нашей страны стоит женщина?»

«Не встречал еще господин Трамп такой женщины, как Ангела Меркель», – заметила госпожа министр, – «если поначалу он и руку ей не хотел подавать, то теперь ему ничего не остается, как учитывать ее мнение в силу того уважения, которое он к ней теперь испытывает».

Госпоже фон дер Ляйен напомнили, что когда она возглавляла министерство по проблемам семьи, то ставила под сомнение традиционную роль мужчин в обществе. А теперь во главе демократического мира стоит мужлан. Как быть?

«Это тот вопрос, которым я часто задавалась после его победы на выборах», – призналась госпожа министр и с сожалением отметила, что мир ищет слишком простых решений, тогда как открытое общество и стремление к правде требуют усилий и компромиссов.

Тема отношений между мужчинами и женщинами понравилась журналистам, и они развили ее в следующей реплике: «Меркель ведет себя так рационально, словно она мужчина, а такие мировые лидеры как Трамп или Макрон эмоциональны, будто бы они женщины».

Госпожа министр ответила на это утверждением, что вариативность – это благо. Комбинация «Меркель-Макрон» еще сыграет свою роль в мировой политике.

Словом, когда Трампу переведут это интервью, он будет еще больше взбешен. И тогда его твиттер вновь заработает.

А что Меркель? Меркель не эсэмэсит.

Foto: Shutterstock

Михаил Жуков: В Берлине я говорю по-английски

С 28 сентября по 5 октября в федеральной земле Гессен пройдет международная молодежная встреча Against the Wind.

Для участия приглашаются молодые люди 18-26 лет (возможны исключения), проживающие в Германии, России или Польше (вне зависимости от гражданства и национальности). Рабочий язык встречи – английский.

Об этом мы узнали из пресс-релиза, написанного на английском языке.

Организатором встречи является инициатор международных проектов в Германии, блогер aka Ein Berliner, Михаил Жуков.

Мы спросили у него, насколько распространен английский язык в общественно-деловой жизни Германии, достаточно ли только его, и комфортно ли живется англоязычным людям, например, ему, в этой стране.

– Поскольку я провожу мероприятия в основном для международных групп, то все участники воспринимают использование английского языка как данность. Случаются и курьезы.

На одном берлинском фестивале арт-кино рабочим языком был английский. Все афиши и субтитры были на этом языке, хотя фильмы-то берлинские. Выступления и обсуждения тоже велись на английском. Но актеры захотели говорить только на немецком, так что организатору фестиваля пришлось исполнять роль переводчика. И то, только до тех пор, пока слово не взял некий философ, речь и тонкости понятий которого оказались слишком сложны для перевода.

Есть ещё журнал о Берлине Exberliner – на английском языке. Кажется, он считается одним из самых крупных журналов для экспатов. Так вот, говорят, что работать у них можно только владея немецким.

Это еще раз подчеркивает, что для устройства на работу в Германии немецкий язык почти всегда является обязательным, но существует множество компаний с интернациональным составом, в основном в IT-сфере, где используется преимущественно английский.

В ростокском университете я пишу диссертацию на английском языке.

Для жизни в Берлине немецкий не очень нужен. Я даже в кинотеатрах смотрю кино с английскими субтитрами. Проблема только в том, что если фильм, например, французский, то, скорее всего, субтитры будут немецкими. Хотя, вот, ходили на Тарковского – русский фильм, английские субтитры. Причем в зале сидели преимущественно немцы.

Письма и документация из государственных органов приходят, конечно, на немецком языке. Но, к примеру, страховая компания предоставила мне русскоязычного консультанта.

Если в магазине я неуверенно или не совсем правильно говорю по-немецки, то продавцы сами переходят на английский. В транспорте буквально в каждом вагоне метро или в S-Bahn кто-нибудь да говорит по-английски.

Но я, при этом, конечно учу немецкий, потому что хочу общаться с немцами на их языке. Следовательно, пока так: со мной говорят на немецком, а я отвечаю на английском. И общение получается!

OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.