Есть в эмиграции и свои поэты, герои и по совместительству Остапы Бендеры. Их любят женщины, и к ним плывут деньги. Но они их теряют так же быстро, как и получают.

Коля и потерянный рай фото 1

Коронная фраза

Коля был очень харизматичным человеком и мог очаровать любого. Любое интервью на работу он проходил с блеском и немедленно ее получал. Проблем была, конечно, в алкоголизме. Если он выпивал, то хорошо и башку ему полностью сносило. Он обычно пьяный кричал: «Сосать! Всем сосать!» Друзья не обижались, а только хохотали.

Как-то он получил должность заведующего русскоязычным отделом в ортодоксальной синагоге. Он, конечно, был не ортодоксальным и даже не совсем евреем, но он мог притянуть на мероприятия в синагоге хоть сто, хоть тысячу русскоязычных иммигрантов еврейского происхождения, с которыми можно было проводить пропагандистско-спасательную работу по затягиванию в ортодоксальный иудаизм. А это было на этой работе самое главное. Как-то на очередном мероприятии Николай не выдержал, и напился, и начал кричать начальству, то есть раввинам, свою коронную фразу: «Сосать! Всем сосать!» Ортодоксы попросили кого-то перевести. Когда им перевели, они почему-то совсем не смеялись. Колю побили и уволили.

Читайте также: Эмигрантские судьбы

Завязал

Николай объявил публично, что бросил пить. Он приходил на все богемные тусовки и демонстративно не притрагивался к алкоголю. Никто не мог в это поверить. У всех текли слёзы умиления. Все пожимали ему руку. Это был настоящий подвиг. Девушки на мероприятиях опять стали бросать ему томные взгляды. Никто понятия не имел, что он пьет с бомжами, живущими у него на районе. Это Николай умно придумал. Эти два социальных круга совершенно не пересекались, и его долго не могли разоблачить.

Совесть

Николай шел по улице, гордый своей недельной трезвостью. Он встретил старого друга Пашу и похвастался своим достижением. Павел крепко пожал ему руку в знак уважения. Решили зайти к Паше домой и поговорить об этом еще. Поподробней. Неизвестно откуда на столе появилась бутылка виски. Коля уже за неделю отвык и долго и хорошо блевал. Еще пару месяцев Паша находил блевотину друга в самых тайных закромах квартиры. Под кроватью, отделениях шкафа, клозетах. Было видно, что Николаю было очень стыдно за свое поведение, и он старался спрятать концы в воду.

Ужас дома миллионеров

В те старые добрые времена, которые уже никто не помнит, когда Коля еще не был запойным алкоголиком, его пригласили на тусовку в многоэтажный дом в центре Нью-Йорка, где живут одни миллионеры. Снимать там квартиру стоило по 20 тысяч долларов в месяц, а купить вообще десять миллионов. Николаю здание понравилось. Там на этажах, в подвале и на крыше было много больших детских площадок, конференц-залов с удобными креслами и телевизорами, кухонь с легкими закусками, дорогих кожаных диванов, тренажерных залов и даже несколько бассейнов и джакузи.

Как-то холодной зимой ему негде было ночевать, и он, закупившись алкоголем, навешал какой-то лапши охраннику внизу и проник в здание. Той ночью по этажам раздался громоподобный храп, который не давал миллионерам спать. Потом в четыре утра раздались громкие всплески в бассейне, как будто там купался бегемот. Также крики на незнакомом языке «А‑а-а! Карошо!»

Миллионеры стали звонить охранникам, которые начали интенсивно искать источники звука. Они прошерстили все этажи, но Коля крепко спал в вентиляционной трубе, и никто не мог понять, между какими он этажами. На третьи сутки охранники сдались. Словить алкаша, постоянно двигающегося в этом огромном комплексе, это было как искать иголку в стоге сена.

Дети на детской площадке рассказывали что видели худое как щепка привидение, проходившее мимо, на диванах находили пустые пакетики от чипсов и пустые бутылки виски. Но скоро у Коли закончился алкоголь, и он стал по ночам плакать. Но уходить посередине зимы из такого теплого и уютного рая он тоже не хотел.

Тогда охранника-поляка посетила гениальная идея. Они оставили на кухне на самом высоком месте, на шкафу, бутылку дорогого виски. И как только Коля ее взял, дверь комнаты автоматически захлопнулась и включилась сигнализация. Так Колю и поймали. Он посидел три дня в тюрьме и вышел. Теперь у каждого охранника комплекса есть фотография Коли и приказ под страхом увольнения ни под каким предлогом его внутрь не пускать.

Собственник

Коля пригласил в загородный дом его знакомого на все выходные. Хочет там организовать что-то неземное. Даёт комнату. Большая тусовка, говорит. Звоню ему в четверг в 11 утра уточнить детали. Он вдребезги пьяный уже. Кричит:

«Саня! Приезжай! Все набухаемся в стельку. Я еще кокаин достал. Будем голые в горной речке купаться. Моя жена, твоя гёрлфренд, ещё куча девок будет. Оргию культурно-интеллигентную организуем».

Я положил трубку. Не поеду. Ишь ты. Моя гёрлфренд. Голая. Оргия. Не видать им ее как своих ушей! Ужас! Вот если бы у меня не было гёрлфренд.

Кокос

Однажды на острове Мауи

На заброшенном полинезийском кладбище

Где нас не могли найти и

Съесть аборигены

Я, Николай и Петрович выпили все, что было.

Отправили Колю за добавкой

Он долго не возвращался.

Мы пошли его искать

В ста метрах

Он лежал и не дышал

Рядом кулек

С новой бутылкой виски

И тяжелый кокосовый орех

Который упал ему на голову

и убил наповал.

Петрович стал его трясти:

«Коля! На кого ты нас оставил?

Зачем вытянул нас из Нью-Йорка?

Нам будет так тебя не хватать!»

Мы открыли бутылку, глотнули

Выпили за упокой души товарища

Разрезали кокос и закусили

Ах, хорошо пошла!

Начали копать яму, чтобы его

Закопать

Тут Коля пошевелился

Открыл глаза и закричал:

«Ребята! Что случилось?

Голова так трещит!

Плесните поскорее!»

Вспоминая Сан-Франциско

В Сан-Франциско повторилась

Та же история.

Николай затянул меня туда,

Но потерял жилье по пьянству

Пока я добирался.

У Коли был знакомый музыкант и

Нас приютил рок-клуб.

Мы жили прямо под деревянной сценой.

Вначале было правда тяжело уснуть

Когда на сцене гремел хеви-метал,

Чтобы уснуть, надо было хорошо выпить.

Так я почти стал алкоголиком.

Помню, Коля познакомился в баре

С банкиршей из Москвы,

Приехавшей в Калифорнию

На повышение квалификации.

Слышу среди ночи среди грома панк-рока:

«Я уважаемая в Москве бизнесвумен!

Ты не можешь меня вот так

Затягивать сюда под сцену

И заниматься вот так любовью

На грязном полу!

Тем более я не уверена -

Вдруг твой товарищ

Лежащий навзничь и

Выпивший столько виски

Еще живой?»

Все лучшее – детям!

От моего друга Коли веяло гламуром

Обаятельный симпатяга-поэт

Возле него всегда крутились

Красивые женщины.

Одновременно с ним всегда

Можно было вляпаться в историю

Из которой он выходил

Целый и невредимый,

А я с серьезными последствиями.

В Нью-Йорке он устроил

Меня водителем в благотворительную организацию

“Все лучшее – детям!”

Нас всех, кроме Коли, естественно

Арестовали в мой первый день

“Все лучшее – детям” был многомиллионный отмыв денег

И за ними давно следило ФБР.

Но Коля уже был на полинезийском острове Мауи

Затерянном в Тихом океане

Он соблазнил дочку вождя

И за нами бегали аборигены

И хотели нас убить

В Сан-Франциско ночью пьяный

Он закричал:

«Как можно не любить женщин?»

Залез на мэрию

И сорвал флаг ЛГБТ

Мы убегали от полиции

По ночному городу.

Каждый раз после очередной истории

Я давал себе слово

С ним не связываться

Но жизнь в Нью-Йорке и

Работа в собесе

Загоняли в такую депрессию

Что готов был бежать хоть на край света.

И вот не видел Колю три года

Он уговорил навестить его в Лас-Вегасе

Встречать Новый год

Клятву дал, что наконец повзрослел.

Никаких приключений!

Можно ли ему верить?

Самолет заходит на посадку

Сверкают огни казино! Тепло! Как хорошо,

Что я все-таки решился и еду!

Что у меня есть такой замечательный друг!

Сидел бы сейчас и кис в

Занесенном снегом Бруклине

В аэропорту прохожу контроль

Коля ждет меня с двумя блондинками

Кричит: “Саня! Лови!”

И кидает мне пакет над головами

Полицейских и таможенников

Я ловлю. Это кулек с кокаином.

Мои волосы встают дыбом!

Бляяяяяяяяяяя!

Тут же на миллионы лет тюрьмы!

Коля еще остался ребенком!

Меня зовут Кахула!

На острове Мауи в Южной Полинезии

Мы с Николаем жили в старой «Тойоте»

Спрятанной в джунглях на горе у

Коптящего вулкана

Вечером Коля мне говорил:

«Что мы тут от всех прячемся?

Мне так скучно

Пошли вниз в аборигенские бары!»

Я боялся и отказывался.

Аборигены ненавидели белых с

Большой земли.

Зачем искать себе смерть?

Николай просил на прощание:

«Оставь багажник открытым

Я сам захлопнусь!

Утром не забудь

Меня выпустить».

Я просыпался утром на

Переднем сиденье

И отрывал багажник.

Коля там храпел

Мертвецки пьяный

Иногда с фингалом под глазом

Или ножевыми порезами

Один раз голый

В обнимку с миниатюрной аборигенкой.

Она выпрыгнула, как тигрица, из багажника

“Алоха! (1) Меня зовут Кахула!”

И скрылась среди пальм и лиан.

Как я его не расспрашивал

Откуда взялись синяки, ножевые ранения

Или девушка

Николай никогда ничего не помнил.

Уходя от погони в Северной Полинезии

Крохотный остров Мауи

Посередине бесконечного Тихого океана.

Мой друг – красавчик и обаяшка Коля

Соблазнил невесту вождя.

Аборигены хотели нас убить.

Они гнались за нами на машине.

Я проклинал все на свете.

Как бывший таксист,

Я сумел оторваться от погони,

На узких горных дорогах.

Пару раз правда

Мы едва не свалились в пропасть.

И вот мы заехали на самую

Высокую гору на Мауи,

Здесь располагалась всемирно известная

Обсерватория Халеакала.

Тут сотни богатых и счастливых туристов.

В этой точке раньше всего на Земле

Начинается новый день.

Все молча ждут.

При первых лучах солнца

Раздались бурные аплодисменты,

Переходящие в громкие овации.

Кому они хлопали?

Богу?

Коля спал в доску пьяный на заднем сидении.

Я вышел из машины и залюбовался

Красивейшим восходом солнца,

Везде Тихий океан, пыхтящий вулкан

Тоже под названием Халеакала.

И думал о полной бессмысленности моей жизни.

Если отсюда просверлить Землю ровно насквозь

То окажешься в Москве, на Большом Каретном

Где живет моя любимая невеста.

Она не хочет ехать в Америку,

А хочет погибнуть на баррикадах,

Сражаясь с кровавым диктатором.

В Нью-Йорке ждёт работа

В хосписе с умирающими.

Где-то гораздо ближе,

Нас ищут аборигены

Которые понятия не имеют о

Русских диктаторах

Или нью-йоркских хосписах.

Они нас сами хотят убить.

Что мне этот новый день на Земле?

Никакой радости!

Да пусть этот день горит

Ярким пламенем!

Потерянный рай

Конечно, райский тропический остров

В Тихом океане

Имел свои минусы

Мой друг поэт-алкоголик из Запорожья

Соблазнил жену вождя

Аборигены хотели его убить и съесть

А с меня просто снять скальп за компанию.

Но этот вулкан коптящий небо

Украденное из картин Гогена

Раскинувшиеся ветви солнечные пальмы

Разноцветные рыбки

Тёплая водичка.

Я вспоминаю о богом забытом

Экзотическом острове

Из занесенного мокрым снегом

Нью-Йорка

Обдуваемым ледяными мартовскими ветрами

Штормящей Северной Атлантики

Навещая умирающих наркоманов

В ночлежке под названием «Рай».

Инопланетяне и буддисты

В Нью-Йорке у красавчика Коли

Была гёрлфренд Маша и любимая дочка Алла.

Но тут в него влюбилась богатая перуанка

И предложила посмотреть страну инков.

Она за все заплатит.

Коля подумал, что бог дает ему

Уникальный шанс посмотреть

Экзотическую страну с местным гидом

Он мог только мечтать о Перу

Подрастая в крохотном и провинциальном советском городке.

Он сказал гёрлфренд, что идёт в магазин

Поцеловал трехлетнюю Аллу

И уехал на два месяца покорять горы и джунгли,

Бродить по пирамидам

И заросшим космодромам инопланетян.

Когда Николай вернулся,

Чтобы на коленях просить у Маши прощения

Ему сказали, что она с Аллой

Уехали в Таиланд жить

В буддистском монастыре.

Адреса не оставили.

Он разрыдался, поехал их искать

Год искал, так и не нашёл

И один вернулся в Нью Йорк.

P.S. Коля и война

Была у Коли знакомая семейная пара. Жена – жуткая ватница из Луганска. Ненавидит Украину до глубины души. А мужу из Москвы уже не до войны. У него рак. Последняя стадия. Сыну у них 14 лет. Ну жена настоящая оказалась. За мужем ухаживает вовсю. Как за маленьким ребенком. Он часто с постели не встает днями. Коля очень дружил с ними и все время у них пил. Потом после 24 февраля очень с ней поругался. Перестал к ним ходить, а мужу в фб пьяный написал: «Если в тебе есть еще что-то человеческое – немедленно встань и уйди от этой ненавидящей Украину сучки!»

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии