После череды антиправительственных акций в Ливане кандидаты из числа оппозиции попадут в парламент страны.

Оппозиция Ливана пришла из протестов в парламент

Когда на следующей неделе Халиме Эль Каакур войдет в парламент Ливана в качестве новоизбранного депутата, она пройдет через барьеры. Их возвели силы безопасности, чтобы не пустить ее и других протестующих во время массовых антиправительственных митингов в 2019 году.

Читайте также: Папа Римский отменил поездку в Ливан из-за боли в ногах.

Благодаря этому протестному движению и народному гневу по поводу последовавшего за ним финансового краха в воскресенье около десятка активистов и настроенных на реформы новичков, таких как она, были избраны в 128-местный законодательный орган.

«Вы не хотите, чтобы мы вошли в парламент как нормальные граждане? Вы заблокировали нас и поставили стены? Ну, теперь мы входим как члены парламента», — сказала агентству Reuters Каакур, которая имеет докторскую степень по международному публичному праву и преподает в Ливанском университете.

Кандидаты, придерживающиеся реформ, баллотировались в парламент без финансовых ресурсов или штата сотрудников устоявшихся фракций, но все равно набрали более 200 тысяч голосов. Они уступили только мощной вооруженной группировке «Хезболла», получив места во всех избирательных округах и сектах Ливана.

Это ознаменовало значительный отход от привычной политики в Ливане, где со времен гражданской войны 1975–1990 годов доминирующее положение в политике занимала горстка партий, утверждавших, что они представляют мозаику религиозных сект страны.

«Люди не могут в это поверить. Мы сеем надежду, и, даст Бог, мы соберем урожай перемен», — сказала 46-летняя Каакур, единственная мусульманка-суннитка в парламенте.

Их победы были не единственным сюрпризом в опросе. Шиитское вооруженное движение «Хезболла» и его союзники потеряли большинство. Они завоевали его в 2018 году, в то время как их противники — христианская партия «Ливанские силы» — добились значительных успехов.

Аналитики говорят, что это может усилить межконфессиональную напряженность, поскольку НФ настаивает на разоружении «Хезболлы», но большинство новых кандидатов говорят, что есть более насущные вопросы.

Они обвиняют существующие партии в политике, которая привела к экономическому кризису, из-за которого почти три четверти населения Ливана оказались за чертой бедности, а местный фунт стерлингов потерял более 90% своей стоимости.

Парламент Ливана будет пополняться оппозицией?

«Более 30 лет они говорили одно и то же, в то время как электричество, вода и образование были на самом дне, а они делили добычу и воровали», — сказал Каакур.

«Приоритет сейчас — ответить на жизненный кризис людей. Борьба идет за экономическое превосходство».

Элиас Джраде, глазной хирург, получивший место в оплоте «Хезболлы» на юге Ливана, заявил, что он будет стремиться реформировать систему здравоохранения, решать проблемы с электричеством и государственными школами.

Джраде сместил одного из самых долгоживущих членов парламента Ливана: 70-летнего Ассаада Хардана, который был в парламенте 30 лет.

Стройный православный христианин сказал, что баллотировался из-за стремления его дочери присоединиться к антиправительственным демонстрациям после взрыва в порту Бейрута в 2020 году, причину которого многие видят в несоблюдении техники безопасности высокопоставленными чиновниками.

«Я подумал: «Как мне не стыдно. Моя 16-летняя дочь хочет протестовать, чтобы построить нацию для меня. Это должно быть моим долгом»», — сказал он, сдерживая слезы. Он говорил через три дня после выборов, в перерывах между операциями в своей бейрутской клинике, которые, по его словам, он намерен продолжать в качестве члена парламента.

«Вы поймете, что я предал вас, как только я перестану здесь работать. Я кормлю себя и других в поте лица своего — так что если я перестану работать, я буду питаться в поте лица вашего», — сказал Джраде.

Новые единомышленники встречались, чтобы согласовать свои позиции, но Джради сказал, что он предпочитает не создавать единую партию, чтобы каждая из них могла продолжать действовать независимо. В любом случае, сказал Джради, он не планирует долго находиться в парламенте.

«Если через четыре года меня попросят баллотироваться снова — это значит, что я потерпел неудачу. Я не смог подготовить молодых людей, которые придут на смену, из каждого региона, из каждой фракции, от крайне левых до крайне правых».

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: LayalJebran / shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии