Политическая карьера российского младореформатора из 90‑х: от приватизации до очереди за наличными в банкомат Стамбула.

Как Анатолий Чубайс создал и потратил свой политический капитал. Фото: Anatoly Chubays / Facebook

Символ новой экономической политики

В начале 1990‑х молодой экономист из Ленинграда Анатолий Чубайс стал символом новой экономической политики в России. В 1996‑м обеспечил победу Бориса Ельцина над коммунистами на президентских выборах в изначально безнадежной ситуации. Потом успел побыть и лучшим министром финансов по версии журнала Euromoney, и успешным переговорщиком с МВФ, и лидером «Союза правых сил», и реформатором российской электроэнергетики… Выдающаяся карьера без преувеличения исторического деятеля – и бесславный, без преувеличения же, финал: на этой неделе папарацци засняли ушедшего с госслужбы Чубайса в очереди за наличными у стамбульского банкомата.

В какой момент что-то пошло не так? Попытаюсь ответить на этот вопрос, поскольку за всеми этапами этой карьеры мне как журналистке довелось наблюдать с 1992 года. Тогда Чубайс был председателем Госкомимущества и руководил программой массовой приватизации, а я прямо с первого курса журфака МГУ попала на работу в ИТАР-ТАСС, где меня сразу бросили на эту горячую тему.

Чековые и денежные аукционы, заседания правительства, столкновения с противниками рыночных реформ в регионах и нелицеприятные дискуссии с депутатами Госдумы – у репортеров, работавших с экономическим блоком правительства, жизнь в 1990‑е была насыщенная. Помню, в одной из командировок с Чубайсом мы оказались в толпе возмущенных сторонников КПРФ. Они принесли с собой картонный скелет, на шее которого висела табличка с проклятиями в адрес «рыжего». Люди, чей уровень жизни катастрофически упал после реформ Ельцина, Гайдара и Чубайса, ненавидели последнего едва ли не сильнее всех из этой троицы. А его, казалось, эта огненная ненависть только сильнее раззадоривала и закаляла.

«Во всем виноват Чубайс»

Умение держать непроницаемое выражение лица в любой опасной ситуации оказывалось уместным и тогда, когда из-под облика великого реформатора вдруг проглядывал хитроумный трикстер. Вспомним скандал с «коробкой из-под ксерокса», когда соратники Чубайса по предвыборной кампании Ельцина были задержаны ФСО с картонной упаковкой от офисной бумаги Xerox, в которой лежали $538 000 неизвестного происхождения и назначения. Мем «Во всем виноват Чубайс», произнесенный карикатурным Ельциным из программы «Куклы», возник как раз после этой истории. Но Чубайс в результате этого скандала только усилил свои позиции (а шефа президентской охраны Александра Коржакова, который с помощью ареста людей Чубайса надеялся отодвинуть от власти его самого, Ельцин уволил одним днем).

В марте 2022 года Чубайс уволился и уехал из России. Фото: Anatoly Chubays / Facebook

Ещё один показательный пример – «дело писателей». Летом 1997 года медиамагнаты Борис Березовский и Владимир Гусинский пытались тайно договориться с вице-премьером Чубайсом о том, чтобы гарантированно победить на торгах по акциям телекоммуникационной компании «Связьинвест». Чубайс на сговор не пошел: он хотел, чтобы на торгах по-честному победил тот, кто заплатит больше.

Поэтому в июле 1997-го акции достались консорциуму при участии владельца группы «Онэксим» Владимира Потанина. После чего СМИ Березовского и Гусинского опубликовали скандальную историю о том, как еще в мае компания чиновников-«младореформаторов» во главе с Чубайсом получила аванс на издание книги про историю российской приватизации в издательстве «Онэксима» по $90 000 на брата. Сумма, невообразимая для российского книжного рынка – что для тех лет, что для самых благополучных. Двое соавторов из-за этого скандала ушли в отставку сами, Чубайс лишился поста министра финансов, но остался вице-премьером, «Приватизация по-российски» под его редакцией вышла в 1999 году почему-то в другом издательстве. Гонорары руководитель авторского коллектива публично пообещал отдать на благотворительность, но кому в итоге достались бешеные тыщи, история умалчивает.

Ошибки в приватизации

«Были ли у меня и моих соратников по приватизации ошибки? – риторически вопрошал Чубайс в предисловии к этому раритетному изданию. – Конечно, были, но пусть в нас бросит камень тот, кто, активно участвуя в проведении российских реформ, не делал их. Однако в главном, я убежден в этом, мы были правы. Мне говорят: «Вы навязали России чуждую ей приватизацию, вы навязали ей антинародные рыночные реформы». Так вот, я хочу ответить: нет! Это нам – мне и моему поколению – сама жизнь «навязывала» необходимость перемен».

Всё так. Чубайс и его реформаторская команда вписали несколько важных глав в новейшую российскую историю. Благодаря их работе в России сформировалась рыночная экономика, а сторонники коммунистической идеологии не смогли вернуться к власти. А случаи с загадочным предвыборным кэшем и малотиражной книжкой в мягкой обложке за $450 000 только добавили человеческого измерения к фигуре героя и снизили градус пафоса в его публичной репрезентации.

Вопрос лишь в том, как герой распорядился своим политическим капиталом – и что произошло с плодами его трудов.

Еще не настоящие лидеры

«Чубайс, Немцов, Кириенко, Хакамада, по сути дела, не стали еще настоящими лидерами. Технологи, менеджеры, специалисты, – признавал Ельцин в своих мемуарах. – Нет у молодого поколения политиков общенациональной фигуры, способной сплотить целые социальные слои. Наверное, кто-то из них может стать символом нового поколения, лидером студенчества, молодежи, компьютерных мальчиков и девочек, людей XXI века. Но и для этого нужно еще много работать, долго развиваться их движению. Хотя, безусловно, это мои политические «крестники»».

Действительно, либеральные партии («Выбор России», ДВР, «Союз правых сил») смогли пройти в Госдуму только при Ельцине, фактически опираясь на административный ресурс. Во время кампании 1999 года СПС открыто поддерживал Путина как ельцинского преемника. А когда у российских правых сил закончилась поддержка сверху, закончились и «правые силы». После провала на парламентских выборах 2003 года из всех лидеров СПС в реальную оппозицию к Путину ушел только Борис Немцов – и в конечном счете поплатился за свою последовательность и принципиальность жизнью. Сергей Кириенко после полпредства в Приволжском федеральном округе и руководства Росатомом перешел в администрацию президента и с 2016 года отвечает за внутреннюю политику путинского режима. Ирина Хакамада все эти годы зарабатывает тренингами по личностному росту.

А что же Чубайс? С 1998 по 2008‑й он возглавлял и реформировал государственную электроэнергетическую монополию РАО «ЕЭС России». На этот период пришелся и провал СПС на выборах, и дело ЮКОСа (позднее Анатолий Борисович не без гордости рассказывал, что единственный из крупных российских бизнесменов не испугался выступить в защиту арестованного Ходорковского), и покушение на жизнь Чубайса в марте 2005 года, организованное ветераном ГРУ Владимиром Квачковым – как следовало из его признаний, по мотивам личной ненависти к реформаторам 1990‑х.

Всё это время Чубайс подчеркнуто дистанцировался от публичной политики, сосредоточившись на электроэнергетике. У него и там врагов хватало – от менеджеров и инженеров советской школы до могущественого путинского визиря Игоря Сечина. Тем не менее, рыночную реформу в РАО Чубайс к лету 2008 года триумфально завершил: монополия была разделена на множество компаний, многим из которых удалось привлечь иностранные и российские частные инвестиции. По плану реформы, частные производители должны были конкурировать между собой, снижая цены на электроэнергию и вкладывая деньги в модернизацию инфраструктуры.

РАО ЕЭС: Усилия насмарку

В реальности же государство начало возвращаться в электроэнергетику уже вскоре после ликвидации РАО при деятельном участии пресловутого Сечина. За некоторыми исключениями, ни потребителям, ни частными производителям реформа выгод не принесла. Понятно, что Чубайс на это повлиять уже не мог. Но десятилетние титанические усилия его команды пошли насмарку.

К тому же архитектор российской приватизации через два месяца после ликвидации РАО ЕЭС стал гендиректором государственной корпорации «Роснано», где с фирменным задором принялся «топить» за создание инновационной индустрии на бюджетные деньги. Как будто всю жизнь только об этом и мечтал. Когда я спрашивала Чубайса, откуда вообще взялась эта идея – ну в самом деле, где он и где это «нано»?! – он только делал загадочный вид: дескать, не могу назвать по имени того, кто мне это предложил, но таким людям не отказывают. Секрет Полишинеля: нанотехнологиями с советских времен занимался академик Михаил Ковальчук – старший брат Юрия Ковальчука, которого называют ближайшим другом и советником российского президента.

Получается, что самый яркий российский реформатор 1990‑х последние полтора десятка лет своей карьеры провел под крылом главного клана в окружении Владимира Путина. И его, очевидно, это вполне устраивало. Единственный политически значимый поступок Чубайса за этот период – участие в публичных дебатах с Алексеем Навальным на телеканале «Дождь». Как раз с той самой «общенациональной фигурой, способной сплотить целые социальные слои» и «людей XXI века», о которой когда-то рассуждал Ельцин. В администрации президента, как мне рассказывал источник в окружении Чубайса, бывшего реформатора за эти дебаты строго пожурили. Больше он себе таких промахов не позволял и с “оппозиционными СМИ” из черного списка АП не встречался.

Уход из «Роснано»

В декабре 2020 года Чубайс внезапно ушел из «Роснано» (как потом выяснилось, госкорпорация оказалась на грани банкроства). Коллега из «Медузы» пригласил меня поучаствовать в подкасте, посвященном Чубайсу, и спросил тогда, не приведет ли эта рокировка к аресту этой ненавистной силовикам фигуры. Логика в такой постановке вопроса была. На некоторых из его приближенных к тому времени были заведены уголовные дела. Бывший губернатор Кировской области и экс-председатель СПС Никита Белых уже третий год отбывал наказание за взятку в колонии общего режима, одному из бывших соратников по реформе электроэнергетики Михаилу Абызову предъявили обвинения за мошенничество в особо крупном размере с использование офшоров, а другой, Леонид Меламед, провел под домашним арестом несколько лет.

Но я тогда предположила, что самому Чубайсу найдут хорошую должность в президентской администрации. Ведь он уже надежно врос в путинскую иерархию и никакой опасности для правящего класса не представлял. Так и вышло: бывший реформатор занял пост спецпредставителя президента по устойчивому развитию и с хорошо знакомой энергией взялся за продвижение «зеленого перехода» российской экономике.

С Чубайсом я с тех пор не общалась. Его представитель передал мне, что Анатолий Борисович воспринял моё участие в подкасте «Медузы» как предательство. Возможно, дело в словах о том, что из трех главных реформаторов 1990‑х двое мертвы физически, а третий – политически? Но я и сейчас могу под ними подписаться.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Anatoly Chubays / Facebook

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии