Туалеты — мистическое место. Только там человек остается наедине с собой и показывает свое настоящее лицо. А в нью-йоркском велфер-офисе это помещения приобретают еще более экзистанциональный оттенок.

Туалеты велфер-офиса. Фото: Tricky_Shark / Shutterstock.com

1

Сижу на работе и думаю о сексе. Основном базовом и мистическом человеческом инстинкте. Сколько удовольствия он дает! Сколько проблем! У меня есть знакомый профессор философии. Всего ему 37 лет. Так вот его жена, которая тоже профессор философии, не любит секс. Профессор бегает в туалет и мастурбирует каждую ночь. Других партнеров у них, естественно, нет. Спрашиваю его – чего не разведешься? Он говорит, что любит и у них очень глубокие философские дискуссии и он не может представить себе день без нее. Хотя секс тоже хочется. Он уже со своим психоаналитиком эту проблему обсуждает пятый год. Иногда кажется, что уже вроде близки совсем к корню проблемы, но потом оказывается не так. За эти деньги, что он потратил на психоаналитика, можно было уже квартиру купить.

А вот мои клиенты в велфер офисе. Бомжи, алкоголики, наркоманы. Знакомятся в зале ожидания и потом сразу в туалете закрываются и трахаются как кролики. Кричат на весь этаж. И охранники не могут их оттуда вытянуть. И никаких у них философских дискуссий или психоаналитиков.

2

Мужской туалет для посетителей закрывали в этом году три раза. Первый раз, когда клиентка сказала, что она чувствует себя мужчиной внутри уже сейчас, а операция будет хоть и через год, но она хочет начать уже привыкать. Внутри ее другие клиенты, недавно освободившиеся зэки, чуть не изнасиловали. Она слишком пристально смотрела на то, что ей должны были пришить через год. И даже хотела потрогать. Тогда помещение закрыли на два дня всего.

Второй раз, когда засевший там наркоторговец сбивал бизнес тому, кто орудовал в зале ожидания. У него стали гораздо меньше покупать. Главный зашел просто туда и пырнул любителя ножом. Его окровавленного, но живого нашли на полу. Тогда закрыли на неделю.
Третий раз его закрыли, когда наркоман Гектор, не получив дополнительных денег, просто выдрал трубу из стены и пошел продавать ее за пять долларов прямо на улице за углом. Туалет залило и даже вылилось в коридоры. Вот уже месяц ремонтируют.
Неработающий мужской туалет создает кучу проблем. Клиенты норовят пройти в служебный туалет для сотрудников. Там, конечно, стоят охранники, но они отлучаются то покурить, то перекусить, и те проникают. Или клиенты говорят, что чувствуют себя женщинами, и никто их не может легально остановить. *

3

Ну а сейчас в связи с коронавирусом для навещающих социальных работников наступил настоящий ад. Дело в том, что если раньше хотелось в туалет, то можно было зайти в кафе или бар и купить себе кофе или воду, или даже ничего не покупать и воспользоваться их туалетом. А теперь все из-за эпидемии закрыто. Что делать, если хочется?

Пошел в ночлежку на окраину города, где мы размещаем освободившихся уголовников, если они сидели за что-то серьезное и не желательно их в обычных приютах размещать. Непонятно еще: после срока они исправились и теперь ангелочки или ни капельки не изменились и могут повторить. Так пошел туда проведать клиента Рэнди.

Вообще хочется писать по-страшному. Думаю, сейчас у Рэнди в ночлежке воспользуюсь. Еле дотянул. Ну поговорил с Рэнди, быстренько попрощался. Пошел в общий туалет на их этаже, а там бывшие зэки, то есть будущие ангелочки, выясняют отношения. Приоткрыл дверь: вижу — там драка кровавая. Побежал оттуда, только пятки засверкали.

Выбежал на улицу. Мочевой пузырь, чувствую, сейчас взорвется. Рванул в кусты прямо под ночлежкой. Только облегчился, как выбегает вахтер на входе и кричит мне убегающему:

«Негодяй! Урка! Ты же здесь живешь. Это же теперь твой дом родной! У тебя на этаже — туалеты. Совсем облик человеческий потерял! Животное! Зачем тебя выпустили? Я бы тебя на всю жизнь в тюрьму засунул!»

4

Уже начало седьмого вечера. Все ушли. Даже охранники. Дописал последний отчет и начал собираться. Отключил компьютер. Надо еще в туалет перед дорогой домой сходить. Подхожу, а у входа бумажка висит и что-то на ней написано. Но я внимания не обратил. Заморочил мне только что голову этот трансгендер Шери из Техаса. То он хочет быть женщиной, то мужчиной. То белым, то черным. А я ему или ей как старший брат и друг, что я ему посоветую? И что бы я на его месте сделал? Достал! Целый час меня не отпускал. Еле отправил восвояси.

Сделал свои дела в туалете, вымыл и вытер руки. Дергаю двери. Не открываются. Захлопнулась. Блин!!! Я совсем забыл!!! Еще утром сломался замок, и на бумажке, что висела у входа, было предупреждение не закрывать плотно дверь. Слесарь должен прийти только завтра. Я начал кричать, но бесполезно. Целый этаж пустой. Я огляделся. Мне предстояло провести ночь среди двух туалетных кабинок, трех писсуаров и четырех умывальников. Очень весело! Сотовый мой остался на рабочем столе. Вот так я спешил на свое выступление в Лондоне, меня там ждало телевидение, журналисты, а меня в камеру депортационной тюрьмы при аэропорте. За желание прочесть стихи на фестивале без рабочей визы.

Сел на пол, закрыл глаза и глубоко вздохнул. Что толку нервничать? Нервные клетки не восстанавливаются. Всегда надо быть готовым к таким раскладкам. Вся жизнь — это подготовка к таким неожиданностям типа смерти. Ну сниму кроссовки и положу под голову, а укрыться чем? В Лондоне хоть моя куртка была. Может, можно как-то с бумажных полотенец одеяло соткать? Это если шнурки с кроссовок снять. Вдруг, о чудо! Слышу шаги в офисе. Не может такого быть! Закричал. Дверь туалета открывается снаружи, а там наша секретарша снизу:

“Алекс! Это техасская нахалка Шери отказывается покидать зал ожидания, пока еще один вопрос вам не задаст.”

5

Подходит сегодня ко мне пожарный инспектор нашего здания:

- Алекс! Хочешь быть ответственным за противопожарную безопасность на вашем этаже? Раньше был Рональд, но он умер от коронавируса.

- А что надо делать? За это платят?

- Ничего не платят. Ну если будет пожар, то стучать в мужской туалет для посетителей и кричать, что пожар и чтобы эвакуировались через передние двери. Работа нелегкая, предупреждаю. У вас клиенты сумасшедшие. Закрываются там, занимаются сексом, и никаким пожаром их оттуда не вытянешь. Скорее, сам задохнёшься от дыма.

6

Ренату выгнали из ночлежки за то, что плеснула кипятком на другую проститутку-наркоманку, которая увела у нее клиента. Она зашла ко мне в приемный кубик с очень коротенькою юбкой и просвечивающей футболочкой. Ее сопровождал одетый в строгий костюм старик-психиатр. Без него она, конечно, бы могла хулиганить. Бросить в меня трусиками или лифчиком. А старика очень боялась. Он знал, как с ней говорить. Они пришли за направлением в другую ночлежку. Рената заявила, что ей надо в туалет, и выбежала из кубика. Прошло пять минут, десять. Рената не возвращалась. Психиатр вернулся в зал ожидания, а я за свое рабочее место. Прошло пару часов. Я вышел на ланч на улицу. Слышу, меня кто-то зовет из МакДональдса. Подошел, а это Рената с каким-то бомжем в обнимку уже целуется. Смеется счастливая:

«Алекс! Ну мой психиатр ушел? Я короче здесь жду. Как только он уйдет, зовите меня – я здесь!»

7

Я сидел за рабочим столом. Уже было после пяти и я докончил все отчеты. Гелфренд мне прислала линк на выставку тюльпанов, куда она хотела пойти на выходные. Я смотрел на фотографии цветов тоскливо. Ну растут они, ну красивые, ну и дальше что? Тут подошел охранник:

«Алекс? Ты можешь помочь идентифицировать труп? Хотя, может, он еще и не труп. Надо знать, это твой клиент или нет. При нем нет никаких документов»

Мы пошли в туалет. На полу лежал человек и над ним колдовали врачи. Передозировка. Говорю:

«Нет, не узнаю. Это точно не мой.»

Вернулся на свое место. Опять смотрю на тюльпаны. Эти синенькие вроде ничего. Можно и пойти. Почему бы и не пойти?

8

Двадцатилетняя миниатюрная Триника Питерсон по уличному прозвищу “Конфетка” зашла в собесовскую приемную в пальто, надетом на короткое красное платье и футболку, где была вырезан огромный овал на животе. Еще на ней были сапоги на высоких каблуках. Ведущий Триники был из России со странным акцентом, толстый и лысый. Он дико краснел и отводил глаза в сторону. Девушка устроила русскому скандал, что он ее определил в ночлежку с комендантским часом. Как Конфетка должна себе на жизнь зарабатывать, если в двенадцать часов все закрывается? А у нее такое хлебное место пару блоков от ночлежки на перекрестке. Даже регулярные клиенты есть. Как ей на кокаин заработать при такой жизни?

Русский побежал выяснять, можно ли ее в другую ночлежку, а Конфетка огляделась в приемной и увидела смотрящего на нее в упор наглым взглядом охранника. Девушка подошла и стала с ним разговаривать. Раз так смотришь, то давай. Отвечай за базар. Предложила очень дешево здесь же, в женском туалете. Охранник по глазам очень хотел, но отказывался. Можно было потерять работу. Но Конфетка профессионально покрутила попочкой и он уже почти что сдался.

Но тут вернулся этот русский и все испортил. Сказал, что в другую ночлежку перевести не удастся. Объяснения для перевода начальство сочло неубедительным. Конфетка не выдержала и устроила истерику. Стала кричать и плакать на всю приемную, что все обижают бедную девочку, что какой этот мир жестокий, никто не хочет понять ее тяжелую жизнь, но тут прибежали три охранника, включая того, кого Конфетка почти затянула в женский туалет, и выгнали ее на холодную зимнюю улицу.

9

В мой первый рабочий день я решил прийти в офис раньше всех. Надел свой самый официальный костюм, галстук, белую рубашку. Думаю, сразу покажу, какой я надежный человек. Ведь первые три месяца был испытательный срок. Могут и не оставить. Надо произвести на начальницу моего отдела впечатление. Пришел в понедельник к восьми утра и жду, когда откроют дверь через час, чтобы быть самым первым. Через несколько минут за мной пристроилось еще несколько человек в грязной одежде. Они никак не походили на офисных работников. Товарищи плохо пахли и сверкали безумными глазами. Я решил не обращать на это внимание. Ведь у меня сегодня такой большой день. К без пяти девять безумцев уже было человек 50. Они дергали решетки на окнах и громко стучали в двери и, ругаясь, требовали, чтобы немедленно открывали дверь. Визги, крики, толкания, маленькие драки. Это было скорее зоопарк с загнанными в клетку дикими зверями. Когда дверь открыли, они рванули так, как будто это был спринтерский забег, так что я упал и меня бы затоптали, если бы не охранники. Костюм порвали. На белой рубашки был след чьей-то подошвы. Опустив голову, я побрел в туалет приводить себя в порядок. Как теперь знакомиться с начальницей? Стою перед зеркалом и слышу, мне мужской голос за спиной говорит: «В этом здании на третьем этаже метадоновая клиника для наркоманов. Им там дают таблетки специальные, отучая от героина. И вот весь эффект от метадона за субботу и воскресенье выветрился и они уже в полном безумии не могут дождаться следующей дозы. Для тех, кто здесь работает, специальный вход с другой стороны здания». Я повернулся поблагодарить незнакомца и увидел, что это красивая эффектная женщина с потрясающей прической, справляющая нужда стоя в писсуар. Я выскочил пулей из туалета. Начинался новый этап жизни Александра Гальпера.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Tricky_Shark / Shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии