Зачем в ООН запускают проект «Космос для женщин»?

Женщина-астронавт по современным меркам, скорее, норма, чем исключение. С момента первого полета женщины в космос прошло уже больше полувека. Тем не менее, представительниц прекрасного пола – не только среди членов экипажей космических кораблей, но и тех, что работают в космической индустрии «на Земле» – по-прежнему меньше, чем мужчин. Почему ситуация складывается именно таким образом и как привлечь больше женщин в эту сферу? Эти вопросы обсуждают участники экспертной встречи, которая проходит сейчас в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Она организована структурой «ООН-женщины» и Управлением ООН по вопросам космического пространства. Среди участников встречи – Шарафат Гадимова, программный менеджер Управления. С ней поговорила Людмила Благонравова.

ЛБ: Женщины в космосе – уже не новое явление, этим уже никого не удивишь. Есть много женщин-специалистов, женщин-астронавтов. Валентина Терешкова была первой женщиной в космосе еще в 1963 году. Почему ООН сейчас привлекает внимание к этой проблеме? В чем цель нынешней встречи?

ШГ: Что касается первой части Вашего вопроса, я думаю, потому что, видимо, проблема всё еще существует. И поэтому мы здесь, на этой конференции. Конференция связана с проектом, который наше Управление начнет реализовывать в ближайшем будущем. Это проект «Космос для женщин» или, как еще его называют, «Женщины в космосе». Этот проект связан с Целью устойчивого развития номер 5 – обеспечить гендерное равенство.

Этот проект будет запущен в рамках празднования юбилея первой конференции по мирному использованию космоса, которую ООН организовала в Вене в 1968 году. В следующем году исполнится 50 лет со дня проведения этой конференции. За всю историю ООН по мирному использованию космоса были проведены только три конференции. И конференция, которая пройдет в следующем году, позволит нам посмотреть, чего мы достигли за эти 50 лет и что мы хотим сделать в следующие 50 лет. На встрече, которая проходит сейчас в Нью-Йорке, рассматриваются эти вопросы, рассматривается программа работ, которые надо провести в рамках этого проекта.

ЛБ: Основная тема встречи – женщины в космосе. Почему, на Ваш взгляд, до сих пори в космосе и космической индустрии женщин меньше, чем мужчин, и что можно сделать для того, чтобы привлечь больше девочек и женщин в эту сферу?

ШГ: Я думаю, что это связано с тем, что в отношении таких сфер, как наука, технологии, математика, уже выработан стереотип, что эти области больше характерны для мужчин. И женщины проходят обучение, но когда они начинают работать, скажем, в космической промышленности, то, чувствуя, что они там в меньшем количестве, они даже не продолжают работу…

ЛБ: Они чувствуют себя «не в своей тарелке»…

ШГ: Да, они чувствуют себя «не в своей тарелке» и, вместо того, чтобы продолжать работу, пытаются уйти в другие области – чаще в сферу обучения. Хотя, я должна сказать, что наше Управление по вопросам космического пространства организует очень много встреч, и последние 10 лет я принимала участие в организации мероприятий по глобальным навигационным спутниковым системам. Это самая последняя технология, связанная с космосом. И за 10 лет организации таких мероприятий я могу сказать, что число женщин, принимающих в них участие, выступающих с докладами, увеличилось на 10 процентов.

ЛБ: Это тоже результат.

ШГ: Да, это ощутимо, когда входишь в комнату, в аудиторию и видишь такое разнообразие. И это, конечно, показывает еще раз, что мы двигаемся в правильном направлении с точки зрения разрешения этого вопроса и привлечения женщин к этой тематике.

ЛБ: Расскажите о себе, о своей карьере. Почему Вы выбрали эту стезю? Приходилось ли Вам сталкиваться с гендерной дискриминацией?

ШГ: Знаете, на конференциях девочки, молодые специалисты очень часто задают мне этот вопрос. Честно говоря, мне повезло. Когда я заканчивала школу, мой папа, инженер, сказал мне: знаешь, если хочешь работать, делать карьеру, мой тебе добрый совет – заняться инженерной работой, выбрать техническую специальность для своего будущего развития. А остальное – литература, история – это что-то вроде хобби. Я послушалась его совета, прошла обучение. Я получила образование в сфере информационных технологий.

ЛБ: А где Вы получили образование?

ШГ: Я училась в Азербайджане, в Бакинском университете. Когда я начала работать, моя работа была связана со спутниками. Я начала с обработки изображений. Это было очень интересно – как получить снимок из космоса и суметь его привязать к тому, что происходит на планете.

Потом, когда я начала работать в ООН, я стала работать с глобальными спутниковыми навигационными системами. Всегда находились люди, которые мне помогали. У меня были наставники, и среди них были женщины. Возвращаясь к Вашему предыдущему вопросу о том, почему женщин так мало, может быть, потому что все еще мало женщин-наставниц в этой сфере. А мне повезло.

Однажды на одной из наших конференций ко мне подошла молодая девушка и сказала: Вы знаете, я на Вас смотрю, я только закончила университет, начала писать докторскую, и мне хочется пройти такой же путь, который Вы прошли. То, что Вы делаете и Ваша организация, очень интересно. Исследовательская работа по применению спутников очень увлекает молодых девочек.

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.