ВМО: рост концентрации углекислого газа в атмосфере в 2016 году был экстремальным

В понедельник эксперты Всемирной метеорологической организации объявили о том, что концентрация углекислого газа в атмосфере в 2016 году побила все рекорды и достигла самого высокого уровня за последние 800 тысяч лет. Это произошло из-за деятельности человека, а также климатического феномена Эль-Ниньо. У многих возникнет вопрос: откуда ученые знают, какой была концентрация CO2 почти миллион лет назад? Ведь наблюдать за этим показателем начали относительно недавно. Но, как выясняется, определить, сколько углекислого газа было в атмосфере в доисторические времена, не так уж и сложно. Как это сделать и чем грозит планете стремительное увеличение концентрации диоксида углерода, Людмиле Благонравовой рассказала эксперт ВМО Оксана Тарасова.

ОТ: В новом докладе мы показали, что уровни парниковых газов в 2016 году опять побили все рекорды. Мы опять наблюдали увеличение уровня диоксида углерода, метана и закиси азота. Самым интересным фактом стал экстремально большой прирост концентрации диоксида углерода в атмосфере. Мы можем сравнить его с предыдущим рекордным приростом, который произошел во время предыдущего Эль-Ниньо в 1998 году. Тогда этот прирост составлял 2,7 частицы на миллион, а в 2016 году – 3,3 частицы на миллион. То есть это самый большой прирост концентрации диоксида углерода, который мы когда-либо наблюдали.

ЛБ: Чем это может обернуться для планеты?

ОТ: Мы специально в этот раз провели сравнение прироста концентрации парниковых газов в атмосфере и поставили их в геологическую перспективу. Как мы можем сравнить текущие уровни с тем, что мы когда-либо наблюдали? Если мы посмотрим на прошедшие 800 тысяч лет, то мы можем сравнить измерения СO2, которые мы проводим сейчас, с измерениями в ледяных кернах, в которых сохранились пузырьки воздуха. Мы можем отойти на 800 тысяч лет назад, это охватывает последний ледниковый и межледниковый периоды. В эти периоды колебания в концентрации СO2 тоже были в пределах 100 частиц на миллион, но сама концентрация была ниже уровня 280 частиц на миллион.

Сейчас у нас период прироста, и этот прирост произошел буквально за 150-200 лет. В геологической перспективе такой уровень концентрации, как сейчас, впервые был в период от 3 до 5 миллионов лет назад. Это был первый раз в истории развития СO2 в атмосфере, когда мы можем увидеть такой уровень концентрации. И по этим историческим оценкам, мы можем понять, что в то время температура на планете была на 2-3 градуса выше и уровень моря был на 10-20 метров выше. Тогда уровень концентрации СO2 в атмосфере составлял 400 частиц на миллион. Это то, куда мы систему привели, то, к чему мы придем, когда система придет в равновесное состояние.

В принципе, этого можно избежать, но для этого нужно принимать активные меры по уменьшению выбросов в атмосферу, потому что каждая молекула CO2, которую мы выбрасываем, остается и накапливается. Также увеличить так называемые «стоки». Стоки – это биосфера и океан. Биосфера забирает около 25 процентов CO2, который мы выбрасываем в атмосферу. То есть нужно избавиться от эмиссий и увеличить стоки, и тогда мы сможем эту кривую концентрации направить вниз.

ЛБ: То есть еще есть шанс?

ОТ: Шансы всегда есть. Но есть ли желание у наших правительств реагировать на эту информацию и принимать адекватные меры?

ЛБ: Да, и соблюдать Парижское соглашение. Не все готовы это делать.

ОТ: Вот именно. Мы обсуждали роль Парижского соглашения. Это шаг в правильном направлении. Но нужно четко понимать, что природе все равно, что мы пишем на бумаге. Природе важно – выбрасываем мы CO2 или нет. Поэтому страны, правительства, частный сектор могут говорить, что угодно.

ЛБ: Важно действовать.

ОТ: Абсолютно верно.

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.