Куратор и редактор Beyond Nuclear International, Линда Пентц-Гюнтер рассказала в интервью Aussiedlerbote, что последствия возможной аварии на оккупированной РФ Запорожской АЭС могут быть более серьезными, чем в Чернобыле.

Ihor Bondarenko/Shutterstock

Потенциальная авария на оккупированной Запорожской АЭС, где продолжаются усиленные бои между украинскими и российскими военными, может иметь более серьезные последствия, чем в Чернобыле, – об этом куратор и редактор организации Beyond Nuclear International Линда Пентц-Гюнтер рассказала в интервью Aussiedlerbote.

Читайте также: Сырье для «грязной бомбы» россияне получают на ЗАЭС

С начала марта Запорожская атомная электростанция находится под контролем российских военных. Украинский персонал, который отвечает за работоспособность объекта, остался на своих местах. Так как станция до сих пор подвергается обстрелам, сохраняется риск экологической катастрофы.

Россия и Украина обвиняют друг друга в нападении на ядерный объект с целью провокаций и политического давления. Последний работающий энергоблок ЗАЭС, которая является крупнейшей атомной станцией в Европе, отключили в сентябре.

Риски в условиях войны

Первым серьезным риском на Запорожской АЭС является потеря электроэнергии, поступающей от сети, считает Пентц-Гюнтер.

«Потеря внешнего питания на реакторе всегда опасна, и вероятность такой ситуации возрастает в условиях войны. И именно это мы наблюдаем сейчас в Запорожье», – говорит она.

Теперь, когда все шесть реакторов остановлены, риски снижаются, так как есть больше времени для охлаждения реактора, считает эксперт. Бассейны для отходов также подвержены риску потери мощности, но в основном из-за испарения или выкипания воды, покрывающей стержни. Пока вода может поставляться и заменяться, ситуацию также можно держать под контролем, но не бесконечно, утверждает она.

«Больший риск в условиях войны заключается в том, что атомная электростанция или контейнеры с топливом могут подвергнуться прямому попаданию бомб, ракет или обстрелов. Несмотря на то что защитная оболочки реактора и контейнеры, хранящиеся снаружи, должны быть прочными и способными выдерживать удары, они не рассчитаны на то, чтобы выдерживать бомбардировки», – говорит она.

Массовые обстрелы станции создают риск пожара и взрывов, которые затем могут привести к повышению уровня радиации, считает Пентц-Гюнтер.

«В зависимости от масштаба атаки, количества реакторов, бассейнов или контейнеров, которые могут быть повреждены или загореться, пострадавшая территория может быть огромной и выходить далеко за пределы Украины», – говорит она.

Полная безопасность невозможна, пока идет война

Когда в 1986 году взорвался четвертый блок Чернобыльской АЭС, радиоактивное загрязнение распространилось по всей Европе и за ее пределы.

Эти радионуклиды сохраняются в окружающей среде неопределенное время, загрязняя продукты питания, воду и почву и оседая в организме человека, говорит эксперт. Однако количество радиации в Чернобыле, которое высвободилось за два года после аварии, было намного меньше, чем могло бы быть на любом из шести запорожских реакторов.

«Таким образом, авария в Запорожье может быть намного хуже, чем в Чернобыле. В результате такой катастрофы может быть выброшено гораздо больше радиоактивности. А загрязнение продлится гораздо дольше и затронет еще большую территорию», – делает вывод Пентц-Гюнтер.

Атомные электростанции опасны по своей природе, поэтому нет никакого способа сделать станцию​безопасной, считает Пентц-Гюнтер.

«Минимальный шаг по остановке всех шести реакторов уже сделан. Сейчас возникает много предложений, что можно сделать со станцией. Но все это невозможно, пока идет война», – говорит она.

Есть только два шага, которые гарантировали бы хоть какой уровень безопасности, считает эксперт.

«Первое – это прекращение огня. Второе – необходимо демонтировать ЗАЭС и все атомные электростанции и перейти на более безопасные, чистые и надежные источники возобновляемой энергии», – говорит она.

Много разговоров, мало дела

В международном сообществе ведется много разговоров о безопасных зонах вокруг станции, но на самом деле ничего не происходит, считает эксперт.

«Непонятно, что вообще можно реально сделать. Международное агентство по атомной энергии, входящее в состав ООН (МАГАТЭ), призывает к созданию защитных зон. Но в то же время, словно отрицая, зачем нужна такая зона, МАГАТЭ продолжает пропагандировать расширение использования атомной энергии во всем мире. А эта та самая технология, которая в настоящее время вызывает крайнюю тревогу в Украине», – говорит Пентц-Гюнтер.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Ihor Bondarenko/Shutterstock

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Alex
Alex
16 дней назад

> Непонятно, что вообще можно реально сделать.

- Ничего не понятно!
– Ничего не понятно!
Разве по воронкам от обстрелов нельзя узнать с какой стороны стреляют?

Christ
Christ
14 дней назад


Привет сэр и мадам
Мы частная кредитная структура.
Чтобы бороться с бедностью и исключением банков, я
предлагает онлайн:

- Коммерческие кредиты
– Личные кредиты
– Финансовые кредиты
– Кредиты на недвижимость

И все от 350 000,00 российских рублей до 500 000 000 российских рублей. Проценты по кредиту Процентная ставка составляет 2% от всего кредита, а условия кредитных предложений очень просты. Запрошенные кредиты получены в течение 72 часов с момента подачи. мое предложение серьезное, вы можете узнать это по установленному законом порядку предоставления займов между физическими лицами.

Свяжитесь с компанией сегодня и сообщите нам, сколько денег
вы хотели бы занять.

Адрес электронной почты компании:
(christloanfunds@gmail.com)

Alex
Alex
9 дней назад

В США сказали, что радиация в Европе США не повредит.
Поэтому одобрительно относятся к обстрелам АЭС.
Шольц не смеет возразить.