Новая волна эмиграции должна запустить процессы строительства постпутинской России.

Великий исход: Россия в бегах

Россия в бегах. Со дня объявления мобилизации сотни тысячи россиян пытаются выехать через каждый из 130 пунктов выезда из РФ. Во многокилометровых очереди – врачи и учителя, московский бомонд и спортсмены школ олимпийского резерва – стоят сутками, лепят из веток и пакетов шалаши, спят в придорожных обочинах. Российское приграничье становится сценой для постановки булгаковского «Бега».

«Предатели Родины»

Вслед им раздается улюлюканье оставшихся, материализованное политическими заявлениями. Д. Медведев и весь пропагандистский пул Первого канала не называет уехавших иначе как предателями Родины. Элла Памфилова – «крысами». Спикер Думы В. Володин пообещал встретить беженцев из Грузии уголовными делами в случае, если они вернутся.

Госорганы трактуют это почти как указания к действию – пересекшие границу рассказывают о неприкрытых издевательствах пограничников:

«Как повестку не получил? Пойдем выдадим!»

что в большинстве случаев является прелюдией для взятки.

«Философский пароход» образца 2022 г. изрядно увеличился в размерах – количество уехавших за первые дни мобилизации по официальным данным составило почти 300 тыс. человек, а по неофициальным – полмиллиона. Это сравнимо с населением Исландии, Черногории, Люксембурга или Приднестровья. И это не считая тех, кто покинул Россию с февраля – еще почти 700 тыс. человек. Прогнозы «великого переселения» (конечно, если не закроют границы в ближайшем будущем) – еще 3 млн человек.

За рубежами России, таким образом, окажется порядка 5 млн чел. – преимущественно мужчин 25–45 лет – так оценивают экономисты прослойку, которая может себе позволить «исход». Возможно, и больше – учитывая долю «серой» экономики в России и 35% официальных самозанятых. В этом случае «альтернативная Россия» по численности будет не уступать уже таким европейским государствам, как Дания, Словакия, Ирландия, Норвегия, Финляндия.

Примерно такое же количество беженцев выехало с начала войны за границы Украины. Но на количестве сходства заканчиваются. Взаимоподдержка, помощь и волонтерство, которые характеризовали миграцию украинцев после начала войны, полностью отсутствуют в российском случае.

Российские чаты полны сообщениями о том, как в очередях на КПП продают воду по тысяче за литр, бензин – по 15 тыс. за канистру. Периодически возникают «проводники», обещающие помощь и растворяющиеся с деньгами сразу, как их получат. ГИБДД, ФСБ, пограничники соревнуются в способах «стричь» выезжающих.

Саратовцам раздают повестки в пробке на границе с Казахстаном. Фото: twitter.com/Novosti_Saratov

Инфраструктура взяточничества титанична – в частности, именно этим многие выехавшие объясняют наспех сооруженные КПП, например, на дорогах из Минеральных Вод до Владикавказа, объехать которые предлагают сами силовики за 50–100 тыс. руб. с человека.

Нулевая толерантность

Нулевая толерантность русских друг к другу, поиск индивидуальных стратегий выживания, отсутствие эмпатии – все это проявляется в Великом русском исходе. Демографический потенциал «бега», его экономические и социальные последствия лежат в поле рациональных аргументов. Аналитики соревнуются в прогнозах влияния исхода на мировые процессы. Однако почти никто не замечает очевидного – мистического аспекта – исхода.

На границе России с Казахстаном. Фото: twitter.com/kaztag_kz

Убегающая Россия сталкивается лицом к лицу со всеми своими комплексами и имперством. Беженцы концентрируются в странах российского пограничья – Армении, Грузии, Казахстане, Киргизии. Максимальное количество за неделю – более 100 тыс. – принял Казахстан.

Извечное пренебрежение и предрассудки «уважаемых россиян» по отношению к выходцам Кавказа и Центральной Азии перевернулись, поменяв местами вчерашних таксистов, официантов и уборщиков с теми, кого они обслуживали в кафе и на улицах российских миллионников. Шахматная доска перевернулась – и последние стали первыми.

На первом же столбе со стороны Казахстана – ветер треплет напечатанный на принтере листок:

«Ну и кто теперь чурка?»

Важный вопрос русской эмиграции

Важным вопросом русской эмиграции новой волны становятся дискурсы столетней давности. Переосмысление имперства лишь один из них. «Уехавшая Россия» должна продемонстрировать, может ли она демонстрировать альтернативное видение себя, доказать, что «Россия – не Путин». Видение, основанное на принципах противопоставления имперству – и освоенных путинизмом. Качества, традиционно считающиеся имманентными русскому народу – общинность, взаимоподдержка, добротолюбие необходимо противопоставить путинскому нарративу, сформулированному В. Сурковым, – «суверенной демократии», «глубинному народу», ставящему доверие царю выше любых институтов.

Новая волна эмиграции должна стать населением новой (пока виртуальной) России будущего, запустить все процессы дистанционного государственного строительства. Им должен сопутствовать и политический процесс – деполитизация населения была одной из черт путинского периода, обеспечивающей невмешательство «населенцев» в дела государства. Партийное строительство должно обеспечить дискуссию о главном – системе власти в постпутинской России, переформатировании институтов государства и федерализации.

Новая волна русской эмиграции

При этом новая волна русской эмиграции – замыкающая, за последние 3–5 лет ее предварила белорусская (после протестов 2020 г.) и казахская. При этом всех их объединяет одно – они точно знают, чем кончаются автократии, и понимают практическую ценность свобод. Интегрировавшись в европейские практики, они представляют основу будущего единого фронта против тирании, который может переформатировать все постсоветское пространство.

Но на текущем этапе главным является вопрос гуманитарный – вопрос выстраивания механизмов социального взаимодействия переселенцев. Волонтерство, стремление к взаимопомощи и взаимовыручке должно стать modus operandi «альтернативной России». Этот же контур должен стать определяющим для российского бизнеса (особенно находящемуся под санкциями) – выстраивание новой «системы РФ», финансирование процессов community building, вектора ее целеполагания может стать единственным путем размежевания с «долгим государством Путина» и началом взаимодействия с ЕС в области ослабления санкций.

Запад делает первые робкие шаги навстречу «альтернативной России» – но они обретут плоть только если новая Россия не будет походить до степени смешения на уже известную.

Каждый должен сам определить свою меру участия в процессах выстраивания нового сообщества – процессы низовой интеграции начинают появляться. Например, трансфер денег из России за границу.

Например, вузы – для не успевших доучиться. Уехавшие ранее открывают коливинги (места для совместного проживания), телеграм-каналы с полезной информацией по интеграции. Юристы, изучив местное законодательство, дают бесплатные консультации. И даже московские барберы предлагают бесплатные стрижки недавно уехавшим. Все это – «первичный бульон» появляющегося сообщества.

Сообщества людей, ранее максимально дистанцирующихся от политики, но понявших на своем личном опыте, каким может быть государство, не ограниченное системой сдержек и противовесов, – политический базис России 2.0. Европа принимает решение по возможности интеграции беженцев от мобилизации – исходя из расчета, что беженец лучше, чем солдат. Но задача шире, чем это – новая русская эмиграция должна брать на себя функции переговорного посредника между Европой и постпутинской Россией, очерчивая контуры ПРБ («прекрасной России будущего») и предлагая решения всему комплексу прежних проблем – от войны до интеграции в мир.

По меткому выражению Марии Розановой, эмиграция – «это капля крови нации, взятая на анализ». Будет ли новая волна эмиграции пелевинской «внутренней Монголией» или проактивной средой, в которой будут формироваться процессы управления будущим, – в этой дилемме лежит новое прочтение задачи «что делать».

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: twitter.com/wsptua

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Виктор
Виктор
2 месяцев назад

Комментарий удалён. Причина: оскорбление пользователей.

Последний раз редактировалось 2 месяцев назад Eugen Geptin ем
Wilhelm
Wilhelm
2 месяцев назад

Автор делает слишком широкие и плохо обоснованные оценки ситуации и прогнозы ее развития, а порой даже сам противоречит самому себе. Так, в начале статьи критически пишет об индивидуальной стратегии выживания беженцев, а в конце ее уже приводит примеры их интеграции для решения имеющихся проблем.

Инна
Инна
2 месяцев назад

😄😀😁😁😁😁😁😁😁😁😁😁😁😁😁😃😃😃😃😃😃😃😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😀😄😄😄😃😃😃😃😃😃😃😃😃😃😃😃😃😃