Почему же Германия так упорно стремится вывести газ из-под санкций? Почему мы так беспокоимся о том, что страдает производство молока или пивоваренные заводы не производят достаточно пива? Это все прекрасно и заслуживает внимания. Но беспокойство о комфортной температуре в гостиной кажется несколько неуместным, когда прямо там вскоре может взорваться ядерная боеголовка.

Шантаж как политтехнология. Фото: dsns.gov.ua

14 июля 2022. Винница. Убийства. Террор. Запугивание.

Киев (dpa) – По меньшей мере 20 человек погибли сегодня в результате российского ракетного обстрела центра украинского города Винница на западе страны, сообщают украинские источники. Еще 90 человек получили ранения. Президент Украины Владимир Зеленский заявил об «открытом террористическом акте». По его словам, Россия каждый день убивает мирных жителей и атакует ракетами гражданские объекты там, где нет солдат. «Изверги». Государство-убийца. Террористическое государство», — “Що це, як не відкритий терористичний акт? Нелюди. Країна-вбивця. Країна-терорист.” написал Зеленский на своей странице в Telegram.

Правление Путина началось со взрывов и убийств в августе-сентябре 1999, продолжалось дальнейшими убийствами и очевидно близится к концу в виде взрывов в Украине и угрозами уже атомных взрывов — уже по всему миру. Править он начал с того, что взял в заложники население своей страны, сейчас — его заложниками, не только заложниками русского газа оказался весь доступный мир, и Германия внутри него.

Последствия удара по Виннице. Фото: dsns.gov.ua

Мы не верили угрозам напасть на Украину. Но он напал. Как гласит гопническая присказка, пацан сказал, пацан сделал.

Теперь вспомните, как Путин в октябре 2018 году на ежегодном международном форуме «Валдай» в Сочи сказал следующее: «Мы как мученики попадём в рай, а они просто сдохнут». Сказал он не совсем это, в исходном варианте шла речь о гипотетическом ответе на возможное ядерное нападение. Однако интернет-мем дает правильное прочтение. То самое, которое усвоилось «глубинным народом», тем самым, что занимается сейчас в Украине так называемой денацификацией.

Почему же тогда Германия так упорно стремится вывести газ из-под санкций? Почему мы так беспокоимся о том, что страдает производство молока или пивоваренные заводы не производят достаточно пива? Это все прекрасно и заслуживает внимания. Но беспокойство о комфортной температуре в гостиной, когда там вскоре может взорваться ядерная боеголовка, кажется несколько неуместным.

В Германии всерьез задаются вопросом, включит ли Путин газовый кран после завершения ремонтных работ. Не напоминает ли это созависимое поведение семьи коматозного пьяницы, который, придя домой, может в любой момент забить жену до смерти, пнуть сына, изнасиловать дочь, застрелить соседа или даже поджечь свой дом. Он ведь всегда готов умереть сам и забрать с собой в могилу своих ближних и дальних соседей.

Последствия удара по Виннице. Фото: dsns.gov.ua

Европа вынуждена с ним считаться. Но не стоит ли вслух задать вопрос о том, насколько допустимо идти на поводу у шантажиста? Или теперь шантаж является приемлемой формой международной политики? (Отдельной темой для нас будет президент Турции Эрдоган, который тоже успешно продавил свои интересы при помощи шантажа, о нем позже.)

Одним словом, хотелось бы верить, что происходящее сейчас в Германии создание прецедентов отмены санкций (история с поставкой турбины из Канады и др. и т.д.) — это просто маскировка. На самом деле немецкая политика пытается убедить опасного противника в своей беспомощности, собираясь тем временем с силами для адекватного сопротивления.

Tata Gutmacher

[Материал предоставлен изданием NETSchrift. Оригинал.]

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: dsns.gov.ua

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии