Возможно, вам кажется, что иметь статус иностранного агента в России — это просто указывать в своих постах 24 никому не нужных слова — неприятно, но можно пережить. На самом деле все гораздо сложнее

Иностранный агент — бремя или формальность?

Иностранный агент — это непросто

Возможно, вам кажется, что иметь статус иностранного агента в России — это просто указывать в своих постах 24 никому не нужных слова — неприятно, но можно пережить. На самом деле все гораздо сложнее. Вот что думают об этом россияне, на себе испытавшие жизнь в новом статусе.

«Кроме отчетов, которые нужно подавать раз в квартал, других сложностей у меня нет»

Главред «Псковской губернии» Денис Камалягин рассказал в интервью «МБХ Медиа» о бюрократической стороне вопроса: «Первый раз я разбирался в отчете, наверно, пару суток. Там 35 листов, совсем немного. И так как у меня особо нет финансирования со стороны иностранных организаций, то заполнять нужно шесть-семь листов, не больше. Там есть один раздел «доходы» и второй — «расходы». В «доходах» шесть пунктов: доходы от бюджетных организаций России, физлиц России и от российских некоммерческих организаций; и три таких же пункта, касающихся иностранных физлиц, бюджетных и некоммерческих организаций. А по расходам я просто открываю личный кабинет в приложении одного из банков, карточкой которого я пользуюсь, и заполняю свои расходы по тем категориям, которые учитывает этот банк. Например, траты в супермаркетах, расходы на транспорт, на связь, развлечения, книги. И в таком виде вношу это в отчет».

«Ограничиваюсь одним-двумя постами в неделю и абсолютно ничего не комментирую»

Алексей Петров — иркутский историк-краевед, ведущий на региональном телеканале и координатор движения «Голос» в Прибайкалье.

«Да, моя жизнь изменилась. Во-первых, я стал гораздо меньше писать в Интернете. Ограничиваюсь одним-двумя постами в неделю и абсолютно ничего не комментирую. Не потому что не хочу, а из-за плашки в 24 слова, которую я пока что боюсь забыть указать. Во-вторых, стал тратить много времени на бюрократические вещи, связанные со статусом иностранного агента: нужно завести юрлицо, электронную подпись и много еще чего. В‑третьих, пришлось отказаться от нескольких интервью на темы, не связанные персонально со мной. Я говорю журналистам: «Зачем вам указывать эти 24 слова? Проще взять комментарий у кого-нибудь другого». В‑четвертых, некоторые люди, которые работают со мной в научных и общественных проектах, сейчас испытывают дискомфорт из-за того, как мой статус может отразиться через наше сотрудничество на них. Но в целом я никуда не спрятался и не заперся на сеновале — продолжаю быть в публичном пространстве, работать и писать», — рассказал Алексей Петров нашему изданию.

«Раз в год нужно проходить аудит — это может стоить около 300 тысяч рублей»

«Как «иноагентам», каждому из нас нужно открыть юрлицо. Эта мера призвана обеспечить прозрачность трат «иноагентов» для государства. Кроме того, нужно внести уставной капитал и найти бухгалтера, который согласился бы вести такое необычное юрлицо и сдавать отчетность. Раз в год юрлицу нужно проходить аудит — нам говорили, что это может стоить около 300 тысяч рублей», — рассказала «Медузе» журналист-иноагент, пожелавшая скрыть свое имя.

«Нам всегда нужно помнить о том, что мы «иноагенты». Недавно моя знакомая родила ребенка и выложила фото в Инстаграм. Я хотела написать очень трогательный комментарий и за секунду до публикации вспомнила, что мне придется вставить туда «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ…». Моя знакомая не интересуется политикой и давно живет не в России. Она точно не поняла бы и обиделась. Так что каждый день приходится бить себя по рукам. И где бы мы ни находились, даже если уедем из страны, мы будем обязаны ставить эту метку. В том числе и на фото собственных детей», — добавила она.

«Они увидели мое имя в списке инагентов и были вынуждены отменить выступление»

В Кемерово театр отменил концерт петербургской поэтессы Татьяны Вольтской, когда увидел ее имя в списке иноагентов.

«Тысяча извинений, вы же понимаете, президентские гранты, все такое. Я все понимаю, поэтому имен и названий никаких не привожу — и все же, все же… Думаю, начальство этого театра побежало немножко впереди паровоза. Осуждать невозможно — все они ходят под каким-нибудь мерзким начальством, но невозможно и не думать, что атмосферу вокруг, а в итоге страну творим мы сами, и страх летит впереди на своих перепончатых крыльях», — написала Татьяна в своем Фейсбуке.

Каждую неделю Минюст пополняет список физических и юридических лиц, признанных в России иностранными агентами. Это происходит во внесудебном порядке. И если у юрлица есть возможность самоликвидации, то для физлица этот статус фактически становится пожизненным.

Читать также:

Просмотров:
Заглавное фото: Twitter / Север.Реалии

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии