Думаете, что литература – дело безопасное, невинная забава, приятное самопринуждение, виртуозная игра с читателем? Где-нибудь в Берлине или Дюссельдорфе, может быть, это и так. Но не всюду. В Москве это может стоить сломанной человеческой жизни. В самом конце прошлого года двое московских поэтов приговорены к большим срокам заключения за чтение своих стихов. 

Москва: приговор поэтам. Они просто читали стихи

Москва, приговор поэтам. Они просто читали стихи

Читайте также: Лица российского сопротивления: Дмитрий Скурихин

Маяковские чтения: контрмобилизация

Маяковские чтения – это поэтические вечера в Москве у памятника поэту Владимиру Маяковскому. Они проходили каждое последнее воскресение месяца.

Это центр города, Садовое кольцо, на Триумфальной площади рядом филармония и Театр сатиры, гостиница «Пекин», гуляют праздные обыватели. А у подножия памятника «агитатору, горлану-главарю» (так Маяковский сам себя называл) поэты читают свои стихи.

Впервые чтения были проведены еще 65 лет назад, при открытии памятника поэту. Они стали одним из ярких событий тогдашней советской Оттепели. Чиновники в СССР относились к чтениям как к мине замедленного действия. С чтениями связана череда репрессий против их участников, в итоге они угасли.

Но традиция возобновилась в 2009 году. Тогда назревала последняя попытка российского городского образованного класса дать отпор растущему безумию власти. Однако движение Белой ленты было российскими властями раздавлено. А поэтические чтения у памятника стали в Москве чуть ли не последним реликтом публичного уличного протеста против путинщины. Хотя рисковали прийти к памятнику весьма немногие московские стихотворцы.

Итак, 25 сентября того года у памятника Маяковскому три поэта, Артем Камардин, Николай Дайнеко и Егор Штовба, читали свои стихи. Выступавшие продекламировали несколько стихотворений, обнаружив очевидное неприятие военной операции в Украине. Участники объявили чтения «антимобилизационными».

Координатор чтений 33-летний поэт Артем Камардин родом из Подмосковья, из Лытаркино. Его псевдоним Тёма Камрад. С 2013 года он являлся резидентом чтений. Сам себя Камардин определяет как концептуального художника, контркультурного поэта. До ареста он работал инженером-конструктором оптических прицелов и приборов ночного видения.

Вот, например, его стихотворение 2018 года из интернета:

Болеизъявление

Дожить бы до следующей Революции:
Не для того чтобы заработать на старость или прославиться,
Не для того даже, чтобы попасть в прекрасную Россию будущего,
А просто так – ради фана,
Чтобы не сгинуть в быту
Или не уснуть в кровью залитой ванной.
Дороги не прут,
Но путь осилит идущий.
И быть может это покажется странным,
Но лучше уйти, когда ни ты, ни тебе здесь не рады.
А что может быть радостней свершившейся справедливости,
Разгула, прорыва, в чем-то великом участия?
Пускай даже это великое грозится порвать на части
Твои тело и душу.
Дороги не прут,
Но путь осилит идущий
И примет за счастье
Гибель на баррикадах.

Перформанс затянулся, художнику скучно,
Самое время крушить инсталляцию!

На чтениях 25 сентября Артем Камардин скандировал: «Убей меня, ополченец! Ствол тебе купят менты из бюджетных денег. Убей меня, ополченец! Стань десницей карающей». И еще так:  «Слава Киевской Руси, Новороссия – соси».

Со слов свидетелей: поэт описал свои стихи как «исключительно гуманистические», его лирический герой хочет разорвать порочный круг негатива и «вызывает огонь на себя». Кусочек видео с чтением Камардиным стихов есть в интернете.

И это были последние чтения, с тех пор они не проводятся.

Арест

Камардина, Дайнеко и Штовбу на следующий день задержал спецназ.

Камардин вспоминал, что когда полицейские ломились в квартиру, он заранее лег на пол и попросил соседа открыть дверь. «Выясняют, кто Камардин. Я приподнял голову: «Я Камардин». И меня сразу начинают избивать люди в масках. Я падал, меня поднимали, у меня пошла кровь. Они снимали видео, поэтому потом кровь накрыли пледом. Самый агрессивный палач – человек в маске – все выяснял у меня, буду ли я трахать его дочь, когда он поедет воевать на Донбасс. Я отвечал, что это всего лишь стихотворение».

Александра Попова, девушка Камардина, рассказала после: «Силовики приклеивали на суперклей мне стикеры к лицу, пытались заклеить рот, вырывали волосы, пинали, угрожали изнасилованием впятером, показывали постоянно мне видео с Артемом, а я слышала прекрасно все, что происходит».

Камардина полицейские поставили на колени и заставили извиняться на камеру, намекая, что иначе причинят вред девушке и соседу. Он потом вспоминал: «Я, естественно, согласился. Говорите, что надо сказать, я скажу все, что нужно. Я не вижу смысла в извинениях, полученных под пытками. Диктовал тот, кто всем руководил, он периодически смотрел в телефон».

Силовики очень сильно избили Камардина и подвергли его сексуализированному насилию. Записанное на видео изнасилование Артема и показали Поповой.

Вероятно, получили удовольствие от процесса и результата. А может, это традиция такая, просто мы не все знаем про московские аресты.

Адвоката в квартиру не впустили.

«Организованная группа» поэтов: «соучастники»

По версии следствия, на чтениях собрали «организованная группу», Камардин – «лидер», двое других – соучастники. Назначенная экспертиза (понять бы, кто ее проводил?) признала фрагменты стихотворений участников чтений «разжигающими ненависть к российским добровольцам и бойцам народной милиции ДНР и ЛНР». (ДНР и ЛНР – не имеющие международного признания образования на востоке Украины; в октябре 2022 года Москва объявила об их вхождении в состав России.)

Сначала против поэтов возбудили дело об унижении членов «вооруженных формирований ЛНР и ДНР». А весной 2023 года его переквалифицировали уже и на призывы к антигосударственной деятельности. Артему Камардину вменяли в вину декламацию антироссийской речовки и стихов о интимных отношениях с дочерями воюющих в Донбассе.

«Обвиняемый в стихах призывал в ходе мобилизации соблюдать правила, а именно: не брать повестки из рук представителей военкоматов, не подписывать документы о получении повесток и не являться в военкоматы. Соучастники вслух повторяли произведение Камардина и поднимали руки вверх», – выводы следствия.

27-летний Николай Дайнеко сломался и вину признал. В мае прошлого года ему дали 4 года колонии за стихотворение с призывом не брать в руки повестки из военкомата. Его дело рассматривалось в особом порядке, поскольку он сотрудничал со следствием.

А вот двое других, Егор Штовба и Артем Камардин, нет. И их дело рассматривалось больше года.

Суд

Делом занимался Тверской суд Москвы.

Защитники Камардина считали, что во время обыска был нарушен закон. Они предлагали на допросе поэтов посмотреть видеозапись обыска. Прокурор и судья отказались смотреть видеозапись. Сам Артем Камардин на суде сказал, что не готов все рассказать об обстоятельствах обыска, так как сейчас он в СИЗО и, кроме того, ему надо «проработать это с психиатром с воли».

Подсудимые сказали, что «организованной группы» участников чтений не было, каждый приходил и читал стихи по своему желанию.

Дайнеко появился на суде по видеосвязи из колонии. «Обритый налысо человек в тюремной робе хватался за голову, запинался и говорил, что боится противоречить своим же показаниям, которые давал следствию перед тем, как признать вину: «Я не хочу не сойтись со своими же показаниями. Я сейчас уже очень плохо помню 25 сентября 2022 года»». Процедура получения из него нужных обвинению признаний на суде происходила мучительно.

В своем последнем слове 23-летний Егор Штовба объяснял суду: тот факт, что слушатели и поэты аплодировали друг другу, не означает, что все участники согласны с мнениями выступавших. Штовба сказал, что следствие, по его мнению, лжет и фабрикует дело на ложных показаниях секретных свидетелей. «Потому что когда меня уже закрыли, поздно было сдавать назад. Тем самым следователь создал ложную видимость актуальности обвинения. Такой пазл складывается гораздо лучше». Кроме этого Штовба сказал, что не знал Камардина и Дайнеко до задержаний. «Я в первый раз пришел просто почитать свои стихи и показать себя как поэта». В суд молодого человека привезли с воспалением глаза – он покраснел и едва открывался.

Артем Камардин на суде заявлял, что дату и тему для чтений не выбирал, что он даже не высказывался о повестках в негативном ключе. Все, что он сказал о раздаваемых во время «частичной мобилизации» повестках: «В новостную повестку не буду вдаваться, по повесткам сейчас военкоматы».

Камардин сказал в последнем слове, что у него не было цели кого-то оскорбить своим стихотворением: «Возможно, у кого-то была цель оскорбиться, чтобы человек с отличным от их мнением и отличными от их взглядами был незаслуженно наказан». Камардин прибавил, что его убеждения не поменяются «ни под пытками, ни в случае реального срока», но он не будет их больше публично высказывать.

«Ваша честь, отпустите меня домой», – закончил Камардин.

Приговор

Под конец процесса, явно поспешив закончить его к российскому празднику Нового года, судья Ксения Панова стала проводить заседания каждый день. И успела, не опоздала к праздничному столу.

28 декабря Камардина и Штовбу признали виновными по статьям за публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства, и действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека либо группы лиц. Суд назначил Камардину 7 лет лишения свободы. Штовба приговорен к 5,5 годам на зоне.

На днях друзья нашли их в изоляторе в Перми.

Резонанс

30-летняя Александра Попова вступила в брак с Артемом Камардиным, когда он уже был в заключении. В интервью Русской службе Радио Свобода она сказала: «У Маяковских чтений нет географических координат. Маяковские чтения – это люди, для которых важно делиться своими мыслями и чувствами. И прекрасно, что Маяковские чтения проходят сейчас в разных странах и городах. Я знаю, что люди на таких поэтических собраниях читают стихи Артема».

Между тем, осенью прошлого года суд на Алтае, в Барнауле, оштрафовал местного поэта Артема Сахарова на 75 тысяч рублей за чтение стихов в поддержку фигурантов «маяковского дела». Сахарова задержали после поэтических чтений у памятника Александру Пушкину.

26 января в Берлине (Brunnenstraße 9, Iceberg Coworking Space) состоялся вечер солидарности с осужденными поэтами. На днях и в московском правозащитном коворкинге «Открытое пространство» тоже прошел вечер солидарности с фигурантами дела.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте по 1 сообщению с главными новостями за день

Читайте также:

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Московский Гуляка
Московский Гуляка
14 дней назад

Предположим, Германия находится в состоянии вооруженного конфликта, при этом, отдельные персонажи в стихотворной форме призывают бойкотировать обязательную воинскую службу и совершать сексуальное насилие в отношении жен и дочерей законопослушных немецких граждан. Теперь ответьте, готовы ли вы признать, что эти персонажи «просто читали стихи»?