Законодательство о беженцах было ужесточено в последние годы. В настоящее время правительство планирует изменение парадигмы миграционной политики. Что принесли меры — и что должно измениться?

Законы о беженцах

Законы о беженцах: что стало точкой отсчета

В конце июля 2017 года министр внутренних дел Тома де Мезьер находился под сильным давлением. В предыдущие годы в Германию приезжали сотни тысяч людей в поисках защиты. Беженцы в Германии в основном появлялись из Сирии. Только в 2015 году их было около 850 тысяч человек. Исламистские террористы смогли использовать маршруты беженцев и проникнуть в страну незамеченными вместе с теми, кто искал защиты. Группировка «Анис Амри» из Туниса совершила крупнейшую исламистскую атаку в Германии в конце 2016 года, в результате которой погибло 13 человек. Законы о беженцах подлежали изменению.

Читайте также: Уровень зарегистрированных преступлений в Германии самый низкий с 2000 года

Тогда Де Мезьер и парламент объединились. С этого момента к иностранцам, не имеющим права оставаться в стране, представляющим опасность для жизни и здоровья, стали относится жестче. Их строже контролируют, их задержание в ожидании депортации упрощено, сократились сроки возвращения в страну происхождения. Их также обязали носить электронный браслет на щиколотке. С тех пор к тем, кто не оказывает содействия или даже обманывает в процессе идентификации, закон разрешил применять санкции. Например, потребовать выдачу мобильного телефона.

Критика от Pro Asyl

Для Вибке Джудит из организации Pro Asyl это серьезное вторжение в частную жизнь. «Мы все знаем, насколько личным является мобильный телефон. Все важные данные находятся на нем. И, конечно, это что-то вопиющее — передать его властям и знать, что они сейчас в нем копаются».

Эффект меры неочевиден: в 2021 году власти изъяли более 14 000 мобильных телефонов и носителей данных для установления личности беженцев. Подтверждение личности было успешным в 30% случаев, в 4%удавалось доказать подлог. В 66% изъятие не дало полезных результатов.

Ужесточение при Хорсте Зеехофере

Дальнейшее ужесточение последовало всего два года спустя, тогда уже при федеральном министре внутренних дел Хорсте Зеехофере (ХСС). Он утверждал, что депортации происходят не так эффективно, как хотелось бы. В 2018 году в 30 тысяч беженцев смогли остаться в стране при попытках депортации.

Зеехофер разрешил с 2019 года санкции для тех, кто скрывает свою личность. Сюда входят запреты на работу, требования предоставить данные о проживании и штрафы. Для тех, кто уже получил защиту в других странах ЕС и все еще ездил в Германию, Зеехофер отменил социальные пособия. Согласно его политике, беженцы должны были получать только самое необходимое. Сокращения социальных пособий стали инструментом давления против тех, кто отказывается сотрудничать.

Однако на практике, по словам сотрудников иммиграционной службы, возникла проблема разделения ответственности. Федеральное правительство с успехом разрабатывало собственную правовую базу для депортаций. Однако в конечном итоге ответственность за депортацию несли и продолжают нести федеральные земли, а точнее местные иммиграционные власти.

В 2015 году в Германию прибыло 850 тысяч беженцев. Фото: Jazzmany/ shutterstock.com

Законы о беженцах: трудности в реализации

Большой проблемой до сих пор остается получение необходимых заменяющих паспортных документов. Пример Ирака: немецкие власти имеют доступ к посольству, куда они обычно могут обратиться за документами. Но для беженцев, готовых к сотрудничеству, это возможно только в «очень ограниченной степени и только с предварительным соглашением о встрече». Об этом говорится во внутреннем письме, полученном иммиграционными властями.

Возвращение в Ирак возможно «в принципе», но только для «ограниченного контингента» при перелетах авиакомпанией «Ираки Эйрлайнз». Северный Ирак в настоящее время разрешает возвращение исключительно иракских «преступников, осужденных не менее чем на пять лет». Конкретно это означает, что в настоящее время возвратов беженцев в северный Ирак не производится.

Официальные процессы связывают множество исполнителей. Например, ходатайство о заключении под стражу в ожидании депортации должно быть комплексно и дифференцированно обосновано перед судом. Полицейские, которым приходится забирать тех, кто обязан покинуть страну, и доставлять их в аэропорт, обычно неохотно осуществляют депортацию. Нередко случаются человеческие драмы. Часто подлежащих депортации информируют заранее — например, всевозможные сочувствующие неправительственные организации, — и они скрываются от полиции.

Ненси Файзер выступает за смягчение законодательства в отношении беженцев. Фото: Alexandros Michailidis / shutterstock.com

Министерство внутренних дел делает положительный вывод

Признавая наличие проблем, Федеральное министерство внутренних дел во главе с Нэнси Файзер делает «в целом положительный вывод». Ужесточение закона о предоставлении убежища, в частности посредством Закона об упорядоченном возвращении, внесло значительный вклад в улучшение правоприменительной практики, передает ее оценку Главная студия ARD. «Тем не менее, существующие правила и миграционное законодательство все еще могут быть оптимизированы».

Еще во время коалиционных переговоров была затронута тема о репатриационной тактике. Однако до сих пор законы о беженцах были изменены только для улучшения высылки преступников. Остается неясным, должны ли быть введены дополнительные правила для всех тех, кто обязан покинуть страну.

Миграционное законодательство: планируется смена парадигмы

«Коалиция светофора» едина в своем мнении, причем включая СПДГ. По словам политика «Зеленых» Фелиза Полата, правительство хочет смягчить практику закона о предоставлении убежища. В будущем девизом станет: обучение вместо депортации. «Правительство светофора» планирует дать большему количеству молодых людей возможность начать обучение еще получения ими убежища. С них также должен быть снят «статус терпимости»: проходящие обучение не должны жить в постоянном страхе перед депортацией.

Беженцы в Германии: критика Союза

С точки зрения Союза ХДС/ХСС, «коалиция светофора» больше не предпринимает никаких усилий для депортации. По словам первого парламентского секретаря Торстена Фрея, она пытается превратить нелегальную миграцию в легальную. Его коллега Александр Тром, пресс-секретарь по внутренним делам ХДС в Бундестаге, видит решение в заключении соглашения о репатриации со странами происхождения беженцев.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Tomas Ragina / shutterstock.com
Источник: tageschau.de

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии