Известный сибирский политик, правозащитник и владелец СМИ «Усть-Кут24» Алексей Тупицин опубликовал в социальных сетях фотографии тяжёлых нарывов и поражения кожи у своей жены Веры Кузаковой. Он заявил, что подозревает попытку отравления себя и своей супруги

В России новая попытка отравления неугодного власти политика?

Известный сибирский политик, правозащитник и владелец СМИ «Усть-Кут24» Алексей Тупицин опубликовал в социальных сетях фотографии тяжёлых нарывов и поражения кожи у своей жены Веры Кузаковой. Он подозревает, что это была попытка отравления его и супруги.

- Алексей, почему у вас возникло такое подозрение?

4 ноября мы с супругой возвращались из поездки в Польшу, где встречались со многими россиянами, который сейчас живут в Европе – с правозащитником из Улан-Удэ Евгением Хасоевым, Сергеем Беспаловым, который был координатором штаба Навального в Иркутске. В аэропорту Шереметьево заметили за собой слежку. За нами особо не скрываясь ходили пара молодых людей. За несколько часов пересадки мы нигде не пили и не ели, один раз незадолго до вылета в Иркутск пошли пить чай в «Шоколаднице». В полете у супруги на глазах надулись волдыри на руках и ногах, очень сильно поплохело, началось жжение и зуд. Уже в Иркутске вызвали скорую. Врач заявил, что симптомы совпадают с симптомами токсического отравления. Сейчас Вера находится на лечении. Предполагаю, что имело место попытка отравления. Врачи устанавливают токсин, приведший к отравлению.

Фото после предполагаемого отравления / facebook.com/aleksej.tupicin

Фото после предполагаемого отравления / facebook.com/aleksej.tupicin

- Вы связываете произошедшее со своей деятельностью?

В Усть-Куте, где я живу, я являюсь владельцем крупнейшего СМИ в городе, правозащитной организации и занимаюсь бизнесом – сдаю в аренду помещения. Наша гражданская позиция давно не нравится властям и спецслужбам – у меня было 5 попыток поджога помещений, в одном из пожаров сгорело 22 автомобиля совершенно посторонних людей. Совсем недавно я выдвигался кандидатом на выборах в Государственную Думу от партии Яблоко, и сразу после выборов по требованию сторонников Путина из организации «Национально Освободительное Движение» была уволена поддержавшая меня директор школы № 4 Ольга Николаевна Зуева. Так что спокойной нашу деятельность можно назвать с трудом. Еще раньше полиция незаконно изымала нашу почту. Мы судились по этому поводу несколько лет.

- Замечали ли вы за собой слежку раньше?

Да, перед каждым оппозиционным митингом практически. Трудно не заметить какой-то один автомобиль, который едет за тобой через весь город со всеми его пробками, светофорами и развязками. Я уже говорил, что однажды у нас незаконно изъяли почту, в которой были листовки в поддержку Алексея Навального и различные сувенирные значки и авторучки с его символикой. Через пару лет Прокуратура признала такое изъятие незаконным, и полицейские признались, что за нашей работой ведется постоянный негласный надзор, и почту изымали незаконно по требованию руководства полиции.

- Оказывается ли на вас еще какое-то давление? Или может наоборот, власти предлагают сотрудничество?

Сотрудничество никто не предлагает. А что касается давления – у нас постоянно проводятся какие-то проверки разными органами, служба судебных приставов постоянно «случайно и неправильно» закрывает нам счета, которые потом долго открывает. Про 5 пожаров я уже говорил – по самому крупному мы с огромным трудом добились возбуждения уголовного дела. В банки постоянно приходят письма, требующие не выдавать для нашего бизнеса кредиты, так как якобы я и моя организация связана с финансированием терроризма. Однажды кто-то выстрелил в дверь моего дома из охотничьего ружья – дело так и не возбудили. В общем скучной нашу работу и жизнь не назовешь.

- Как давно вы занимаетесь правозащитой? Как вообще люди в России становятся правозащитниками?

В 2008 году мы открыли в Усть-Куте общественную приемную депутата Грачова Ивана Дмитриевича, и к нам пошли люди со своими бедами. Можно сказать, что разверзлась бездна – я всю жизнь прожил в Усть-Куте, и даже не знал, что вокруг творится столько ужаса. Шли жаловаться на ЖКХ, плохую работу полиции, на нарушение содержания в колониях – около Усть-Кута их несколько штук. В 2013 году мы открыли некоммерческую организацию «Центр Гражданского содействия», которая просто продолжила работу. А в 2014 году случилась война в Украине, которую мы однозначно не поддержали. Так мы незаметно сами для себя включились в политику. Для того, что бы освещать свою деятельность мы создали СМИ – сайт «Усть-Кут24», который за несколько лет не только стал самым крупным СМИ в городе, но и вообще на севере Иркутской области. Здесь, в Усть-Куте много денег и в тоже время полная нищета – ни нефтяные компании, ни лесной бизнес не вкладывают в город денег. Обо всем этом мы и пишем.

- Что вы собираетесь делать, если версия о намеренным отравлением подтвердится? Вы останетесь в России после произошедшего?

Сейчас мы ждем результатов анализов. Из-за локдауна независимые медицинские лаборатории в России практически не работают. Потом будем решать, что делать с результатом. Сворачивать свою деятельность или уезжать из страны мы не планируем – если мы сдадимся, тут вообще никого не останется. Будем работать и бороться до последнего.

Читать также:

Просмотров:
Заглавное фото: Алексей Тупицин / Facebook

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии