С 17 по 19 сентября в России проходили выборы в Государственную Думу. Политолог Александр Кынев поделился своим мнением о том, как проходил этот процесс. 

Поражение "Умного голосования". Интервью в Александром Кыневым

С 17 по 19 сентября в России проходили выборы в Государственную Думу. Политолог Александр Кынев поделился своим мнением о том, как проходил этот процесс.

- Что Вы можете сказать об итогах прошедших выборов?

На мой взгляд, результат выборов очень напоминает ситуацию 2011 года. С той лишь поправкой, что электоральная география у нас 2016 года, а результаты – 2011 года, поскольку в 2011 году кампании по «сушке» явки не было и были массовые фальсификации, связанные именно с голосованием в протестных регионах, а в 2016 году от этого пытались уйти. Так, чтобы избежать необходимость массовых фальсификаций.

В 2021 году этого оказалось недостаточно, поскольку базовый рейтинг власти упал, и, соответственно, пришлось идти на дополнительные фальсификации. Это и является главным трендом.

Основных выводов я здесь вижу три.

Во-первых, резкий рост КПРФ в полтора раза, даже не взирая на все фальсификации. Сейчас эта партия очевидно номер два (в прошлом созыве КПРФ и ЛДПР были почти на равных). По стране эта ситуация видна еще лучше, поскольку в ряде регионов коммунисты заняли первые места, чего в 2016 году и близко не было. По Заксобраниям в ряде регионов доминирование КПРФ выражено еще больше.

Второе – сжатие ЛДПР почти в два раза. Это худший результат партии за всю электоральную историю, не считая 1999 года.

Третий момент: мы впервые с 90‑х получаем пятипартийную Думу

- Как Вы оцениваете итоги «Умного голосования»? Как оно повлияло на выборы в России? 

Я думаю, что «Умное голосование» на этих выборах сжалось до Москвы, в незначительной степени – до Санкт-Петербурга и Новосибирска. Но, если в Москве мы результат хотя бы видим («Умное голосование» вывело в лидеры даже тех кандидатов, которые не вели кампанию (без учета электронного голосования)), в случае с другими городами мы не видим никакого вклада. Более того, когда в ряде регионов кандидаты «Умного голосования» оказываются третьими, возникает вопрос: это они уже при поддержке «Умного голосования» оказались третьими? Как же они тогда попали в рекомендации?

Получается, либо аналитика была плохая, либо что-то еще. Но очевидно, что вклад несущественный.

Мне кажется, что «Умное голосование» после этих выборов в прежнем виде не должно существовать, потому что гораздо важнее умение создавать коалиции. Команда Навального вела борьбу не только за мобилизацию по округам, но публично вела кампанию не голосовать за непарламентские партии. Например, были публичные призывы не голосовать за «Новых людей». Хотя эта партия прошла. Эта партия идеологически более близка к демократическому протестному электорату, чем КПРФ.

Так что, мне кажется, что в этом смысле это поражение УмГ. Фактически побед нет. Более того, публичные прогнозы оказались неверными. Мне кажется, что акцент, с точки зрения концепции, должен поменяться. Мне казалось, что «Умное голосование» должно использоваться в том числе для создания неких коалиций. На практике «Умное голосование» сделало невозможным сотрудничество между командой Навального и рядом общественных структур и политиков. Слишком много сделано неверных жёстких и обидных жестов.

- Какой будет эта Дума? И признает ли Запад результаты этих выборов?

Признание или непризнание Запада ни на что не влияет. Никаких институтов влияния на Россию из-за рубежа не существует. Результаты будут признаны де-факто. Никакой возможности повлиять на результаты выборов в России нет.

Действия новой Думы не будут ничем отличаться от предыдущей. Как и от прошлой и от позапрошлой. Но, на мой взгляд, пять фракций – это лучше, чем четыре. Диапазон диалога будет шире.

Общество меняется, требует перемен. Власть сопротивляется из последних сил. Но общество пробивается. Тяжело, с боями, но процесс идет.

Читать также:

Просмотров:
Заглавное фото: Александр Кынев / https://www.facebook.com/alexander.kynev