Рейтинги немецких политиков: беженцы не помогли Зеехоферу

Каждые два месяца общественный телевещатель ZDF публикует результаты своего, так называемого, политического барометра. Сюрпризом рейтинга стало то, что первое место занял политик, который в топ-10 прошлого барометра вовсе не вошел. Лидером стал представитель ХДС Вольфганг Шойбле, по шкале от – 5 до + 5 он набрал + 1, 7 балла.

Второе место занял лидер партии «Союз-90/Зеленые» Джем Оздемир. С прошлого раза его оценка увеличилась на 0, 2 балла и теперь рейтинг политика составляет + 1, 1 балла.

Тройку лидеров замыкает представитель социал-демократов Олаф Шольц. По результатам барометра его оценка составила + 1 балл и с прошлого раза позиция представителя СДП осталась прежней.

Ангела Меркель также образец стабильности, ее рейтинг по версии ZDF не изменился и составляет + 0, 9 балла. На 0, 4 балла укрепилась позиция Хайко Мааса, и его показатели сравнялись с баллами канцлера. Также на 0, 2 балла вырос рейтинг лидера Свободной демократической партии Кристиана Линднера, теперь с результатом + 0, 3 балла он занимает шестую позицию.

По 0, 1 балла за два месяца потеряли Сара Вагенкнехт из Левой партии и Андреа Налес (СДП). Сейчас их оценки составляют + 0, 2 и + 0, 1 балла соответственно.

Рейтинг министра обороны Урсулы фон дер Ляйен остался прежним (+ 0, 1 балла). А вот лидер ХСС, несмотря на все свои старания по ужесточению миграционной политики, не смог уйти в «плюсы» – сейчас его рейтинг (а точнее – антирейтинг) составляет – 0, 8 балла. Нужно сказать, что за два месяца Хорст Зеехофер добавил 0, 4 балла, но этого оказалось далеко не достаточно для в целом позитивной оценки его деятельности.

 Foto: shutterstock.com

Бывшая активистка АдГ раскрыла скандальные секреты партии

Эрика Штайнбах собирается подать в суд на бывшую активистку партии «Альтернатива для Германии» Франциску Шрайбер из-за книги, которую та недавно опубликовала.

В понедельник, 6 августа, в Германии начались продажи документального произведения госпожи Шрайбер «Внутри AдГ». 28-летний политик была ведущей фигурой в молодежном крыле партии, но незадолго до парламентских выборов в сентябре прошлого года Шрайбер покинула ряды «Альтернативы для Германии».

В ее книге, опубликованной издательской компанией «Europa Verlag», содержится ряд скандальных заявлений о внутренней деятельности партии. Так, например, Франциска Шрайбер утверждает, что представитель разведывательной службы Германии давал советы политикам из АдГ. Автор книги заявила, что Ханс-Георг Маасен, глава Федеральной службы защиты конституции, встретился с бывшим лидером АдГ Фрауке Петри и сообщил ей, что партия может избежать наблюдения, исключив из своих рядов господина Хёке.

Как сообщает Spiegel, Штайнбах не единственная, кто собирается судиться с Шрайбер из-за книги. Издатель Гётц Кубичек, близкий к Бьорну Хёке и придерживающийся правых взглядов, оспаривает отрывок книги, в котором Шрайбер утверждает, что он и Хёке подробно изучали речи нацистского пропагандиста Йозефа Геббельса в поисках «формулы, которая привела к успеху в 1930-х годах».

Бывший член ХДС Эрика Штайнбах, которая теперь возглавляет Desiderius-Erasmus-Stiftung, фонд связанный с АдГ, также заявила, что она подаст судебный иск в связи с утверждением Шрайбер о том, что она делала пожертвования для «Альтернативы для Германии» в 2013 году, когда еще была деятелем ХДС.

Франциска Шрайбер в своей книге также рассказывает о том, что некоторые из членов АдГ открыто выражали надежды на террористическую атаку в Германии, в результате которой в стране бы выросло количество людей, недовольных миграционной политикой. «АдГ – очень и очень опасна», – заявила Шрайбер в понедельник во время презентации книги, и добавила, что в будущем партия станет более радикальной.

 Foto: spiegel.de, europa-verlag.com

Преследовали, били, выгнали из университета

Волонтер штаба Навального в Ставрополе Петр Истомин попросил в Финляндии политического убежища. Активист рассказал Радио Свобода, что был вынужден покинуть Россию из-за преследований по политическим мотивам.

Во время избирательной кампании Навального Истомина постоянно допрашивали, задерживали, однажды даже избили. Последней каплей, по словам оппозиционера, стало его отчисление из Северо-Кавказского федерального университета. В выписке из протокола заседания совета по профилактике правонарушений СКФУ написано, что в университет поступило письмо от Центра “Э” с просьбой “рассмотреть вопрос о применении мер дисциплинарного характера в отношении указанного студента”. За отчисление активиста из вуза проголосовали все присутствовавшие на заседании преподаватели.

– Я никогда не планировал эмигрировать из России, – рассказал Петр Истомин Радио Свобода. – Я прекрасно учился на кафедре картографии и геоинформатики. К моей учебе у преподавателей никогда не было никаких претензий. Но совет, который ходатайствовал перед ректором о моем отчислении, не принял во внимание мои хорошие оценки. Меня просто выгнали с третьего курса, лишив права на образование. Оставили без профессии и без будущего.

Петр Истомин выступает на митинге 5 мая в Ставрополе

– Ректор СКФУ не рассказала свою версию случившегося. У вас были проблемы с полицией до отчисления из вуза?

– Полиция начала меня преследовать еще год назад. 28 сентября, за девять дней до агитационной прогулки в поддержку Навального, мне позвонил полицейский. Он представился Андреем и пригласил на разговор. Я сказал, что готов прийти только по повестке. Андрей ответил: “Ну ты чо, ты же нормальный парень”. Я отказался беседовать с полицейским. На следующий день в университете куратор рассказала, что полицейский приходил в вуз и просил администрацию предоставить характеристику на меня. Полицейский рассказал преподавателям, что якобы кто-то в моем родном городе Новоалександровске (я учился и постоянно жил в Ставрополе, а в Новоалександровске вырос и там живут мои родные) разрисовал стены гостиницы экстремистскими высказываниями. Затем меня к себе вызвал директор Института математики и естественных наук (он входит в состав СКФУ). Директор зашел аккуратненько: спрашивал, чем я интересуюсь. Я ответил, что политикой и Навальным. Директор посоветовал оставить Навального в покое и увлечься, например, наукой. А я ответил, что одно другому не мешает.

Поговорили, и я пошел домой. Когда я уже был на остановке общественного транспорта, мне снова позвонил директор и попросил вернуться. В университете меня ждал полицейский. Он выписал мне повестку и сказал, что будем разговаривать о моей учебе и перспективах, а не о Навальном.

На стене в кабинете у этого полицейского висела мишень с наклейкой Навального. Полицейский долго спрашивал меня, не состою ли я в разных экстремистских организациях. Например, в секте каких-то доброверов. Я таких даже не знаю. Затем полицейский показал видеозапись, на которой некий человек в капюшоне что-то пишет на стене дома. Полицейский настаивал, что на записи я. Внаглую настаивал, потому что человек на записи совсем не был на меня похож.

– То есть вы ничего на стенах гостиницы не рисовали?

– Я в это время жил в Ставрополе вместе с сестрой. Это легко можно было проверить. Затем полицейский попросил меня посодействовать в поиске хулигана, испортившего стены. Я отказался. 7 октября мы вышли на мирную прогулку с символикой Навального. После этого меня осудили по части 5 статьи 20.2 КоАП “Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования”. На прогулке меня не задерживали. После того как суд вынес решение, меня вызвали опять к директору Института математики и естественных наук. Он заставил написать объяснительную на имя ректора. Я отказывался, потому что у меня было 10 дней, чтобы подать жалобу на решение суда. Тогда мне показали письмо из Центра “Э” с просьбой применить ко мне дисциплинарное взыскание. 15 декабря меня вызвали на беседу к замректора СКФУ по воспитательной работе. Преподаватель говорил о последствиях участия в кампании Навального для университета. Замректора предложил вместо митингов записаться в кружки и свободное от учебы время проводить в разных секциях при университете. Я ему ответил, что моя работа в штабе Навального учебе не мешает. Мне не понравилась эта беседа, потому что она отрывала от занятий. А учебу я всегда ставил на первое место.

Выписка из протокола заседания совета по профилактике правонарушений СКФУ

16 февраля рано утром ко мне домой пришли полицейские, чтобы провести обыск. Они искали газеты и листовки. Вели полицейские себя очень грубо. Орали на меня и на сестру, отобрали телефон. Они “шутили”: “Не из этих ли ты, из ЛГБТ, не гей ли часом?” Я отказался давать объяснения. После обыска меня отвезли в Центр “Э”. И потребовали, чтобы я говорил. Я сказал, что я не буду отвечать на вопросы без адвоката. Тогда началась жесть. Один из полицейских бил меня кулаками в грудь. Он бил меня и задавал вопросы: кто закрывает штаб, кем я прихожусь в штабе, кто листовки расклеивает. Бил и требовал ответов. Я отвечал. Потом полицейский превратился из злого дяди в доброго. Начал говорить сочувствующим голосом: “Ты, идиот, работать надо за деньги. Скушай вот тортик. Ты, наверное, ничего с утра не ел”.

– У вас есть медицинское освидетельствование, подтверждающее побои?

– Да, хирург подтвердила в письменном виде ушиб грудной клетки и гематомы. После обыска и избиений у меня начались панические атаки. Я боялся выходить из дома. Несколько месяцев болела левая часть груди и сердце, было трудно быстро ходить. Я не мог выпрямиться в полный рост. К кардиологу я долго попасть не мог, потому что в районной бесплатной больнице запись на месяц вперед. Я подал заявление в прокуратуру на избившего меня полицейского. Но никакой реакции не добился. А меня продолжали преследовать. 1 апреля поздно ночью у дома меня ждали полицейские. Они остановили меня, сами не представились. Но составили на меня заявление и бросили в камеру временного содержания. Утром осудили за мелкое хулиганство, якобы я шатался по улицам пьяный, вопил и матерился. Судья дал мне двое суток ареста, которые я провел в спецприемнике.

– Вы матерились и были пьяны?

– Нет, конечно. Меня даже не возили на медицинское освидетельствование. Пока я сидел в спецприемнике, к сестре приходил участковый. Он сказал, что поставил меня на учет за участие в несанкционированных митингах. А в конце апреля совет по профилактике правонарушений СКФУ принял решение ходатайствовать о моем отчислении из-за административного правонарушения. Я оспариваю сейчас отчисление в суде.

Приказ об отчислении Петра Истомина из СКФУ

– Зачем, если вы уже в Финляндии?

– Во-первых, из принципа. Такие несправедливые решения надо оспаривать. Во-вторых, мне нужно получить письма в вуз из Центра “Э”, которые подтверждают, что из университета меня выгнали по политическим причинам. В ходе судебного процесса вуз должен будет предоставить эти письма. Миграционный юрист в Финляндии говорит, что было бы неплохо достать их.

– Что юрист думает о перспективах получения убежища?

– Шансы очень высоки, потому что моя история имеет подтверждение в виде различных документов. Среди них фотографии с митингов, уведомления, заключение врача, постановление суда.

– Где вы сейчас живете?

– В лагере для беженцев. Его переоборудовали из бывшей тюрьмы, но там комфортно. На тюрьму лагерь для мигрантов совсем не похож. Я живу в комнате с политическими беженцами из России, сторонниками Мальцева и Навального. Получаю пособие 90 евро в месяц. В лагере нас кормят, есть интернет.

– Какие у вас планы, если дадут убежище?

– Финляндия помогает беженцам интегрироваться в общество. Буду учиться дальше. Хочу продолжить образование по специальности, которую я так и не смог получить в России. Если это невозможно, то изучу рынок труда Финляндии и выберу интересную, перспективную профессию. Я открыт всему новому.

– Почему выбрали Финляндию?

– Я слышал, что жители Финляндии интересуются тем, что происходит в России. И они понимают, с какими проблемами сталкиваются российские оппозиционеры. Мой опыт подтвердил эту информацию. Мне здесь все говорят, что знают, как в России тяжело людям, отстаивающим демократические ценности. Обещают помочь, чем смогут.

Справка на медицинское освидетельствование Петра Истомина после побоев в полиции

– В России вам угрожали уголовным преследованием?

 Перед митингом 12 июня штаб Навального пытались поджечь. Я прохожу свидетелем по возбужденному уголовному делу. Следствие отрабатывает до сих пор лишь одну версию: это был самоподжог для пиара. Нас допрашивали сотрудники Центра “Э”. Заставили сделать отпечатки пальцев. Нашего товарища следователь просил взять на себя вину. Товарищу сказали, что ему ничего за поджог не будет, а координатора штаба Навального в Ставрополе “закроют”. Но товарищ отказался. Я во время поджога мирно спал дома. И сестра может это подтвердить. И геолокация могла это показать. Но меня допрашивали, будто я не свидетель, а подозреваемый. Я могу в любой момент стать подозреваемым. А ждать правды от российских судов бессмысленно. Я это хорошо понял за прошедший год.

 Вы жалеете, что поддержали Навального?

– Нет. Несмотря на все риски, это был лучший год в моей жизни. Я нашел друзей в штабе Навального и многому у них научился. Но в Финляндии я ощущаю себя в безопасности. Когда я прилетел в Хельсинки, у меня словно камень с души упал. Я почувствовал, что все плохое позади.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

Стив Бэннон

“Движение” Бэннона хочет разрушить ЕС и дружить с Кремлем

Стив Бэннон

Так говорил, выступая в марте на конференции, организованной праворадикальным французским “Национальным фронтом”, бывший главный советник президента США Дональда Трампа по вопросам политической стратегии Стивен (Стив) Бэннон. Его нередко называют одним из ведущих идеологов консервативного популизма в мире. Бэннон и его единомышленники только что объявили о начале работы в Брюсселе своего политико-аналитического центра под названием “Движение” (The Movement).

Кто такой Стив Бэннон? Он родился в 1953 году в небогатой семье американских католиков ирландского происхождения. По образованию архитектор-градостроитель, позднее служил в военно-морском флоте. С начала 1980-х годов – в финансовом бизнесе, где сделал состояние. С 1990-х годов инвестировал в СМИ, сам выступал как режиссер-документалист. В 2007 году стал одним из основателей сетевого издания Breitbart.com, ставшего популярным органом американских радикальных консерваторов (т.н. AltRight, или альтернативных правых). В 2016 году выступил в поддержку кандидатуры Дональда Трампа и стал главой его предвыборного штаба на завершающем этапе кампании. После победы Трампа на выборах был назначен советником президента по вопросам политической стратегии, но в августе 2017 года уволен Трампом – по сведениям из осведомленных источников, в результате конфликта с влиятельной дочерью президента Иванкой и ее мужем Джаредом Кушнером. В январе 2018 года Бэннон объявил об уходе с поста руководителя холдинга Breitbart News и намерении сосредоточиться на новых политико-аналитических проектах. Был трижды женат, отец трех дочерей. Вторая жена обвиняла Бэннона в домашнем насилии, но позднее обвинения были сняты.

Дональд Трамп и Стив Бэннон

Цели “Движения” – прежде всего политические. По словам Стива Бэннона, это “популистский проект”, который должен привести к “тектоническим сдвигам” в европейской политике. С этой целью Бэннон, которого сопровождает слава “человека, приведшего к власти Дональда Трампа”, не первый месяц ездит по Европе, встречаясь с лидерами правопопулистских партий. К его наиболее близким знакомым и единомышленникам относятся лидер французского “Национального фронта” (недавно переименованного в “Национальное объединение”) Марин Ле Пен и глава итальянской партии “Лига”, с недавних пор – министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Бэннон считает, что его “Движению” будет по силам оказать влияние на исход предстоящих в мае 2019 года выборов в Европарламент, мобилизовав сторонников националистических, популистских и евроскептических сил для победы, которая позволила бы им парализовать деятельность органов ЕС. (Пока что у этих сил лишь около ста депутатских евромандатов из более чем 700).

с изображением Ле Пен, Владимира Путина и Дональда Трампа

Противник Марин Ле Пен держит плакат с изображением Ле Пен, Владимира Путина и Дональда Трампа и надписью “Неофашисты”

Крах Евросоюза – давняя политическая цель Бэннона, который выступает с резкой критикой европейского и американского политического и делового истеблишмента, в защиту национальных государств, консерватизма, “иудео-христианских ценностей” и роли церкви. (Хотя сам Бэннон, трижды разведенный любитель виски, вряд ли может претендовать на роль образца христианской нравственности). В 2014 году, выступая перед участниками конференции, организованной в Ватикане консервативно-католическим “Институтом человеческого достоинства” (Dignitatis Humanae Institute), Бэннон изложил основные положения своей политической доктрины:

  • борьба с иммиграцией;
  • протекционистские меры в экономике, ограничение свободы торговли;
  • рост налогов для самых богатых групп населения и урезание их для среднего класса и бедных слоев;
  • децентрализация власти;
  • национализм и патриотизм;
  • борьба с транснациональным капиталом (“партией Давоса“, как называет его Бэннон) и наднациональными интеграционными проектами, прежде всего ЕС;
  • противостояние, по выражению Бэннона, “исламскому фашизму”;
  • поддержка “традиционных ценностей” в области семьи, брака, гендерных отношений.

В “ватиканской речи” Бэннона содержалась и любопытная оценка путинской России, с которой он призывает развивать отношения, хоть и высказывается осторожно: “Я не оправдываю Владимира Путина и клептократию, которую он представляет… Тем не менее мы, иудео-христианский Запад, должны обратить внимание на то, что он выступает в поддержку традиционализма и национализма. Я думаю, что суверенитет отдельных стран – правильная вещь. Сильные страны с сильными националистическими движениями становятся сильными соседями. Это основа Западной Европы и Соединенных Штатов”.

Несмотря на увольнение из президентской администрации, Бэннон остается влиятельной фигурой, а его идеология по-прежнему оказывает влияние на политику Дональда Трампа. Так, недавние заявления американского президента о необходимости для европейских стран НАТО резко увеличить расходы на оборону по сути повторяют слова Бэннона, сказанные им в мае во время выступления на конференции в Праге: “Вам (европейцам. – Прим. РС) должно быть стыдно. Вы не должны быть нашим протекторатом. Мы хотим, чтобы вы были нашими партнерами”.

Неудивительно, что появление “Движения” Стива Бэннона встревожило многих европейских политиков. Вот как отреагировал на него Ги Верхофстадт – бывший премьер-министр Бельгии, глава либеральной фракции в Европарламенте:

Стив Бэннон, проповедник ненависти из числа альтернативных правых, хочет вмешаться в предстоящие европейские выборы. Сколько российских денег и поддержки будет привлечено на сей раз? Каким количеством нашей персональной информации в Фейсбуке они будут манипулировать? Как ответят [премьер-министр Венгрии Виктор] Орбан и [лидер правящей в Польше партии Ярослав] Качиньский на это иностранное вмешательство? Дождется ли Бэннон от [австрийского канцлера Себастьяна] Курца такого же запрета на въезд, как экстремистские имамы? Каков бы ни был ответ, “поколение Европа” должно остановить его, прежде чем злобный национализм снова разрушит Европу!

“Мы должны бороться уже сейчас – с помощью ясных аргументов и уверенности в своей правоте”, – вторит Верхофстадту статс-секретарь по делам Европы в правительстве Германии Михаэль Рот. А его коллега, депутат Бундестага от Христианско-социального союза (ХСС) Флориан Хан, считает, что угрозу влияния Бэннона на европейскую политику “нужно воспринимать всерьез”.

Сам Бэннон, не скрывая своих намерений произвести в Европе политическое землетрясение, как это ему уже удалось в США, цитирует поэму “Потерянный рай” Джона Мильтона: “Лучше царствовать в аду, чем прислуживать на небесах”.

Фрагмент фильма “Адвокат дьявола” (в роли Дьявола – Аль Пачино), где цитируется та же строка:

Это не первый раз, когда Стив Бэннон, при всей своей демонстративной приверженности консервативным идеалам “иудео-христианского Запада”, расточает похвалы разного рода “плохим парням”. В свое время пресса активно цитировала его фразу: “Дик ЧейниДарт Вейдер. Сатана. Это власть. Нам только на руку, если [наши противники] не понимают, кто мы и чтó мы делаем”. Позднее Бэннон говорил, что это была шутка. Видимо, из тех, о которых говорят, что в них есть лишь доля шутки.​

Ярослав Шимов

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

Хайко Маас: поведение Трампа – огромная проблема для дипломатии

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас в одном из интервью высказал мнение о быстрой смене взглядов президента США Дональда Трампа, высказанных им во время пресс-конференции после встречи с Владимиром Путиным в Хельсинки в понедельник, 16 июля. Главный дипломат ФРГ сказал, что «период полураспада слов президента США составляет 24 часа».

Также Маас заявил, что Германия и другие западные союзники должны ожидать «минимальной степени надежности» от Трампа и его внешней политики. «Чрезвычайно сложно разрабатывать политику, делать какие-то прогнозы и планы, если информация и мнения меняются за 24 часа. Такое же мнение об изменчивости Трампа высказывают и в США», – заявил министр иностранных дел.

Напомним, во вторник президент Америки опроверг замечания, высказанные им в понедельник во время пресс-конференции с Путиным. Стоя рядом с президентом России, Трамп заявил о сомнениях по поводу данных разведывательных ведомств своей страны о том, что в 2016 году Россия вмешалась в президентские выборы в США. «Я не вижу причин для этого», – сказал президент.

Во вторник Трамп заявил, что он пересмотрел записи своих заявлений в Хельсинки и объяснил, что он ошибся. «Я хотел сказать, что не вижу причин, почему это не могло произойти »,– отметил президент США.

Отвечая на вопрос журналистов газеты «RedaktionsNetzwerk Deutschland» о том, как следует реагировать на изменчивость Трампа, Маас сказал: «Его оправдание, по-видимому, было попыткой ограничения ущерба. Это не выглядит особенно убедительным. Европейская поездка Трампа показала, что его поведение является большой проблемой для мировой дипломатии».

 Foto: shutterstock.com

Предчувствие кризиса. Пора ли России волноваться из-за торговых войн

Трейдер на Нью-Йоркской фондовой бирже во время падения курса акций, вызванного политическими новостями из Вашингтона

Последние полвека большие финансовые кризисы случались каждое десятилетие. С “Великой рецессии” 2008–2009 годов минуло как раз десять лет, и с этой точки зрения конец 2010-х выглядит тревожно: нынешний рост американских рынков – уже один из самых продолжительных за 50 лет. (Хотя не стоит преувеличивать прогностическую силу подобной статистики)

За последние два года тональность обсуждения американской экономики изменилась – от терминов восстановления после кризиса 2008–2009 годов к признанию ее превосходного состояния – с низкой безработицей, небольшой инфляцией и ростом ВВП от 2 до 3 процентов.

Это признание успехов порождает предчувствие нового кризиса. Знаменитый финансист Джордж Сорос предупреждает о растущем долларе и бегстве капиталов с развивающихся рынков. Отказ США от “ядерной” сделки с Ираном и разрушение связей между ЕС и США губительно повлияют на европейскую экономику и обесценят валюты развивающихся стран, говорит Сорос: “Мы можем направляться к новому большому финансовому кризису”.

Уильям Уайт, влиятельный экономист из Организации по экономическому сотрудничеству и развитию, говорит об опасности инфляции, роста долговых обязательств финансовых институтов и их готовности к рискованным вложениям.

Бывшие руководители Банка международных расчетов, объединяющего центральные банки десятков стран, Питер Диттус и Эрве Аннун, выпустиликнигу с жестокой критикой “модели стран большой семерки”, которая, по их словам, представляет собой экономический рост, основанный на растущих заимствованиях стран при искаженной оценке их активов.​ Глобальный долг и его составляющие. За последние 18 лет он вырос с $80 трлн. до $240 трлн. Для сравнения: объем мировой торговли – около $17 трлн.

​Эти мрачные, но все же гипотетические оценки дополняются реальными событиями, способными спровоцировать новый кризис.

Последние дни рынки, прежде всего азиатские, нервничают – в преддверии того, что может вылиться в полномасштабные торговые войны: в пятницу США повышают пошлины на импорт китайских товаров объемом до 34 миллиардов долларов, а Китай обещает ответные меры. Юань совершил 5-процентное падение за последние две недели. США уже находятся в противостоянии с ЕС и Канадой. Одним из результатов этого стало решение компании “Харлей-Дэвидсон” перенести часть производства своих легендарных мотоциклов за пределы США.

Хорошее состояние мировой экономики и увеличение производства означают рост цен на нефть. Этому же способствовало решение президента США Дональда Трампа пересмотреть “ядерную” сделку с Ираном, что может привести к резкому сокращению поставок иранской нефти на рынки. Трамп попытался договориться о компенсации нехватки нефти на мировом рынке с королем Саудовской Аравии, но, кажется, цели своей не добился.

Однако кризис, если он разразится, собьет цены на нефть. Для России, экономика которой все больше зависит от экспорта углеводородов, это может стать новым испытанием.

Экономист Константин Сонин и финансист, ведущий телеграм-каналаProeconomics Валерий Левит оценили вероятность нового кризиса, опасность торговых войн и масштабы угрозы для экономики России.

Грозит ли миру новый экономический кризис

Левит: Кажется, да. На рынке есть несколько пузырей, вполне существенных. В частности, на американском фондовом рынке надулся колоссальный пузырь, особенно в различных технологических компаниях. И политика Трампа подталкивает к тому, чтобы этот кризис наступил раньше, чем мог бы произойти, поскольку торговые войны и переговоры с Китаем, где он, мне кажется, ведет себя как слон в посудной лавке, могут привести к тому, что темпы глобальной торговли будут сокращаться, это приведет к снижению заказов, производства, далее по цепочке. Люди почувствуют, что стали беднее, будут меньше тратить, потреблять, дальше классический кризис.

– Можете привести пример пузыря?

– Например, компании, которые занимаются производством карт памяти, видеокарт, оборудования для майнинга криптовалют, оценены очень дорого. Надо, чтобы прошло 50 или 100 лет, чтобы по текущей конъюнктуре их компания окупилась прибылью. Акции компаний сильно выросли на ожидании того, что они будут продавать оборудование для майнинга, но биткоин и другие криптовалюты подешевели, многие уже ниже себестоимости, затрат на электроэнергию для майнинга. Поэтому спрос на “фермы для майнинга” должен будет упасть, соответственно, и стоимость акций этих компаний будет падать и пузырь будет лопаться.

– А долговая проблема?

– Эта проблема, насколько я понимаю, есть сейчас у развивающихся рынков, которые за последние 10 лет очень сильно нарастили долг. Например, у Аргентины, Турция тоже довольно много занимала. В принципе, и долги в странах Евросоюза никуда не делись, просто с помощью манипуляций центральных банков проблема долга, скорее, просто была отодвинута во времени, а не решена.

– Когда, по вашим ощущениям, кризис может произойти? Грубо говоря – завтра или лет через 5-6?

– Честно говоря, думаю, это вопрос ближайшего будущего. Не берусь предсказывать, но стабильности на перспективе еще 5-6 лет я не вижу. Запас прочности есть, но не на такой горизонт. Тем более с политикой Трампа. Глобально земляне вошли в фазу нестабильности, вы видите, что в политике выбирают людей странных, не очень предсказуемых.

Сонин: Глобальный экономический кризис, конечно, возможен, но я сейчас не вижу особенных индикаторов к этому. (А когда вы говорите про 10 лет роста после прошлого кризиса, вы имеете в виду американскую экономику, это она уже почти 10 лет растет, создает новые рабочие места и выпускает все больше продукции, а, например, российская экономика эти 10 лет провела менее успешно.) Я бы скорее назвал происходящее сейчас в мировой экономике возможностью рукотворного кризиса. Протекционистская деятельность Трампа и развязанные им торговые войны вряд ли могут остановить американский экономический рост, но могут нанести большой ущерб экономическому росту во всем мире.

Глобальные торговые войны

Левит: Трамп, конечно, подстегнул экономику, когда снизил налоги, пошли инвестиции, но сейчас он подрубает сук, на котором экономика США не то что сидит, а выросла, и не сук даже, а ствол. Безусловно, Трамп подыгрывает внутреннему производителю, алюминиевым компаниям, им это все нравится, но это позапрошлый или прошлый век, сейчас экономика по-другому устроена. Современные новые отрасли ориентированы прежде всего на глобальный рынок. В этом смысле Трамп может ухудшить условия для бизнеса американских компаний. Поэтому риски растут.

Сонин: ​Несмотря на то, что в американской экономике все очень хорошо, – ​или даже благодаря этому, ​американская администрация начала очень неожиданную, сильно расходящуюся с тем, что она делала прежде, экономическую политику в области торговли.

– Почему неожиданно? Трамп обещал заниматься протекционизмом.

– Это не неожиданно в том смысле, что действия Трампа – ​следствие его избирательной кампании. Он обещал протекционистские барьеры, выход из торговых соглашений, он выполняет. Но он говорил про много всего, и экономистам выход из торговых соглашений и торговые войны с ближайшими партнерами казались просто разговором. Надежда была, что этого ничего не случится. Между Канадой и США, конечно, существуют какие-то торговые барьеры, но они гораздо меньше, чем были 10 лет назад. Америка покупает больше канадских товаров, но Канада получает гораздо больше американских финансовых услуг. Торговая война ударит по обеим экономикам. Казалось, простое соображение, что торговая война бьет прежде всего по своим собственным потребителям, должно было бы Трампа остановить – ​это противоречит всему, что делалось США во внешней экономической политике на протяжении почти всего ХХ века. Сейчас происходит какой-то разворот. Объяснение ему, по всей видимости, внутриполитическое. Хотя Америка в целом, американский бизнес оказались бенефициарами глобализации последних лет, ​от свободы торговли большинство американцев и бизнесов выиграли – ​но есть существенная часть, миллионы людей, которые проиграли. И их голоса оказались решающими. В Америке победил протекционизм.

Можно ли победить в торговой войне

Сонин: Америка – ​единственная страна в мире, которая, по всей видимости, может без особых потерь и уж точно без экономической катастрофы существовать без международной торговли. Для всех остальных стран, даже включая такие огромные экономики, как Европейский союз или Китай, торговые войны – ​это реально плохо, это может привести к спаду. А у американской экономики это будет замедление роста, но спада может не вызвать. И это опасно для мира, что американская автаркия (самообеспеченность​, – греч.) хуже сказывается на остальных странах, чем на самой Америке.

– То есть Трамп прав, когда говорит, что Америка выиграет в торговой войне, имея в виду, что США пострадают меньше других?

– Это совершенно ложная логика, когда про торговую войну говорят, будто это шахматы или футбол. В торговой войне страны выигрывают и проигрывают вместе. Выигрыш в торговой войне – это когда становится меньше торговых барьеров, больше торговли, когда обе страны производят и потребляют больше.

– ​Что такое торговая война между США и Китаем?

– Китаю придется изобрести что-то новое. Если обещано, что в США против китайских товаров на 200 миллиардов долларов будут введены дополнительные пошлины, то Китай не может нанести симметричный ответ – он не импортирует американских товаров на такую сумму. Он будет, наверное, наносить удар в финансовой сфере, но это будет почти в такое же степени удар по себе. Китаю сейчас станет плохо – это понятно. Возможно, что для китайской экономки это будет одно из самых сильных испытаний за последние 30 лет, в период высокого роста. Но это дается дорогой и бессмысленной ценой для американской экономики.

– Торговая война Трампа может положить начало глобальному экономическому кризису?

– Сейчас выглядит так, что это приведет к существенному замедлению темпов роста мировой экономики. Возможно, это будет не такой масштабный кризис, как в 2008-2009 году, но у того, что происходит, безусловно, есть потенциал мирового экономического кризиса.

– Российской экономике, достаточно изолированной, это все равно?

Левит: Я сказал бы: когда толстый сохнет, худой сдохнет. Такая есть поговорка. Если разразится мировой экономический кризис, это нанесет удар по ценам на сырье и нефть, спрос на них будет сокращаться. Кроме того, через рынок акций Россия все равно интегрирована в международные рынки капитала. Если там будут дешеветь акции хороших компаний, то и российские акции вряд ли на этом фоне будут дорожать, потому что фонды будут избавляться от рисковых активов. И сократится спрос на экспортные товары, которые Россия производит. Это все снизит валовый продукт, повлияет на спад, и возможно, даже сильнее, чем в мире. Поэтому я бы не сказал, что для российской экономики рисков нет. Нефть может подешеветь – раз. Во-вторых, санкции – на мой взгляд, еще не все санкции, которые Россия могла бы получить за историю с выборами в США, за сбитый “Боинг” и так далее. Мне кажется, риски никуда не делись, просто в целом нефть подорожала, рынки международные высоко котируются. Однако Россия отрезана от рынка капиталов, привлекать деньги новые или хотя бы рефинансировать старые долги уже проблематично.

– Российское население уже привыкло к сокращающемуся уровню жизни. Будет еще ухудшение, власти скажут, что причина – мировой кризис. А падение будет не таким сильным, потому что уровень, с которого падать, невысок. В Северной Корее, например, вряд ли кто-то сильно чувствует мировой экономический кризис.

– Если россияне готовы жить как в Северной Корее, тогда милости просим. Да, людей поджимают, поджимают, но всему есть предел. Если уровень жизни сокращается неуклонно и ожидать хорошего не приходится, всякое может быть.

Сонин: В 2008 году тоже были большие ожидания, что российская экономика защищена от мировой, у нас не такая уж большая и тогда была торговля. Российская экономика, с одной стороны, в значительной степени защищена от мировой, с другой стороны, существенное замедление темпов роста в Китае, считайте, то же самое, что падение цен на нефть. Этого пока совершенно не происходит, пока мы говорим только про потенциал мирового экономического кризиса, пока его нет, даже явных признаков начала нет. Но если это произойдет, удар по российской экономике, по бюджету будет очень существенным.

– Предположим, в течение двух лет цены на нефть упадут вдвое, это радикально отразится на состоянии населения?

– Не думаю. В кризис 2008–2009 года, несмотря на то что это был очень серьезный спад в промышленности и изначально был скачок в безработице, реальные доходы россиян в течение тех двух лет продолжали расти. Я бы сказал, что если, гипотетически, цены на нефть упадут вдвое, это, может быть, будет что-то похожее не на 2008-й, а скорее на 2014-й – кризис был значительным, спад был заметным, но благосостояние упало не сильно.

–​ Почему цены на нефть растут, несмотря на сланцевую революцию в США?

Левит: ​ Я бы не сказал, что сейчас они уверенно растут, скорее, они уже корректируется. Я не испытываю особого энтузиазма по поводу роста нефти, мне кажется, пик уже был в районе 75 долларов за баррель. Производство вроде как растет, тем более что США выходит уже на первое место по производству, они смогут свои нужды полностью покрывать своим производством. Страны ОПЭК, Россия тоже заинтересованы в наращивании производства. В котировках нефти есть высокая доля ожиданий, спекуляции. Если прогнозируется сильный рост экономики, нефть обычно подрастает в расчете на то, что спрос на нее будет расти и опережать производство. В нынешней глобальной конъюнктуре я этого не наблюдаю – скорее думаю, что она имеет шансы подешеветь на фоне возможного экономического кризиса, плюс то, что возобновляемые источники энергии, солнечная энергетика, другие, они будут постепенно в энергобалансе долю наращивать, доля нефти будет сокращаться.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

 

В ожидании встречи. О чем будут говорить Путин и Трамп?

Дональд Трамп и Владимир Путин на саммите АТЭС в Дананге, ноябрь 2017 года.

Запись Трампа в Twitter: “Россия вновь заявила, что никоим образом не встревала в наши выборы”, перепечатали все ведущие издания. А те из них, которые находятся в оппозиции Белому дому, поставили ее бок о бок с заявлением, сделанным накануне в Сенате госсекретарем Помпео: “Я абсолютно уверен, что на встрече с Путиным президент со всей ясностью доведет до него мысль о недопустимости вмешательства в наш избирательный процесс”.

Карикатура на Путина и Трампа

Противопоставление неофициального президентского твита и официального заявления главы Госдепартамента в очередной раз демонстрируетразлад в трамповской команде. Наличие в аппарате различных подходов к России неоспоримо, не ясны только их практические последствия. Если администрация расценивает предстоящий саммит с Путиным как преимущественно пиар-акцию, то зачем тратить силы на устранение болезненных межличностных и межведомственных расхождений, стоящих на пути к консенсусу? Разве не подтверждает гипотезу о подготовке именно шоу, нежели содержательного диалога, нарочитая задержка на целый день объявления параметров саммита? Все они были согласованы в среду, во время пребывания помощника по национальной безопасности Джона Болтона в Москве, но оглашены только в четверг. Не ради ли искусственного поддержания интриги? На вопросы Радио Свобода ответил аналитик Гудзоновского института Ричард Вайц:

– У меня другой взгляд на причину задержки, я не вижу тут пиар-технологий. Главная из них: Болтону, хоть он и занимает высокий пост в аппарате, не по чину анонсировать столь важное событие, как американо-российская встреча в верхах. Это не его прерогатива. Это должен был сделать Госдепартамент, Белый дом или даже сам президент. Вторая причина задержки кроется в элементарной осторожности: администрации нужно было еще несколько часов, чтобы окончательно убедиться, что дата и сроки саммита стыкуются с уже утвержденным президентским графиком. Отсюда и маленькая перестраховка – параметры саммита надлежало огласить в обеих столицах одновременно.

Ричард Вайц

– Трудно спорить с тем, что американо–российский саммит – мероприятие приоритетное. Так почему же в этом случае в Москву едет аппаратный чиновник, а не шеф внешнеполитического ведомства?

– Это более интересный вопрос, особенно учитывая жалобы России на то, что у Помпео до сих пор не было официальной личной встречи с Лавровым. Причина, по которой в Москву отправился Болтон, а не госсекретарь, в том, что помощник по национальной безопасности отвечает только перед президентом, в то время как госсекретарь, утверждаемый Сенатом, обязан отчитываться и перед ним. Белый дом элементарно не хотел, чтобы Помпео, пусть даже за закрытыми дверьми, раскрывал сенаторам подробности деликатных переговоров с российской стороной.

– И в Вашингтоне, и в Москве, несомненно, хорошо разбираются в политической символике. Видите ли вы какую-то символическую значимость в выборе Финляндии как месте встречи двух президентов? Финляндия и после окончания «холодной войны» сохраняет учтивость к России; да, она – член Евросоюза, но пока еще не НАТО. В Хельсинки в 1975 году был официально санкционирован послевоеннный раздел Европы. Что должно вызывать у Путина приятную ностальгию.

– Намного более символичным мне лично представляется то, что Трамп не едет в Москву, а Путин не летит в Вашингтон. Визит Трампа в Россию незадолго до ноябрьских выборов в Конгресс мог обернуться для республиканцев политической катастрофой, равно как и приглашение Путина в Америку – он здесь слишком токсичен. А Хельсинки уже давно фунционирует как своеобразная посредническая площадка для Белого дома и Кремля. Президент Нийнистё организовал там в прошлом году рандеву вторых лиц во внешнеполитических ведомствах обеих стран – Томаса Шэннона и Сергея Рябкова, а также начальников генеральных штабов – Джозефа Данфорда и Валерия Герасимова. Как запасной аэродром, как альтернатива Вашингтону и Москве, Хельсинки идеален.

– Раз уж вы упомянули Саули Нийнистё. Было очень странно слышать, как финский президент, имеющий к саммиту лишь косвенное отношение, рассказывает журналистам о его вероятной повестке более подробно, чем непосредственные участники. В Вашингтоне и Москве официальные комментарии по повестке встречи на высшем уровне были очень скупые и расплывчатые. Отражает ли это то, что повестка объективно скудна?

Президент Финляндии Саули Ниинистё

– Вопросы прав человека в России, вмешательства в американские выборы, Крыма, экономических санкций, восстановления численности «Большой восьмерки», но никакого практического смысла это бы не имело; это все проблемы на сегодня нерешаемые или, по крайней мере, нерешаемые в двустороннем формате. Я не жду прорывных договоренностей по Донбассу, а вот по другой региональной проблеме, Сирии, сделка, я полагаю, реальна. Потому что ситуация там достаточно динамичная, и у обеих сторон есть, чем играть: Соединенные Штаты теоретически могут разменять присутствие в Сирии своих военных и спонсируемых ими формирований на ограничение роли иранских сил, развернутых в стране. Атомные проекты Ирана тоже могут стать предметом разговора; допускаю, что Москва предложит посодействовать тому, чтобы эти проекты не стали оружейными, если Вашингтон воздержится от применение экономических санкций к российским предприятиям, торгующим с Ираном. Возможны подвижки и с другой региональной проблемой – Северная Корея: я имею в виду разработку механизма преобразования двусторонних американо-северокорейских и китайско-северокорейских переговоров в многосторонние с участием России. Касательно контроля над вооружениями, Болтона спросили, есть ли шансы на прогресс в этой области, в смысле продления договоров о стратегических наступательных средствах и ракетах малой и средней дальности, и из его слов я понял, что стороны на сегодня к этому разговору не готовы. Кстати, я только что вернулся с конференции в Госдепартаменте, посвященной 50-ой годовщине Договора о нераспространении ядерного оружия, на которой выступал российский посол Анатолий Антонов, и рискну сказать, что в вопросах нераспространения позиции Белого дома и Кремля совпадают: Россия, как и мы, не хочет видеть Иран и КНДР членами ядерного клуба.

– Давайте вернемся к public relations. Тет-а-тет американского и российского руководителей, казалось бы, должен иметь приоритет над рутинными мероприятиями. Но с настоящей встречей все наоборот: долго решали, куда бы ее втиснуть, словно мало радостное свидание с бедными родственниками и, наконец, запихнули в узкую щель после проходного саммита НАТО, визита Трампа в Англию и присутствия Путина на финальном матче ЧМ в Лужниках. Как следует относиться к саммиту, столь неряшливо организуемому?

– Было много споров о том, когда Трампу лучше встретиться с Путиным, – до или после саммита НАТО. Разумные доводы звучали в пользу обеих точек зрения. Место встречи было выбрано сознательно, время – произвольно, с притяжкой за уши. Скажем так: какой – никакой, а прямой диалог Трампа и Путина назрел, и коль скоро американский президент будет в Европе, то почему бы его не приурочить диалог к этому визиту?

– Лондонская Times писала, что если Трамп встретится с Путиным до саммита НАТО, то это может поставить под угрозу единство Североатлантического союза. The Washington Post приводит слова высокопоставленного европейского дипломата, что он дескать пребывает в полном смятении: если рандеву Трампа с Путиным состоится до саммита, то американец, не испросив мудрого совета союзников, способен бог знает что наобещать своему визави; если же рандеву состоится после саммита, то у союзников не будет шанса подчистить огрехи старшего партнера. Страхи союзников, по-вашему, обоснованы?

– Да, у союзников есть опасения, что в Брюсселе может повториться то, что произошло в Канаде на встрече G7. Та «Семерка» закончилась полным фиаско, после чего Трамп, спасая имидж, был в Сингапуре чрезмерно щедр к Ким Чен Ыну. И на это раз есть вероятность того, что Трамп наорет на союзников, предположим, за невыполнение обязательств тратить два процента ВВП на оборону или за пассивность перед лицом международного терроризма, а затем на нервах в разговоре с Путиным признает аннексию Крыма, пригласит его вернуться в «Восьмерку» или заговорит об отмене санкций. Этот сюжет очень неприятный, но маловероятный. К тому же, Трамп сейчас сильно скован Конгрессом в смысле санкций и партнерами по НАТО – в смысле признания референдума по Крыму или восстановления России в «Большой восьмерке», – полагает сотрудник Гудзоновского института Ричард Вайц.

По оценке вашингтонского аналитика, страхи союзников по поводу неудачного с точки зрения НАТО исхода встречи Трампа с Путиным не безосновательны, но преувеличены.

Евгений Аронов

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

 

Лидеры ЕС призвали Россию признать ответственность за гибель “Боинга”

Лидеры стран ЕС призвали Россию признать свою ответственность за катастрофу “Боинга” “Малайзийских авиалиний” над Донбассом в 2014 году и сотрудничать в деле установления истины и привлечении виновных к ответственности.

Об этом говорится в совместном коммюнике, принятом по итогам саммита ЕС в Брюсселе. В нем также говорится о полной поддержке Европейским советом резолюции Совета Безопасности ООН о крушении рейса MH17, в которой сказано о необходимости расследовать катастрофу и наказать виновных.

В мае нынешнего года совместная следственная группа, в которую входят представители пяти стран, опубликовала промежуточный доклад о катастрофе, из которого следует, что “Боинг” 17 июля 2014 года был сбит из установки “Бук”, принадлежавшей 53-й зенитно-ракетной бригаде российской армии и доставленной на восток Украины. Конкретные виновные лица в докладе не названы. После его публикации Нидерланды и Австралия, участвующие в работе следственной группы, призвали Россию признать свою ответственностьза катастрофу самолета, жертвами которой стали 298 человек, главным образом граждане Нидерландов.

В Москве с выводами следствия не согласны, утверждая, что оно игнорирует информацию, предоставленную ему российской стороной. В российских СМИ и заявлениях официальных лиц назывались разные версии катастрофы, в которой обвиняли, в частности, украинских военных, однако в ходе следствия они не нашли подтверждения.

Агентства со ссылкой на дипломатические источники также сообщают, что лидеры стран ЕС достигли договоренности о продлении санкций в отношении России в связи с ее ролью в конфликте на востоке Украины. В коммюнике, посвященном главным образом проблеме миграции, об этом не упоминается.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

Путин как самоцель. Подводные камни саммита президентов России и США

Дональд Трамп и Владимир Путин на саммите лидеров стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Вьетнам, ноябрь 2017 года

Встреча президента Дональда Трампа с российским лидером Владимиром Путиным вероятнее всего состоится в Хельсинки после саммита НАТО, запланированного на 11–12 июля. Об этом сообщает агентство Reuters. По словам Трампа, на переговорах с президентом Путиным, кроме прочего, будут обсуждаться война в Сирии и ситуация в зоне конфликта на востоке Украины. Информация о точной дате и месте проведения двустороннего саммита будет объявлено сегодня.

Официальное известие о подготовке встречи Дональда Трампа и Владимира Путина было сделано после визита в Москву советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, оно привлекло наибольшее внимание американской прессы и наблюдателей.

Джон Болтон до прихода в Белый дом был одним из самых убежденных американских критиков Кремля. Поэтому его появление в Москве с заданием окончательно договориться о проведении первой в президентство Дональда Трампа формальной американо-российской встречи в верхах стало поводом для самых разнообразных предположений относительно намерений нынешнего президента США.

В то время как Джон Болтон не выходил за рамки общих фраз и дипломатических вежливостей, не дав аналитикам никакой реальной пищи для выводов о ходе будущего саммита, сам Дональд Трамп в среду еще раз объявил о своем желании встретиться с Владимиром Путиным. “Если мы сумеем поладить с Россией, Китаем и со всеми – это очень хорошо”, – сказал президент Трамп.

Он надеется, что личная встреча поможет найти ему общий язык с президентом России

Источники в окружении президента Трампа, цитируемые американскими средствами информации, утверждают, что президент, воодушевленный успешной, как он считает, встречей с лидером Северной Кореи, убежден в необходимости встречи с Владимиром Путиным – он надеется, что личная встреча поможет найти ему общий язык с президентом России. Но, как считают многие американские эксперты, Кремлю не стоит ожидать, что за многообещающими репликами президента Трампа последуют некие уступки со стороны Белого дома:

– Трамп в своих действиях, как и в прошлом, будет серьезно ограничен превалирующим в Америке недоверием к мотивам его действий в отношении России, – говорит американский политолог Джеффри Манкофф из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, – такие настроения остаются сильны в Конгрессе. Поэтому он не сможет предложить многого Путину. Во всяком случае, у него не будет возможности исполнить обещания, если он что-то предложит в силу ограничений, наложенных на действия президента Конгрессом. В то же время встреча с Путиным содержит множество подводных камней для Трампа. Если, скажем, он даст возможность Путину провозгласить после этой встречи, что Кремль добился важных уступок от Белого дома, то президент Трамп столкнется с открытым негодованием в Вашингтоне. В такой ситуации любые инициативы президента будут обречены на провал и его надежды на изменение тона американо-российских отношений окажутся иллюзорными.

Кроме того, я опасаюсь повторения случившегося в Сингапуре в результате встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына, который получил от президента США все, что ему требовалось, главным образом признание, по сути, ничего не дав взамен. Мне кажется, что в его отношениях с Путиным действует та же динамика. Для американского президента сама встреча выглядит самоцелью, в то время как у российского президента наверняка есть целый список задач, которые он попытается осуществить. В силу этого у него будет больше возможностей для их выполнения, – говорит Джеффри Манкофф.

Владимир Путин уже одержал важную символическую победу, добившись проведения американо-российского саммита, считает американский публицист Дэвид Саттер:

– Сама поездка Джона Болтона в Москву и заявления о том, что США хотят разрешить проблемы в отношениях с Россией, не добившись при этом никакого прогресса, скажем, по проблеме российского вторжения на Украину, или покушения на Сергея Скрипаля, или уничтожения малайзийского авиалайнера над восточной Украиной, выглядит странно хотя бы потому, что вина за ухудшение отношений лежит на Кремле, именно он создал все эти проблемы. Я лично считаю, что нет никакого смысла в организации саммита до тех пор, пока со стороны российского правительства не будут предприняты шаги, которые однозначно докажут, что оно готово изменить свое поведение. Если они намерены продолжать делать ставку на внешнюю агрессию и подавление оппозиции внутри страны, то я не знаю, о чем с ними можно говорить.

– На это вам скажут многие аналитики, что поддерживать диалог необходимо, что существуют проблемы, которые можно разрешить?

– Да, такие проблемы существуют, но они могут быть разрешены на более низком уровне, а не на уровне глав государств. Нет никакого смысла проводить подобную встречу, если отсутствует даже малейшая надежда на разрешение принципиальных проблем в отношениях с Россией, ставших результатом агрессивного поведения Кремля. Этот саммит станет лишь подарком Владимиру Путину, которому оказываются совершенно неуместные знаки уважения.

– То есть, с вашей точки зрения, Дональд Трамп в конце концов попал в ловушку Владимира Путина?

– Многие американские президенты вели себя немудро, считая, что если они встретятся с российскими лидерами, очаруют их своим обаянием, то это поможет разрешить проблемы. Они не понимают общество, с которым они имеют дело, они не понимают людей, с которыми имеют дело, и они не хотят этого понимать. Они имеют в виду американскую аудиторию, которая считает, что общение лучше, чем молчание. Проблема такого подхода заключается в том, что вы создаете всеобщее представление о том, что другая сторона стоит переговоров с ней. Такой подход работает против вас, если противоположная сторона в действительности не стоит такого подхода, – говорит Дэвид Саттер.

Юрий Жигалкин

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

Иммиграционная победа Трампа. Верховный суд на стороне президента

Верховный суд США подтвердил конституционность частичного запрета на въезд в Соединенные Штаты граждан из нескольких стран с преобладающим мусульманским населением. Тем самым суд отверг аргументы критиков президента Трампа и решения нескольких нижестоящих судов, увидевших в запрете дискриминацию по конфессиональному признаку. Дональд Трамп назвал решение Верховного суда своей “громадной победой”.

Во вторник Верховный суд США положил конец первой битве президента Дональда Трампа, начавшейся через неделю после его прихода в Белый дом. Тогда, воодушевленный победой, президент решительно приступил к выполнению одного из главных предвыборных обещаний: введению жесткого контроля за въездом в США. Особенно это касалось стран, откуда, по словам президента, исходит угроза терроризма. Однако подготовленный в спешке, без серьезных консультаций с экспертами из министерства юстиции, внезапно обнародованный, указ президента вызвал хаос на границах и моментальную реакцию федеральных судей в разных городах, приостановивших действие разных положений указа по причине их неконституционности. Например, через считанные часы был отменен запрет на временный въезд в США иностранцев – постоянных жителей Соединенных Штатов. Затем – постоянный запрет на прием беженцев из Сирии. Судами было подтверждено право на въезд людей, получивших в США убежище, и тех, кому уже были выданы визы.

Протесты против миграционной реформы Трампа, июнь 2017 года

Следом президент, в соответствии с рекомендациями министерства юстиции, обнародовал еще два указа, постепенно изменив некоторые не принципиальные положения первоначальной директивы, вызывавшие сомнения в их конституционности. Однако президент не отступил от главного: он сохранил в силе особые меры контроля за въездом в страну граждан семи стран, включая полный запрет на посещение США определенными категориями граждан этих стран. И главное, Трамп продолжал настаивать на своем конституционном праве в качестве главы исполнительной власти устанавливать правила допуска иностранцев в страну, исходя из соображений национальной безопасности.

Именно это право президента и оспаривали многочисленные критики иммиграционных указов Дональда Трампа. Они утверждали, что президентом движет не желание предохранить страну от террористов, а нескрываемое предубеждение по отношению к мусульманам, которое кандидат Трамп постоянно демонстрировал во время предвыборной кампании, обещая ввести запрет на иммиграцию мусульман в Соединенные Штаты. В таком случае, настаивали критики, указы президенты незаконны, поскольку они подписаны с целью дискриминации иммигрантов по конфессиональному признаку.

Беженцы из Сирии в аэропорту в Чикаго

В своем решении большинство членов Верховного суда – пятеро против четырех – взяли сторону исполнительной власти, решив, что конституция предоставляет президенту широкие права в области обеспечения безопасности границ страны, неоднократно подтвержденные Конгрессом, и президент Трамп действовал в данной ситуации в рамках своих полномочий.

“Президентский указ не выходит за рамки президентских полномочий” – к такому выводу пришло большинство членов Верховного суда, которые не увидели в тексте окончательного третьего президентского указа, посвященного въезду в страну граждан семи стран, признаков дискриминации. Однако четверка либеральных судей – членов Верховного суда – дала знать о своем резком несогласии с таким решением. Причем одна из судей – Соня Сотомайор,назначенная на эту должность президентом Обамой, бросила публичное обвинение в адрес своих коллег по суду, объявив, что они “игнорируют факты, неверно интерпретируют судебные прецеденты и закрывают глаза на боль и страдания, которые этот указ принес бесчисленным людям, многие из которых – американские граждане”.

Выступая в Белом доме, президент Трамп объявил о полной победе в своем самом затянувшемся противостоянии с многочисленными оппонентами:

– Это решение показывает, что все атаки со стороны средств информации и политиков-демократов были безосновательны. Мы, республиканцы, пытаемся установить крепкие границы, которые предотвратят преступность. Демократы хотят открытых границ, которые принесут нам масштабную преступность… Я всегда буду защищать суверенитет, безопасность американцев. Именно поэтому сегодня мы обсуждаем финансирование стены на границе, которая нам необходима.

Дональд Трамп

Многие правоведы, резко разделившиеся во мнении относительно конституционности этих указов президента Трампа в момент их подписания, судя по всему, остаются при своих мнениях.

Джонатан Терли, профессор из университета имени Джорджа Вашингтона пишет в газете The Hill, что решение Верховного суда было обоснованно и предсказуемо, поскольку суд действовал в рамках прецедентных решений, которые подтверждали широкие полномочия президента в осуществлении иммиграционной политики. По словам Терли, беспрецедентным стало чрезмерное внимание судов низшей инстанции к заявлениям Трампа в бытность его президентом во время рассмотрения исков о законности президентских указов об ограничении въезда в страну граждан нескольких стран.

Профессор Гарвардского университета Ной Фелдман в комментарии новостной службе Bloomberg пишет, что Верховный суд “покрыл себя бесчестьем”, поскольку своим решением он оправдал действия президента, который руководствовался антимусульманскими предрассудками.

Политики-демократы не только подвергли решение суда критике, но и заявили о намерении внести законопроект, который, по словам его инициатора сенатора Криса Кунса, покажет миру, что Соединенные Штаты не смирятся с дискриминацией по конфессиональному или национальному признаку. Иммиграционные указы Дональда Трампа могут стать заметной темой во время промежуточных выборов в Конгресс, которые пройдут через четыре с небольшим месяца. Опросы об отношении американцев к этим указам президента не проводились с весны прошлого года. Тогда мнения американцев об уместности ограничения и ужесточения правил допуска в страну граждан нескольких стран с преобладающим мусульманским населением, по сути, разделились поровну.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.