«Ангела Меркель – наш кандидат». Баварские союзники поддержат канцлера на выборах – 2017

Недавно участники Христианско-социального союза сделали заявление о том, что окажут свою поддержку Ангеле Меркель на выборах 2017 года, в том случае, если она примет решение баллотироваться на должность канцлера в четвертый раз.Судя по всему, несогласие между политиками по поводу миграционной политики исчерпан.

«Ангела Меркель – наш кандидат! Мы не сомневаемся в том, что этот девиз прозвучит в ближайшем времени и от нас, и от всех остальных жителей страны», – сказал лидер партии Манфред Вебер.

Ранее уже было известно о том, что Христианско-социальный и Христианско-демократический союзы неоднократно обращались к Ангеле Меркель с просьбой определить максимальное количество эмигрантов, которые могут прибыть в страну. А ведь год назад Германия приняла на свою территорию почти миллион беженцев, что стало рекордом в истории страны.

Но в конечном итоге идею об ограничении количества беженцев Меркель отвергла, объясняя это желанием сделать Германию доброжелательной и гостеприимной для всех пострадавших людей, пытающихся убежать от войны и конфликтов в Африке и на Ближнем Востоке.

Продолжая настаивать, лидер ХСС Хорст Зеехофер предложил Меркель ограничить количество мигрантов до 200 тысяч человек в год. Но его предложение не поддержали коллеги по партии, поскольку число беженцев прибывших в этом году в Германию резко снизилось. Так в первой декаде 2016 года страна приняла около 220 тысяч мигрантов.

Напомним, что Ангела Меркель занимает пост канцлера с 2005 года.

Несмотря на то, что в связи с последними событиями, касающимися мигрантского кризиса, популярность канцлера Германии значительно снизилась, её соратники все же ожидают участия Меркель в выборах 2017 года.

Однако немецкие СМИ, интересующиеся вопросом о её дальнейших планах относительно участия в выборах, пока не получили конкретного ответа. Но в сентябре 2016 года Меркель все же заявила, что должность канцлера для неё по-прежнему остается актуальной.

Марина Арсенюк

Европейского комиссара обвиняют в ксенофобии

Quelle: Rudolf Simon

Весьма неловкое заявление сделал недавно германский еврокомиссар Гюнтер Эттингер (Gunther Oettinger), за что теперь выслушивает в свой адрес массу критики и оскорблений.

Член партии ХДС попал под внимание недоброжелателей после того, как обозвал китайский чиновников «узкоглазыми негодяями». Об этом сообщает издание Еuronews.

Политик возмущён не только самой позицией китайских властей и в частности их любовью к коммунизму, но и тем, что китайские представители – одинаковые.

«Все они в одинаковых костюмах, с волосами, зачёсанными слева-направо цвета чёрного гуталина», – возмущается европейский комиссар.
Однако, оскорбить китайские власти он не был намерен, и своё выражение насчёт «узкоглазых негодяев» называет сленгом.

Пресс-служба Европейской комиссии, и в частности сам пресс-атташе, утверждает, что лично при этих словах не присутствовал и потому прокомментировать их не может. Однако, скандал набирает обороты и не исключено, что в ближайшем будущем германского чиновника могут попросить уйти в отставку.

Евгений Чаадаев

Толерантно: в Висбадене прошла демонстрация за половое воспитание в школах

Учебная программа должна быть разнообразной. Пожалуй, именно так считают представители более чем 100 общественных организаций и политических партий Германии, вышедших на митинг в поддержку новой учебной программы, предусматривающей половое, и соответственно, толерантное воспитание в школах. Школьный план подразумевает принятие сексуального разнообразия и нацелен на обеспечение общения подрастающего поколения без дискриминации по половому признаку. Он уже вступил в силу с сентября текущего года.

Участники общественного объединения «Союз за принятие и разнообразие» считают – такая учебная программа является актуальной для современной Германии и в особенности – для молодёжи. Они утверждают, что школа должна быть местом свободным от половой дискриминации, где сексуальные меньшинства не должны подвергаться насмешкам из-за своих половых предпочтений.

Для того, чтобы было ещё «толерантнее», органы власти разрешили проведение антимитинга. В противовес им выступило другое общественное объединение под консервативным названием «Брак и семья», представители которого убеждены, что основа любого общества, в т.ч. и немецкого, классическая семья, состоящая из мужчины, женщины и детей. Но, что самое интересное – чиновники из управления внутренней политики не настояли на том, чтобы две, противостоящие друг другу общественные организации, проводили свои мероприятия отдельно. Потому подобные акции вполне могут привести к взрыву эмоций и даже перерасти в массовые беспорядки, ведь на два параллельных митинга вышли более 1.500 человек! Где гарантия, что этого не произойдет? Неужели все участники демонстрации законопослушные граждане?

Андрей Риттер

«Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше»

Quelle: Evan Bench

Сотни беженцев из Франции смогут найти приют в Германии.

«Я – беженец!», «Уберите стены!» – с такими лозунгами мигранты устраивают акции протестов против условий, в которых им приходилось жить в убежищах для переселенцев, демонстративно размахивают флагами Европейского Союза при этом, пытаются показать желание обосноваться только в экономически развитых регионах. Вскоре митинги стали перерастать в массовые беспорядки. Властям приходилось обращаться к правоохранительным органам для устранения конфликта, что только усугубляло ситуацию со стороны беженцев, закидывающих полицейских бутылками и камнями.

Правительство не единожды было вынуждено поднимать вопрос о расформировании некоторых лагерей для беженцев, в частности и находящихся на севере страны, рядом с британскими территориальными границами, с целью расселить мигрантов небольшими группами по всей Франции. В конечном итоге у беженцев не оставалось выбора, как покинуть палаточный городок в Кале. У экспертов по вопросам миграции, есть основания считать, что сотни беженцев теперь будут искать приют и Германии, сообщает germania.one. Французское правительство, в свою очередь, обратилось с просьбой к немецким властям о предоставлении убежища для мигрантов. С начала прошлой недели состоялось выселение городка в Кале, на которое по словам местных властей, уйдет около тех дней. В процессе переезда, жители городка устроили потасовку с полицейскими, выразив, таким образом, свой протест против принудительного выселения.

Напомним, что в преддверии выборов президента Франции, правительство столкнулось с такой проблемой, как миграция жителей Северной Африки и Ближнего Востока, разместившихся в палаточном городке в Кале, известном под названием «Джунгли». Там нашли приют около 6.500 мигрантов. Как стало известно, конечным пунктом назначения беженцев должна была стать Англия, в частности Лондон. Ситуация повлекла за собой ряд конфликтов, митингов и протестов, одна из стычек закончилась летальным исходом для одного из беженцев. Многие мигранты пытались сбежать из приютов и любым способом добраться до Лондона.

Угрожая митингами по отстаиванию прав на свободное передвижение по Европе, мигранты требовали, чтобы их отвезли в Великобританию, останавливали попутные машины, кидались под колеса, и даже угрожали водителям, намереваясь залезть вовнутрь автомобилей.

Зачастую водителям приходилось останавливаться, чтобы избежать столкновения, тем самым подвергая опасности себя и груз. Пытаясь обезопасить себя, один из водителей принял решение не останавливать транспорт, но даже это не остановило беженцев. один из мигрантов выскочил на дорогу и собирался на ходу залезть в авто, за что поплатился жизнью. Участники акции признались, что в основном их интересовали грузовые машины и поезда, следующие на север.

Марина Арсенюк

Партийцы НДПГ убеждены, что их ущемляют

Quelle: Facebook

Весьма неоднозначная правая партия «Национально-демократическая партия Германии» (НДПГ – NPD) обратилась в Европейский суд по правам человека с заявлением, будто бы члены партии подвергаются всяческой дискриминации, что само по себе в толерантном европейском обществе недопустимо. Мол, партийцев выгоняют с государственной службы, не допускают партию к участию в выборах, и даже немецкие банки отказываются обслуживать партийные ячейки. Национал-демократы жалуются, что в самой Германии не имеют достаточных рычагов защиты своих законных интересов, т.к. официальные структуры, в частности и немецкие суды, относятся предвзято к членам НДПГ, и порой даже игнорируют их обращения.

Судьи отклонили жалобу, мотивируя это тем, что заявление не имеет под собой оснований.

При том, НДПГ является крупнейшей ультраправой партией Германии: в 2015 году в её состав входило чуть более 5.000 человек. На фоне того, что в ФРГ проживает более 82 миллиона человек, цифра выглядит не впечатлительно.

К слову, на первых порах, когда партия только начала свою деятельность, за неё голосовало более полумиллиона человек, сегодня она даже не способна преодолеть проходной барьер на выборах.

Основанная в 1964 году, после роспуска Немецкой имперской партии, куда входили видные бывшие нацистские деятели (например племянник Рудольфа Гесса – Отто), партия принялась за активную пропаганду своих целей и подготовку почвы для прихода к власти легальным способом. Тогдашний руководитель партии немецкий дворянин, бывший член НСДАП Адольф фон Тадден выступал скорее за легальные методы работы, что вызвало недовольство среди соратников и закончилось его отставкой.

Кроме этого, в 1980-х годах в Советском Союзе была издана книга Юргена Поморина и Рейнгарда Юнге «Неонацисты», в которой ключевая роль отводится именно НДПГ. На удивление в современной России немецкая партия ранее рассматриваемая как неонацистская, вдруг стала желанным гостем. Например, в 2015 году бывший председатель партии НДПГ Удо Фойгт был приглашён в Санкт-Петербург для участия в «Международном русском консервативном форуме».

Что тут скажешь? Ведь политика – вещь непредсказуемая.

Евгений Чаадаев

Беженцы устроили двухнедельный митинг в центре Мюнхена

Quelle: Wikimedia

Бороться за убежище в Германии до конца и любыми методами – такую тактику избрали мигранты в Мюнхене. Несколько десятков приезжих расположились в историческом центре баварской столицы. Они разбили палаточный городок возле Зендлингер Тор (Sendlinger Tor) – старых ворот, через которые можно попасть на главную площадь.

Сейчас на беженском «майдане» обосновалось около двадцати человек.
Как уточняют местные СМИ, инициаторами акции выступила общественная организация с красноречивым названием «Борьба за свободу беженцев».Практически сразу после начала митинга беженцы вышли на контакт с местными властями (благо ратуша находилась под боком). Протестующие уведомили чиновников, что расходиться не намерены до 10 ноября – когда у ворот начнут монтировать остановку для рождественского трамвайчика. При этом голодовку никто из них объявлять не намерен.

Что касается требований демонстрантов, то их можно назвать классическими: предоставлять убежище всем, кто в нем нуждается. Если точнее, то всем, кто подаст запрос.

Откуда здесь «растут ноги», догадаться несложно. В последние несколько месяцев очень многие политики предлагали депортировать мигрантов. А те в свою очередь «включили» ответную агрессию – стали подавать в суды иски на правительство. К настоящему моменту таких исков скопилось несколько десятков тысяч.

К слову, это уже не первая демонстрация с такими требованиями. Подобный митинг состоялся в начале сентября, когда мигрантам стали массово отказывать в убежище. Тогда у этих же ворот собралось около 70 человек.

Евгения Кривицкая

Тысячи мигрантов судятся с властями за отказ в убежище

Предложения депортировать нелегальных мигрантов сейчас звучат из всех инстанций – от правительства до правоохранительных органов. Накануне местных выборов с таким заявлением выступила даже канцлер Германии Ангела Меркель.

В теории все это выглядит просто. Предоставили приезжему статус беженца – пусть себе живет и интегрируется. Отказали – должен уехать на родину. А что же выясняется на практике? Попробуй-ка всех еще депортируй. Мигранты, которым не присваивают желанный статус, глубоко оскорбляются и подают в суд. Причем массово. Так, по информации Berliner Zeitung с начала года иски на Федеральное правительство подали более 17 тысяч мигрантов. Из них 6 тысяч – только в августе. Плюс еще около 2,5 тысяч заявлений лежат в судах с прошлого года. В 120 случаях пожелания истцов удовлетворили.

По данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), с властями судиться решаются больше частью сирийцы (15 тысяч из названных выше 17). Оно и понятно: на радикальные меры их вынуждает затяжная война в стране. С другой стороны, в МВД к приезжим относятся без особой жалости. Так, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер (Thomas de Maiziere) заявил, что решения по вопросам статуса беженца не должны обжаловаться и вообще обсуждаться. По словам министра, одного лишь факта, что в стране идет война, для получения статуса беженца недостаточно.

В качестве аргумента Мезьер приводит Женевскую конвенцию. Согласно документу, статус беженца могут получить те, кто подвергся на родине религиозным или политическим гонениям. В этом случае человек получает годовой вид на жительство с правом на социальную помощь, а также воссоединение семьи.


Евгения Кривицкая

Неизвестные бросили «коктейль Молотова» в исламский центр

За последний год, только согласно официальным отчётам полиции в Германии произошло свыше 400 поджогов на почве неприязненных отношений между немцами и мигрантами. Эти выходные также не обошлись без нового происшествия. Группа неизвестных в субботу ночью совершила нападение на турецко-исламский культурный центр в Везеле. В качестве зажигательной смеси преступники изготовили знаменитый коктейль Молотова, который активно использовали во время Второй мировой войны для борьбы с бронетехникой.

Как сообщает полиция земли Северный Рейн – Вестфалия, поджог так и не удался. Преступники не рассчитали бросок и зажигательный «коктейль», отскочив от стены здания, разбился на тротуаре. Только по чистой случайности удалось избежать жертв среди жителей. Здание исламского центра, размещённого на первом этаже, было уже закрыто, но на втором этаже проживали турецкоязычные граждане. И если бы преступникам удалось задуманное, то единственный выход из горящего здания был бы заблокирован.

Депутат от партии зелёных Фолькер Бек в связи с этим случаем призывает сохранять спокойствие и не делать преждевременных заявлений, которые могут повлечь за собой ответную реакцию от турецкого населения.
«До окончания следствия лучше не использовать слово «нападение». Мы ещё не знаем, что именно стало причиной поджога. Вне зависимости от мотивов преступников, мы осуждаем такие выходки. Граждане Германии, исповедующие ислам, должны быть уверены в защищённости их конституционного права на свободу вероисповедания», – заявил Бек, в интервью изданию Der Spiegel.

Руслан Мороз

Социальная политика правительства Г. Шрёдера: Мужество ради перемен

Согласно ст. 20 п. 1 Германия является демократическим и социальным государством. Принцип социальности дает государству право и обязывает его заботиться о сглаживании социальных противоречий и поддерживать тем самым справедливый социальный порядок. Согласно этому принципу на каждого гражданина должна распространяться социальная защищенность, главной целью которой является обеспечение минимального прожиточного уровня всех граждан путем оказания им социальной помощи. Таким образом, принцип социальной справедливости стал основой социальной системы Германии. Однако, уже в 80-е гг. XX в. сформированная социал-демократами модель общественных отношений дала первые сбои. Возможности социального государства были снижены в условиях процессов глобализации, что привело к сужению функций государства благоденствия. Кризис государства благоденствия также был связан с падением коммунистических режимов в странах ЦВЕ в 1989 – 1991 гг.

Сразу после падения Берлинской стены 9 ноября 1989 г. тогдашний канцлер Гельмут Коль без предварительного согласования с партнерами по коалиции выступил в Бундестаге с программой по преодолению раздела Германии в Европе и предотвращению социальных последствий объединения, состоявшей из десяти пунктов, принятой 28 ноября 1989 г. Уже 18 мая 1990 г. был подписан «Государственный договор о валютном, экономическом и социальном союзе между ФРГ и ГДР». Согласно договору социальный союз был призван приблизить к существующим в ФРГ нормам систему социального и пенсионного обеспечения ГДР. Таким образом, посредством «Договора о создании экономического, валютного и социального союза» между ФРГ и ГДР произошло распространение системы социального обеспечения на территорию восточных земель Германии, что повлекло ее перегрузку в последующие годы. В 1990-е гг. происходило нарастание кризиса системы социального обеспечения по ряду причин экономического, социального, демографического характера (огромные финансовые затраты на трансформацию новых земель ФРГ, структурная перестройка германской экономики в условиях глобализации, рост безработицы, падение рождаемости, старение населения страны, увеличение продолжительности жизни немцев и др.).

По мнению отечественного исследователя Е. В. Ревякина, объединительный процесс в Германии, начавшийся в 1990-х гг., неоднозначно повлиял на сферу социального обеспечения ФРГ. Произошла трансформация социальной политики, выразившаяся, с одной стороны, в продолжение соблюдения основных направлений её развития, а с другой стороны, в расширении государственных расходов с целью преодоления последствий интеграции, что привело к финансовому банкротству «государства благоденствия».

Следствием нестабильного развития экономики ФРГ стала безработица. С момента объединения Германии число безработных с 1990 г. увеличилось с 2,6 млн до 4,4 млн в 1997 – 1998 гг. 1998 г. оказался пиковым, впоследствии этот показатель стал постепенно снижаться. Сохранялись опасения среди специалистов, что количество безработных к началу XXI в. достигнет 5 млн человек.

Объединение сопровождалось ростом учреждений социального обеспечения, которые должны были обеспечить 14 млн человек пенсиями, пособиями по безработице и охрану здоровья. Разрушенное хозяйство ГДР обусловило то, что львиная доля трансфертов на создание социального союза вынуждена была выделить ФРГ. Таким образом, достаточно быстро радость от объединения сменилась недовольством тяготами этого процесса.

В целом, объединение Германии привело к пониманию необходимости перестройки социального государства с соблюдением баланса между экономической свободой и социальной политикой. Кризис модели социального государства пришёлся на период после 1995 г. В развитии основных социально-экономических показателей ФРГ впервые обнаружились следующие тенденции: рост длительной безработицы; рост затрат на рабочую силу; значительно опережающий увеличение производительности труда рост заработной платы.

В конце 1990-х гг. социальное государство впервые переместилось в центр дискуссий о будущем немецкого общества. Именно на этом этапе легитимность принципа социального государства, несмотря на утверждённое конституцией равноправие этого принципа с другими политическими ценностями немецкой государственности, была наиболее спорным моментом в общественных дискуссиях.

В этой обстановке идея о необходимости реформы социальной системы витала в воздухе. Эту идею подхватил лидер СДПГ Г. Шрёдер в своей предвыборной гонке. В своих предвыборных выступлениях он предлагал провести всеобъемлющую модернизацию страны, преодолеть застой в реформах, добиться реального объединения немецкого народа и внутреннего единства страны, что позволило ему одержать убедительную победу и стать новым канцлером ФРГ.

В своей предвыборной речи на съезде партии 17 апреля 1998 г. в Лейпциге, будучи ещё премьер-министром Нижней Саксонии, Г. Шрёдер заявляет следующее: «Гельмут Коль – и это нам хотелось бы подчеркнуть, должен остаться на страницах истории. В своей предвыборной гонке я не буду умалять его достижений, где они были. Но я скажу вполне открыто и ясно – его время в этой должности истекло. Гельмут Коль – канцлер безработицы. Он канцлер пустых касс и угнетающих долгов, канцлер несправедливого распределения. Гельмут Коль, и это правда, достиг государственного единства, но разделил общество. Его партия преклоняется перед этим канцлером, но мы не последуем за ним. Что правительство хочет нам предложить в качестве стабильности, ничто иное как, косность, стагнацию и пессимизм. Я хочу вести предвыборную борьбу так, чтобы увлечь людей на противостояние безальтернативности. Я хочу вместе с ними осуществлять ту политику, которая снова вернет Германии надежду».

На фоне растущих проблем на рынке труда федеральное правительство в 1998 г. инициировало программу «Союз во имя труда, профессионального обучения и конкурентоспособности», чтобы совместно с представителями союзов предпринимателей и профсоюзов обсудить меры в области занятости. Ответственным за проведение проекта был назначен министр труда и социальных дел Вальтер Ристер. За короткий срок более 63 тыс. человек в соответствии с этой программой получили предложения по трудоустройству и 5,8 тыс. приступили к обучению по требуемым профессиям.

Однако сам Шрёдер заявил, что серьезные реформы в 1998 г. были невозможны, не было политической воли бороться с аллергией к реформам у значительной части общества. А обещание существенно снизить безработицу на 1 млн чел. было поспешной необдуманной реакцией на публичное заявление Лафонтена. Кроме того, в экономике мы были обременены «ипотекой» – финансовыми обязательствами, принятыми ещё при канцлере Коле. В частности, Пакт о европейской стабильности 1992 г., составляющий часть Маастрихтского договора определял предел дефицита бюджета. Ежегодный дефицит бюджета не должен был превышать 3 % ВВП, а национальный долг не больше 60 %. ВВП. Присоединение к Пакту стабильности совпало по времени с кратким периодом экономического роста, связанного с объединением страны. Впоследствии объединение стоило ежегодно 4 % ВВП, т. е. 80 млрд евро, что не вполне было осознано правительством. В результате Германия была вынуждена нарушать положения Пакта.

Основной целью «Союза во имя труда» было создание новой формы взаимодействия между работодателями и наемными работниками. Целью Союза была разработка определенного перечня мер, о которых должны были договариваться правительство и представители профсоюзов и объединений работодателей. Также союз должен был способствовать созданию новых рабочих мест и усиливать конкурентоспособность немецких предприятий. В обществе и политической элите нелицеприятно отзывались об этой идее. На последнем саммите Союза в 2003 г. стало понятно, что никто не готов между собой договариваться, Шрёдер объявил о роспуске Союза.

Конфронтация в обществе также возникла по поводу пенсионной реформы 1999 г. В первую очередь, из-за введения т. н. пенсий Ристера: второй пенсионной системы в дополнение к полагающемуся по закону пенсионному обеспечению. Создание дополнительной системы обеспечения стало необходимо в связи с демографическими изменениями и с увеличением количества пенсионеров за счет объединения страны. Министр труда и социального обеспечения Вальтер Ристер предложил ввести обязательные отчисления граждан, которые сформируют капитал для дополнительных пенсионных выплат. Пенсионная система, финансируемая за счет взносов предприятий и активных работников, уже не стала справляться. Поскольку рынок труда серьезно изменяется: увеличение количества пенсионеров, увеличение их продолжительности жизни, на смену долгосрочным трудовым отношениям приходят краткосрочные, трудовой стаж уменьшается за счет увеличения периодов безработицы. Таким образом, назрела необходимость добавить к первой опоре пенсионной системе – отчислениям предприятий и работающих граждан, вторую опору – собственные отчисления. Тем самым будет достигнут баланс между принципом солидарности социального государства и собственной ответственностью граждан. Именно это тезис нашел серьезное противостояние внутри социал-демократической партии Германии. Пенсионная реформа была рассчитана на ближайшие 30 лет. Перед Шрёдером и Ристером встала непростая задача разрушить иллюзию у населения, что пенсия всем обеспечена. Блок ХДС/ХСС и профсоюзы развернули серьезную компанию под названием «пенсионный обман». Споры шли вокруг того, сделать ли вторую опору пенсионной системы добровольной или обязательной. В итоге они практически заблокировали проект реформы, поскольку затягивали переговоры, пока их требования не выполнялись, а на смену им приходили новые требования. В январе 2001 г. перед вторым и третьим чтением закона в бундестаге, ХДС распространили плакат с изображением Шрёдера в виде преступника. Благодаря новым компромиссам красно-зеленого правительства Закон о реформе узаконенного пенсионного обеспечения был принят. Вопросы государственной поддержки дополнительной системы обеспечения должны были одобрены бундесратом. В реализацию этого проекта было вложено более 20 млрд марок. 11 мая 2001 г. программа поддержки дополнительного обеспечения по старости была передана в согласительный комитет бундесрата.

Предложения Г. Шрёдера неоднозначно оценивались в СДПГ. Председатель партии Оскар Лафонтен настаивал на сохранении важной роли правительства в деле регулирования экономики и социальных отношений, Г. Шрёдер, напротив, требовал коренных изменений в системе социального обеспечения и решающей роли рынка в экономическом развитии.

СДПГ встала перед серьезной задачей пересмотра устаревших представлений и формирования новых, соответствующих реальности. Смещение к центру стало проявляться во всех программных установках западноевропейских социал-демократических партий, исключением не стала и СДПГ. Лидером модернисткого подхода в социал-демократии стала Германия в лице канцлера Г. Шрёдера. Вместе с премьер-министром Великобритании он стремился найти т. н. «третий путь» развития общества между традиционным демократическим социализмом и неолиберализмом. После ухода О. Лафонтена в 1999 г в отставку под руководством Г. Шрёдера, который в декабре того же года был избран председателем СДПГ, формируется новая платформа СДПГ. 8 июне 1999 г. Г. Шрёдер совместно с Тони Блэром представили в Лондоне совместную декларацию «Европа: Третий путь/Новый центр». По словам Т. Блэра, этот «третий путь» располагался правее того, по которому шли старые левые, делавшие акцент на государственном контроле, высоких налогах и защите интересов работающих по найму, и левее того, по которому идут новые правые, нередко считающие злом не только государственное вмешательство в экономику, но и сами слова «общество» и «коллективные усилия».

Как отмечает Г. Шрёдер в своих мемуарах, декларация является попыткой сформулировать один общий и взвешенный ответ на два важнейших для нашего времени вызова – демографические изменения в обществе и процесс глобализации. В основном анализировались два круга проблем: насколько эффективной должна быть капиталистическая экономика, что-бы государство могло и впредь оставаться социальным?

По мнению П. А. Шупляк, декларация не отвергала традиционные ценности, но делала упор на том, что социал-демократия должна в новых условиях модернизировать свои идеи и программы. Пути этой модернизации сводились в первую очередь к необходимости сокращения государственных расходов, коренной реформы системы социального страхования, ограничения роли государства в социально-экономической жизни, более тесного сотрудничества рабочих и предпринимателей, расширения возможностей рыночной экономики и свободной торговли, сокращения налогов, в том числе и на крупные доходы, поддержки малого и среднего бизнеса и т. д. Государство должно дополнять и улучшать регулирующие воздействие рынка, но не мешать его функционированию.

Блэр и Шрёдер признали, что в прошлом социал-демократы зачастую отождествляли социальную справедливость с равенством результатов и ростом государственных расходов, недооценивая значение индивидуальной инициативы и предпринимательства для повышения благосостояния. Авторы манифеста, по мнению Н. В. Работяжева, критиковали государственный интервенционизм в стиле 1970-х гг., следствием которого стали чрезмерное расширение управленческого аппарата, усиление влияния бюрократии, ослабление духа предпринимательства и личной ответственности.

Декларация в зачатках содержала многое из того, что в последствии, в переработанном виде вошло в программу «Повестка дня – 2010». Таким образом, стало формироваться новое понимание принципа социальной солидарности, согласно которому граждане сами должны о себе заботиться. Государство обязано лишь создать равные возможности для каждого гражданина. В 1998 – 2002 гг. правительство предпринимает ряд мер в социально-экономической сфере, в основе которых лежало сокращение бюджетного финансирования социальных программ.

Одержав неоднозначную победу на выборах канцлера в 2002 г., Г. Шрёдер продолжил реформирование социальной системы. В 2002 г. по его просьбе начальник ведомства федерального канцлера Франк-Вальтер Штайнмайер начал разрабатывать программу действий, в основе которой лежало: сохранение принципов социального государства – при изменившихся условиях, необходимость структурных реформ в здравоохранении, в пенсионном обеспечении и на рынке труда; повышение личной ответственности граждан с целью предотвращения сокращения социальных пособий и роста пенсионных взносов. Экономическая эффективность в системе социального обеспечения, сокращение субвенций и снижение налогов должны способствовать форсированному развитию экономики и высвобождению средств на государственное инвестирование.

17 октября 2003 г. Г. Шрёдер представил бундестагу пакет реформ под названием «Повестка дня – 2010», которая позже нашла воплощение в пакете законов о реформировании социальной сферы и рынка труда «Хартц IV». Ключевым принципом программы реформ можно выразить формулировкой самого Шредера «fördern und forden» – то есть содействовать человеку и одновременно требовать от него.

Программа отличалась широким радиусом действия и включала:
Реформирование рынка труда с целью вовлечь в активную трудовую деятельность больше людей. Должен сформироваться новый баланс между государственной ответственностью и личной инициативой граждан. Социальные выплаты должны получать только те, кто в них нуждается. Необходимо стимулировать желание обеспечить достаток своими силами. Предлагалось объединение систем по выплате социальных пособий и пособий по безработице. Трудоспособные граждане по истечении 12 месяцев (и по истечении 18 месяцев для граждан старше 55 лет) больше не имеют право на получение пособия по безработице, а должны получать пособие по безработице II, в одном учреждении и в одной кассе. Это пособие по величине и продолжительности должно высчитываться по-новому: вне зависимости от взносов или уровня заработка, а от реальной потребности конкретного получателя и лиц, находящихся у него на иждивении. Пособие по безработице II финансируется за счет налогоплательщиков. Соответственно, безработный должен активно искать работу, отказ от приемлемой работы должен вести к сокращению пособия. Таким образом, акцент делается на личное обеспечение, а не на поддержку государства.

Упрощение принципа гарантии от необоснованного увольнения без потери правовой субстанции. Необходимо преодолеть психологический барьер у предпринимателя, когда ему потребуются новые сотрудники. Следует увеличить количество работающих с ограниченным сроком занятости и по договору в качестве совместителей, на которых не распространяется гарантия от необоснованного увольнения. Нужно создать гибкую систему найма и увольнения, что позволяет производить социально-справедливый отбор. Тарифное право. Право наемных работников принимать участие в принятии решений. Тарифные соглашения должны содержать достаточное количество оговорок, предусматривающих различные случаи. Профессиональное обучение. Необходимо обеспечить доступ к обучению на производстве. Модернизация положений и правил в ремесленном производстве с целью облегчить создание новых предприятий и упростить правила перехода предприятий к новому владельцу. Во многих отраслях опытные ремесленники могут открыть свое дело
без «сертификата мастера». Достаточно, чтоб таким сертификатом обладал один из сотрудников, занятых у него на производстве.

Реформа системы здравоохранения в целях достижения более разумного баланса между доходами и расходами. Старение общества ведет к увеличению расходов в сфере здравоохранения, что требует дополнительных отчислений из заработной платы, что препятствует созданию новых рабочих мест. Реформа предусматривает: отмену монополии договоров между объединениями медиков и больничными кассами. Больничные кассы могут заключать договоры с отдельными врачами, что должно способствовать конкуренции между ними. Пересмотр каталог медицинских услуг, с целью заново определить, что относится к сфере действия закона о страховании на случай болезни. Страховые выплаты в случае болезни должны финансироваться не на паритетной с работодателем основе, а за счет взносов страхуемых лиц. Введение сбора в размере 10 евро в квартал за посещение практикующего врача. Приобретение лекарств по рецепту преимущественно за счет пациента.

Реформирование налоговой и инвестиционной политики государства [10, с. 393]. Предусматривает снижение минимальной налоговой ставки до 15, а максимальной до 42 %. Таким образом, снижение на- логов за год с 2004 по 2005 гг. составило около 18 млрд евро. Кроме того, предусматривает освобождение муниципальных учреждений от выплаты социальных пособий трудоспособным лицам. Таким образом, данный пакет реформ предусматривал либерализацию трудового законодательства с целью стимулирования создания новых рабочих мест, ограничение расходов на здравоохранение, пенсионное и социальное обеспечение. Ее основным содержанием стало снижение налогового бремени, содействие развитию инновационного потенциала немецких компаний, смягчение регламентаций найма на рынке труда и снижение степени социальной защищенности безработных. Против программы выступили Федеральное объединение союзов немецких работодателей, Центральный союз немецких ремесленников, профсоюзы, часть СДПГ.

Для согласования былb назначены региональные конференции, на которых с трудом удалось одобрения программы. 1 июня 2003 г. состоялся партийный съезд под названием «Инновации, рост, работа, настойчивость», на котором 90 % из 520 собравшихся в обмен на уступки поддержали программу реформ. 17 октября закон о реформах обсуждался в бундесрате, как и ожидалось он отклонил законопроекты, поскольку в нем преимущество имеет ХДС. Была создана согласительная комиссия, в ночь с 14 на 15 декабря компромисс был достигнут по всем основным темам: по реформированию федерального ведомства труда (Хартц III), объединению пособий по безработице и социальных пособий (Хартц IV), по последней стадии налоговой реформы, тарифному праву, сокращению субвенций, по закону о ремесленном производстве и по реформе муниципальных финансов. Под давлением ХДС/ХСС нижнюю ставку налогу установили не в 15, а в 16 %, и верхнюю не в 42, а в 45 %. В итоге, 19 декабря компромиссный вариант был принят бундесратом, а потом бундестагом и вступил в силу с 1 января 2004 г.

Такие жесткие меры, предусмотренные новой программой действий, привели не только к противодействию в «красно-зеленом правительстве», но и внутри СДПГ, в которой усилилось левое крыло. К этому добавились негативные настроения избирателей, вследствие которых социал-демократы потерпели ряд поражений во время земельных выборов в первой половине 2005 г., что привело к досрочным парламентским выборам того же года. Состоявшиеся в сентябре 2005 г. выборы закончились неожиданным формированием правительства «большой коалиции», в которую вошли ХДС/ХСС и СДПГ, и которое возглавила Ангела Меркель (с 2005 г. – по наст. вр.).

В целом, перед Шредером стояла тяжелейшая задача: в ущерб своей популярности провести амбициозные реформы, в результате которых сформировалась бы новая модель социального рыночного хозяйства, отвечающая европейским традициям и ценностям, в то же время адекватная новым вызовам глобализации.

Шредеру не удалось полностью модернизировать партию. В гамбургской программе 2007 г. подтверждается приверженность демократическому социализму. В программе предлагается новая концепция социального государства. Государство благоденствия согласно которой должно превратится в «Vorsorgende Sozialstaat» – заботливое социальное государство, обеспечивающее оптимальный баланс между социальной защищенностью и его личной ответственностью за свою судьбу.

А. С. Сербина

МИД Германии предупредило о развале Европейского союза

В последние года все страны-участницы Европейского союза испытывают на себе многочисленные проблемы, связанные с последствием экономического кризиса, который усугубляет неконтролируемый въезд мигрантов из стран третьего мира. Казалось бы многонациональное правительство ЕС в это сложное время должно было объединится и решать проблемы совместно, чтобы сохранить действующие соглашения и открытость границ, но всё происходит наоборот. Под влиянием общественного мнения даже в экономически благополучных странах всё чаще звучат призывы о выходе из ЕС.

Огромным ударом для ЕС стал результат референдума Brexit. Тогда Англия на весь мир заявила, что больше не желает мириться с наплывом мигрантов и хочет уйди, громко хлопнув дверями. Все европейские страны наблюдали за этим историческим голосованием, кто с грустью, а кто с радостью. Если бы не дипломатические переговоры и страх потери многомиллиардных дотаций, уже в этом году ЕС рассыпался бы как карточный домик. Но теперь даже действующий министр внутренних дел, Франк-Вальтер Штайнмайер считает, что конец объединённой Европы уже близок.

«Сейчас Евросоюз напоминает самолёт, который попал в зону высокой турбулентности. Финансовый кризис, огромное количество мигрантов и референдум Brexit неминуемо ведут нас к краху. Даже самые твердолобые приверженцы открытой Европы призывают начать агитационную компанию, чтобы объяснить общественности важность ЕС», – заявил сегодня Штайнмайер в интервью изданиюSüddeutscheZeitung.

Начиная с октября 2016 года, по инициативе Министерства иностранных дел планируется проведение 30 конференций по всей Германии, где Штайнмайер будет объяснять молодежи необходимость сохранения Европейского Союза.

Но возможно, уже слишком поздно. Население многих стран, видя несостоятельность власти, начали активно голосовать за изменение действующего политического строя. Время консервативных и либеральных партий проходит. Буквально чувствуя истинные желания толпы, праворадикальные партии не пытаются навязывать непопулярные лозунги, а делают ставку на национальные интересы и закрытие своих границ для мигрантов. В прошлом такие политические аутсайдеры, как партия «Истинные финны», «Австрийская партия свободы», французский «Национальный фронт» и немецкая «Альтернатива для Германия» теперь стали серьёзными силами в своих странах и с каждыми новыми выборами только улучшают свои результаты. Неужели Европу опять ожидает торжество правой идеологии над политикой мультикультурализма?

Руслан Мороз
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.