Министр экономики Хабек говорит, что закупки газа Германией стали «ключевым триггером» кризиса на мировом газовом рынке. Но все не так плохо...

Alexandros Michailidis / shutterstock.com

Часы отключения электроэнергии, остановки производства и падение импорта СПГ на 10 и 19 процентов в Бангладеш и Пакистане. Вот плата других стран за то, что газовые хранилища Германии почти полностью заполнены. Германия сама спровоцировала газовый кризис и рост цен, которые оказались не по карману другим государствам.

Читайте также: Газовый кризис грозит Бангладеш перебоями с электроэнергией

Федеральный министр экономики Роберт Хабек во вторник вечером признался Маркусу Ланцу в том, что цены за газ, которые платили Европа и Германия, были не единственной, но главной причиной этого кризиса.

Роберт Хабек: Германия сама спровоцировала кризис

Германия «вырвала половину поставок газа» у мирового рынка. Поэтому он «спекулятивно подорожал», пояснил он. Это были не естественные цены, а «просто спекулятивный пузырь, разумеется, подогреваемый еще и тем, что мы все лето упорно продолжали покупать газ».

Германия сама спровоцировала кризис: об этом говорит затор танкеров-газовозов у​берегов Европы

«Ценами мы перетянули к себе мировой рынок». Скопление и буквально затор газовых танкеров вокруг Европы показывает, что на самом деле достаточно газа, «который можно было бы преобразовать в электричество в Азии». Однако владельцев танкеров привлекают высокие европейские цены. Азиатские страны не могут платить ту цену, которую готовы платить мы в Европе».

Германия сама спровоцировала кризис: а что дальше?

Таким образом, вывод Хабека: «Мы должны снова снизить цены. Когда мы сделаем это, рынок вернется в равновесие».

Рынок газа «на самом деле достаточно велик» и продолжает расти, поскольку осваиваются новые источники добычи. «Жажда газа» в мире тоже очень велика. Последствие: «Мы должны быть осторожны, чтобы полностью не разрушить климатические цели, разрабатывая новые газовые месторождения».

Хабек: цены на газ постепенно падают

Пока ископаемые виды энергии сжигаются, «страны, которые не могут позволить себе высокие цены, не покупают его». Именно так мы и живем сейчас, по словам Хабека. И хотя об этом говорить еще рано, но тенденция очевидна: цены на газ по сравнению с летом упали на треть.

Ввиду этого министр настроен оптимистично: «Есть основания надеяться, что после зимы у нас произойдет нормализация уровня цен». Вместе с тем, Хабек предупредил граждан о холодных квартирах и нехватке газа.

Долгая и суровая зима таки будет?

Зима может быть «долгой и тяжелой»: «Температурный профиль влияет на потребление энергии в Европе». Кроме того, цены по-прежнему «очень высокие, явно завышенные». Хабек предупредил: «Мы еще не можем сказать: все прошло хорошо. Работа сделана». Тем не менее, «коллективная политическая сила, которую эта страна способна собрать, ответила на некоторые вопросы политически правильно», — сказал Хабек.

Министр настроен оптимистично: «Есть основания надеяться, что после зимы у нас произойдет нормализация уровня цен». DesignRage / shutterstock.com

С законом, обязывающим операторов заполнять газохранилища, вмешательством государства, поставившим «Газпром Германия» под контроль, и большими деньгами, вложенными в покупку газа. Хабек сказал: «И последнее, но не менее важное: граждане нашей страны и промышленность добились значительной экономии. За осень потребление газа значительно упало». Все это помогло в начале зимы наполнить хранилища «до отказа». Но: «Теперь мы должны продолжать экономить и работать над альтернативами».

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Alex
Alex
14 дней назад

> Но все не так плохо…

Это Бербок его обнадёжила.
Что она придумала он не знает. Но что-то сказала.
– Бербок заявила, что «сегодня наступил момент, когда мы все должны честно спросить себя: какими будут в ближайшие годы последствия для моей страны? Но вместе с тем: какими будут последствия для страны со мной по соседству или для страны, которая находится за сотни тысяч километров?»