Цель преследования оппозиционеров по политическим мотивам в РФ – запугивание всех несогласных. Репрессии так и работают, отмечает главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов.

репрессии в России

Сейчас в России проходит суд над оппозиционером Ильей Яшиным. С началом войны количество политзаключенных в РФ заметно выросло. Как работает репрессивная машина Кремля, рассказал главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов в эфире Stratera Show на радио «Голос Берлина» с Машей Майерс и Дмитрием Губиным.

Читайте также: Поменялось руководство «Яндекс»: какое будущее ждет компанию?

Дмитрий Губин: Скажите, чем окончится суд над Ильей Яшиным? Причем с поправкой на то, что если Навальный, возможно, возвращался в Россию, рассчитывая, что его не посмеют публично арестовать, но мы можем такое допустить?

Сергей Смирнов: Нет, не можем.

Дмитрий Губин: Хорошо, сейчас мы к этому вернемся. Но Яшин-то, когда давал интервью Дудю, на 100% рассчитывал, что он сядет. Он об этом честно говорил, он готовился к этому. Он говорил, что ему страшно, что неохота, что женщина, которая его знала, она отсидела в зоне и говорила: не надо этого делать. Но он все равно сознательно совершенно вернулся. Сколько получит в итоге Яшин?

Сергей Смирнов: Мне очень не хочется говорить о сроках и гадать. Сроки такой крайне негативный прогноз. Мне кажется, в деле Ильи Яшина нам надо ориентироваться на срок, который получил коллега Ильи Яшина, муниципальный депутат Алексей Горинов. Вот он получил семь лет за похожую ситуацию. И мне кажется, нам приходится ориентироваться здесь на приговор именно ему и оценивать весь суд над Ильей Яшиным в контексте приговора Алексею Горинову.

Москва, показательное дело громкое. Они, кстати, процесс не закрыли, и он открытый. Поэтому, мне кажется, нам для того, чтобы делать хоть какие-то прогнозы, надо ориентироваться на приговор по делу Горинова. И мне кажется, что-то в этом роде может ждать Илью Яшина. Причем Илья Яшин это знал. Мне кажется, все довольно очевидно. И понятно, что для властей это демонстративное дело. Они дополнительно будут злиться, что Яшин не уехал, хотя его выдавливали, выдавливали и практически требовали, чтобы он уехал. Он все равно не уехал. Значит, нужно демонстративно и примерно наказать его по максимуму.

Но максимум все равно не дают. Статья подразумевает до 10 лет лишения свободы. Но все-таки первая судимость и сразу 10 лет — нереально. Но что-то ближе к приговору Алексея Горинова будет, мне кажется, и у Ильи Яшина, к большому сожалению.

Маша Майерс: Скажите, а как вы думаете, своих целей власть вот таким образом, проводя такие показательные процессы и давая такие большие сроки за столь незначительные правонарушения, она добивается своих целей?

Сергей Смирнов: Но тут вопрос, что мы подразумеваем под намерениями власти. То есть тут надо расшифровать. Добиваются своей цели в каком-то смысле слова, в смысле запугивания всех остальных? Но, как мы видим, если нет уличных протестов, вероятно, добиваются.

Маша Майерс: В смысле борьбы с политическими оппонентами. Насколько те люди, которые находятся сегодня за рубежом и как и мы с вами, в том числе, насколько они, вообще представляют какую-либо даже не угрозу, а вообще сохраняют за собой право диалога с российской властью?

Сергей Смирнов: Мне кажется, о диалоге уже давно речь не идет. И причем явно не по нашей вине, а по вине властей. Они не хотят никакого диалога. Единственный диалог, который они ведут в последнее время, это диалог в зале суда. Надо же понимать, что никакой диалог, никакой диалог, они давно этого не делают. У них в качестве переговорщиков сотрудники ФСБ и, в крайнем случае, судьи, которые выносят приговор. Поэтому, конечно, никакого диалога они не ведут. Поэтому никаких разговоров в принципе быть не может. А что касается вообще и Ильи Яшина, и тех, кто уехал, то власти все равно раздражены. Они недовольны, что существуют те, кто выступают против них.

Для них главная цель, не посадить абсолютно всех, кто им не нравится. Все-таки, как бы там ни было, в России нет массовых посадок. Их цель, посадив одного-двоих, троих-пятерых, запугать десятки, сотни тысяч. Ну и длительное время такая тактика неплохо работала. Тут тоже не надо говорить, что это совсем не работает. Увы, работает. Уличные митинги постепенно сошли на нет, в том числе из-за уголовных дел, из-за репрессий. Репрессии бывают довольно эффективными. Опять же, не стоит это отрицать.

Дмитрий Губин: А когда было больше политзаключенных при Брежневе или сейчас?

Сергей Смирнов: Ну, вот сравнение — как раз хороший вопрос. Если говорить о брежневском времени, то, я думаю, по крайней мере, соизмеримо количество заключенных уже в сегодняшней России. Всегда можно посмотреть список «Мемориала». Там несколько сотен политических заключенных сейчас. Да и в советское время не так просто было считать политических заключенных, потому что о каких-то делах становилось известно постфактум. Сажали людей при этом тоже за политику и политические взгляды. Я думаю, сейчас соизмеримые количества уже.

Нет у них цели посадить вообще всех, кто им не нравится. Их цель — запугать. И поэтому репрессии, они относительно точечные. Хотя, конечно, о сотнях уже нельзя говорить, что они точечные. Тем не менее пока там несколько сотен человек, и власть считает, что этого достаточно, чтобы запугать всех остальных, чтобы остальные не выходили на улицы, чтобы остальные были менее критичными в соцсетях и так далее. Репрессии так и работают.

Напомним, в видеоформате стрим Stratera Show транслируется ежедневно по будням с 14:00 до 16:00 на сайте нашего издания aussiedlerbote.de.

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте по 1 сообщению с главными новостями за день

Читайте также:

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Alex
Alex
2 месяцев назад

Требуйте выдать их на Украину. Там их расстреляют и на Западе никаких претензий не будет к Украине.

Следенко Иван
Следенко Иван
2 месяцев назад

Почитайте любые украинские новости, как людей арестовывают за посты соцсетях. Это не политические заключенные? А аресты и убийства учитилей и работников жилищно эксплуатационнх предприятий, которые посмели ходить на работу в городах взятых РФ, а потом оставленных Украине? Это нормально, или вы думаете что это все сказки? Так украинские новости в открытую об этом пишут.

Последний раз редактировалось 2 месяцев назад Следенко Иван ем