Попадание ракет на территорию Польши подняло дискуссию о необходимости усиления противовоздушной обороны страны.

попадание ракет на территорию Польши / GetFocus / shutterstock.com

15 ноября две ракеты упали в пяти километрах от границы с Украиной в самой восточной части Польши. Одна из них попала в элеватор, погибли два человека. Вторая попала в трактор, и эти кадры обошли все информационные агентства. Что еще известно про попадание ракет на территорию Польши и как страна готовится защищать свое воздушное пространство, в эфире Stratera Show на радио «Голос Берлина» рассказали ведущие Маша Майерс и Дмитрий Губин.

Читайте также: Stratera Show от 16 ноября: Майерс. Губин. Голабек. Дельфинов

Маша Майерс: Поляки использовали формулировку, что это ракета российского производства. Но это совершенно никоим образом не указывает на прямое участие России в этом, потому что в итоге, как мы уже понимаем, тут не нужно держать никакую интригу, потому что об этом уже сказали все мировые политики, и польский президент, и американский президент. Это действительно ракета российского, точнее советского, производства, потому что это те самые ракеты противовоздушной обороны ПВО, это комплексы С‑300, это советская разработка 70‑х годов, которую, собственно, сейчас и использует украинская армия для защиты своей территории.

Тем более что вчера, как вы знаете, были опять же массированные обстрелы буквально всей территории Украины, а в основном это было поражение гражданской инфраструктуры, то есть тех самых электрических подстанций и трансформаторов. Насколько я понимаю, довольно успешно та самая система ПВО справляется с тем, чтобы уничтожать эти ракеты на подлете, не позволяя им поражать гражданские объекты. Там вчера порядка 80% ракет было сбито. В результате подобного рода действий со стороны ВСУ, то есть в результате попытки сбить ракету, были выпущены так называемые противоракеты из комплекса С‑300, которые в итоге и упали на территории Польши. И Джо Байден, американский президент, говорил об этом на острове Бали после саммита G20 в Индонезии.

Что сказал Джо Байден?

«Мы это обсуждали с президентом Польши, с генсекретарем НАТО Столтенбергом, И по поводу этих взрывов мы договорились провести расследование, чтобы быть уверенным, что именно произошло. Известно, что два человека погибли, они были убиты, и мы решили, что следующим шагом будет расследование. Мы на этом сфокусировались в нашей работе. Мы серьезно обсуждали российские ракетные атаки, которые в этой войне являются демонстрацией жестокости, бесчеловечности и которые направлены против инфраструктуры украинских городов.

И мы на саммите G20 обсуждали Россию и деэскалацию этих действий. То, что Россия эту эскалацию только наращивает ракетными атаками по Украине. И мы сейчас в этот момент полностью на стороне Украины».

Попадание ракет на территорию Польши: что с ПВО страны?

Дмитрий Губин: Я бы вот что обратил внимание в этом очень осторожном высказывании Джона Байдена. Он не говорит, что в тот момент ему действительно было абсолютно точно неизвестно, чьи это ракеты, что случилось, что произошло и так далее. Это я к тому, что когда вчера вечером прошли сообщения о том, что две ракеты попали на территорию Польши, сразу же всем, насколько я мог судить, все было ясно. Вот, например, Владимир Пастухов, политолог, он вчера сформулировал, что это, по его мнению, скорее всего, российская провокация против НАТО. Они проверяют на крепость границы. Сегодня Пастухов извинился.

Был такой старый анекдот про нового русского, который купил в салоне «Бентли» без мотора и уехал. А когда ему позвонили, попросили вернуться и забрать мотор, он спросил: на чем же тогда я еду? Сотрудник салона ему ответил: вы едете на вашей репутации. Вот репутация сегодня у России такая, что все, что ни происходит худшего в мире, первая реакция — приписывать это все России.

Маша Майерс: Нет, подожди, не соглашусь. Во-первых, никакой реакции, что это все Россия, изначально не было, потому что, действительно, все западные лидеры и руководство НАТО были очень осторожны в своих высказываниях. Это раз. Первый, кто сказал об этом, это украинцы, и в том числе и Владимир Зеленский, и Алексей Арестович. Минобороны России тоже тут же сказали: это не мы.

Дмитрий Губин: Подчеркиваю, это провокация против нас, сказал министр.

Маша Майерс: Отмечу, что к нам в эфире присоединится польский журналист, который расскажет, как эта история воспринимается с польской стороны, потому что это действительно сложная история.

Те вопросы, которые вчера довольно активно обсуждались, это, собственно, а почему у Польши такая слабая противовоздушная оборона и почему за девять месяцев войны (фактически граница между зоной боевых действий и страной НАТО) эта противовоздушная оборона не была должным образом отрегулирована? И тут довольно любопытно. Якобы Польша много раз просила НАТО поставить им в достаточном количестве ЗРК (зенитно-ракетные комплексы) для противовоздушной обороны. Польше отказывали. И таким образом оказалось, что у страны в основном на вооружении стоят системы еще с советских времен, то есть того самого Варшавского блока. А старые советские зенитно-ракетные комплексы, эта система ПВО Польши, она не была модернизирована.

Что говорят в Польше?

Дмитрий Губин: И сейчас с нами на связи Бартош Голабек, польский журналист, издатель подкаста «Восточные дела». И меня интересует, наверное, это глупый вопрос, но здесь он уместен, здесь он не так глуп. Что говорят о случившемся в Польше?

Бартош Голабек: Конечно, ситуация обострилась. Что касается восточного пограничья нашей страны, безусловно. Но, с другой стороны, надо учитывать тот фактор, что спустя несколько месяцев войны, которая идет, все-таки удалось до сих пор избегать таких, как говорится, инцидентов. И мне кажется, что, конечно, в психологическом смысле война о себе заново напомнила. Потому что до сих пор мы, конечно, в Польше чувствовали эту ситуацию через кожу, простите за слово, украинцев и через приезжающих и беженцев. А сейчас, конечно, две жертвы, попадающие ракеты, и то, что я хотел бы подчеркнуть, конечно, вчера еще не полное было знание о том, откуда она прилетела. Но, безусловно, без войны никаких ракет на нашем пограничье мы бы не видели. И сегодня мы проснулись немного в другой обстановке. Но хочу подчеркнуть, что это не меняет фундаментально в Польше мнения о том, что война несправедлива и украинцев надо поддерживать в этой обстановке.

Маша Майерс: Скажите, Бартош, а вы ждете извинений от украинской стороны? Вообще, какая должна быть реакция?

Бартош Голабек: Я не думаю, что польское общество ждет каких-то извинений особых со стороны украинцев. Я думаю, что они, безусловно, будут какими-то дипломатическими каналами поступать с правительством, а может быть, даже и будет какая-то совместная пресс-конференция. Но здесь идет война, множество жертв уже понесла соседняя страна. Мы в Польше, как страна, как общество, как можем, так и помогаем в этой обстановке. И, безусловно, со стороны нашего государства надо ожидать, что поддержка для жертв, для семей и жертв в данной ситуации должна какая-то поступать. Это мое личное мнение. Но ожидать извинений со стороны Украины, во время, когда у них каждый день надо обороняться от обстрелов гражданских зданий, мне кажется, немножечко неуместным. Но я уверен в этом, что на каком-то уровне будут заявления или какие-то слова поступят.

Маша Майерс: Наверное, первая мысль была, тут поправьте меня, если я ошибаюсь, что это прилетели ракеты со стороны России. Скажите, Польша успела испугаться?

Бартош Голабек: Польша уже, наверное, успела даже не испугаться, а уже привыкнуть к тому, что идет война. Девятый месяц. Конечно, первые дни, первые недели были очень напряженными. Но, как вы, наверное, знаете, мы страна — член НАТО, и идет мониторинг со стороны наших союзных государств, нашей страны. Она стала в какой-то мере фронтовым государством. И, безусловно, мы успели в какой-то степени, если можно вообще об этом говорить, привыкнуть к данной ситуации. Конечно, если гибнут невинные, ни в чем не виноватые люди, работающие в своих сельскохозяйственных делах, тогда это какую-то часть общества, наверное, будет пугать. Но я считаю, что спустя месяцы мы уже научились как-то жить с ситуацией, которая на восток от нашей границы.

Маша Майерс: Когда мы начали сегодняшнее обсуждение с этой темы, я высказывала со ссылкой на свои источники некое предположение о том, что в Польше вообще все не так хорошо, как хотелось бы, с системой противоракетной обороны. Почему она оказалась такой дырявой? Притом что, действительно, фактически у вас общая граница со страной, на территории которой происходят такие серьезные боевые действия, уже больше девяти месяцев. И что вы можете сделать, чтобы эти прорехи в обороне закрыть, ликвидировать?

Бартош Голабек: Это понятно. Действительно, еще вчера начались такие разговоры, откуда все это? Как так, что противоракетная оборона не сработала? Эксперты говорят, что она и не должна защищать просто чистые поля. Противоракетная оборона — это защита специальных учреждений, мест, в которых находятся военные части, таких мест, которые чувствительны для государственного управления. И там она, наверное, уже достаточно хорошо и плотно установлена. Это первое. Второе: действительно, это пограничная территория. Если посмотреть на карту — это несколько километров.

Я думаю, что здесь не надо смотреть на это через призму противоракетной обороны в данном случае, а просто как на несчастный случай, если действительно, как подтверждают СМИ и государство, ракета прилетела из Украины.

Напомним, в видеоформате стрим Stratera Show транслируется ежедневно по будням с 14:00 до 16:00 на сайте нашего издания aussiedlerbote.de.

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: GetFocus / shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Christ Harmony
Christ Harmony
18 дней назад


Привет сэр и мадам
Мы частная кредитная структура.
Чтобы бороться с бедностью и исключением банков, я
предлагает онлайн:

- Коммерческие кредиты
– Личные кредиты
– Финансовые кредиты
– Кредиты на недвижимость

И все от 350 000,00 российских рублей до 500 000 000 российских рублей. Проценты по кредиту Процентная ставка составляет 2% от всего кредита, а условия кредитных предложений очень просты. Запрошенные кредиты получены в течение 72 часов с момента подачи. мое предложение серьезное, вы можете узнать это по установленному законом порядку предоставления займов между физическими лицами.

Свяжитесь с компанией сегодня и сообщите нам, сколько денег
вы хотели бы занять.

Адрес электронной почты компании:
(christloanfunds@gmail.com)