Какова вероятность, что Россия станет полностью зависимой от Китая (экономически и административно)? Что будет после войны?

что будет после войны / Shag 7799 / shutterstock.com

Исход российско-украинской войны пока неясен. Существует много вариантов развития событий как нынешней ситуации, так и ситуации после войны. Хотя Китай является одним из крупнейших игроков на мировой арене, пока он не принимает явного участия и четкой позиции по отношению к конфликту. Многие аналитики считают, что после войны РФ может превратиться в вассала КНР. Какова ситуация в Китае сейчас и что же будет после войны, ведущие Stratera Show на радио «Голос Берлина» Маша Майерс и Дмитрий Губин обсудили с журналистом и китаистом Дмитрием Варламовым.

Читайте также: Китай собирает образцы ДНК у тибетцев

Дмитрий Губин: Китай — одна из автократии по своей специфике. А уязвимое место всех автократии, о чем, например, Екатерина Шульман неоднократно говорила, это передача власти. Каждая автократия пытается решать, как может сделать это. А Путин пока, например, не может никак. И та же Екатерина Шульман приводила Китай в качестве очень интересной модели, когда прописано в ней, явным или не явным образом, обязательная ротация власти. То есть ты два срока генсек, а потом ты меняешься. И таким образом, хотя конкретно этот человек уходит, но модель в целом сохранится с компартией у власти. Правильно ли я понимаю, что третий срок Си Цзиньпина означает, что от этой модели внутренней партийной ротации Китай отказался?

Дмитрий Варламов: Да, это правда. Можно точно говорить, что он отказался от этой модели. По крайней мере, на уровне самых топовых лидеров, то есть на уровне Си Цзиньпина персонально. Действительно, эту модель придумал Дэн Сяопин еще в 70–80‑е годы, когда пять лет человек может возглавлять Китай, быть председателем КНР, после этого должен уходить.

И была продумана, прописана – не прописана, но подразумевалась политическая традиция. Таким образом сложилось, что первые пять лет человек руководит страной. Потом проходит следующий съезд, его выбирают на вторую пятилетку. И вот во время второй пятилетки появляется молодой человек, условно молодой человек, это 50–60 лет, которого готовят к следующему уже третьему съезду, когда он должен сменить власть и занять пост председателя КНР и главы, и генерального секретаря Коммунистической партии Китая. Си Цзиньпин на этих выходных был переизбран на третий срок. А это значит, что в марте этого года пройдет съезд, пройдет сессия парламента ВСНП Всекитайского собрания народных представителей (огромный парламент в 1000 человек), на котором он, скорее всего, получит мандат верховной государственной власти страны, а не партийной.

Маша Майерс: На этот раз? А что это говорит о современном Китае? Говорит ли это о его движении в сторону тоталитаризма? Говорит ли это об абсолютной власти? О чем это свидетельствует?

Дмитрий Варламов: Сегодня тоталитаризм — это уже исторический термин. Возможно, в Северной Корее он еще действует. И то, если почитать специалистов, люди говорят, что немножечко происходит эрозия режима. Но, скорее всего, в случае с Си Цзиньпином это личная история. Ему очень хочется остаться у власти. И он готов сломать ту модель, которая привела к Китай, по крайней мере, экономическом плане, к ядерному успеху.

Маша Майерс: А зачем ломать экономическую модель? Зачем это нужно? В чьих это интересах? Особенно на фоне такой мощной американо-китайской торговой войны, которую, в общем, Китай не проиграл.

Дмитрий Варламов: Китай не проиграл в этой войне. Но здесь очень важно личное желание остаться у власти. Плюс нельзя забывать, что Си Цзиньпин, придя к власти 10 лет назад, начал очень серьезную кампанию по борьбе с коррупцией. И, видимо, это была по-настоящему действенная кампания, потому что многие коррупционеры платили своими должностями. А коррупция была сильно развита в Китае. Конечно же, под одну гребенку попали личные враги Си Цзиньпина. Но тем не менее уже сейчас можно сказать, что у него появились какие-то враги, которые после ухода могут лишить его тех неформальных полномочий, которые, согласно традиционной модели, сохранялись за лидером Китая, который уходил в отставку.

Превращается ли Россия в вассала Китая?

Маша Майерс: Я бы хотела просто понять, какое место России уготовано в этой схеме многополярного мира, которое выстраивает Владимир Путин относительно КНР.

Дмитрий Губин: И прав ли Сорокин в своих романах? Прав ли политолог Пастухов, когда они говорят, что Россия на самом деле это не партнер Китая? Россия будет вассалом и придатком Китая?

Дмитрий Варламов: Я думаю, нам нужно перенестись из солнечного, не по-осеннему жаркого Берлина в Азию и понять, что вот эти европейские дела и даже эта страшная война в Украине, она не является центром политической жизни этого региона. И, скорее всего, Китай просто будет выжидать исхода этой войны, а после этого уже принимать какие-либо решения. Будет ли Россия вассалом Китая? Я думаю, нет. Потому что — что значит вассал? Я не очень этого понимаю. Зависимая страна экономически — возможно, политически — нет. Администрировать страну с населением 150 миллионов людей — это, в общем…

Дмитрий Губин: Но в Китае миллиард населения.

Дмитрий Варламов: У них огромное количество своих проблем. Я думаю, еще и проблемы России им совершенно не нужны.

Напомним, в видеоформате стрим Stratera Show транслируется ежедневно по будням с 14:00 до 16:00 на сайте нашего издания aussiedlerbote.de.

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Shag 7799 / shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии