«Левая партия» находится в серьезном кризисе. В этом году она уже потерпела три поражения на выборах, потеряла лидера партии, и пока все говорят о войне в Украине и инфляции, «левые» спорят о внутреннем сексизме. 

Как «Левая партия» Германии ищет пути выхода из кризиса

«Левая партия» ищет пути выхода из кризиса. Ева фон Ангерн стоит у подножия ветряной турбины недалеко от Дардесхайма в горах Гарц и смотрит вверх. На высоте 80 метров медленно вращаются пропеллеры. Лидер «Левой партии» в парламенте земли Саксония-Анхальт вместе с депутатами Моникой Хохманн и Штефаном Гебхардтом совершает турне по избирательным округам.

Читайте также: Левая партия Германии представила своих лидеров на выборах в Бундестаг

Из трех политиков, фон Ангерн — единственная, кто с детства с энтузиазмом относится к ветряным турбинам. В ее семье была ветряная мельница.

«Мы не являемся экологической партией, но мы должны смотреть в лицо этой проблеме», – говорит она. Это высказывание политика может встретить определенную оппозицию внутри ее партии. Многие хотели бы увести разочарованных климатических активистов у «Зеленых» и привлечь на свою сторону молодежь из движения «Пятницы для будущего». И все же, когда речь заходит о ветроэнергетике, социальные вопросы, которые до сих пор были стержнем «Левой партии», фигурируют всегда где-то рядом.

«Левая партия» ищет пути выхода из кризиса: сборы от ветроэнергетики

Местный мэр Ральф Фойгт сообщает, что в его землях никто не против ветроэнергетики. В конце концов, недалеко от центра Дардесхайма находится 47 ветряных турбин. И в будущем их может быть еще столько же.

Граждане Саксонии-Анхальт получают слишком мало выгоды от возобновляемой энергии. Фото: Ryzhkov Oleksandr / shutterstock.com

Но граждане получают слишком мало выгоды от возобновляемой энергии, говорит Фойгт. Это особенно заметно на фоне высоких цен на электричество. Кроме того, слишком малая часть муниципальных сборов оператора ветроэнергетики остается в общине для ремонта дорог или улучшения инфраструктуры. Все стекается «в котел» крупного муниципального объединения «Остервек».

В итоге мэр и депутаты решают обратиться в парламентский комитет с ходатайством о более эффективном распределении доходов от ветроэнергетики между ассоциацией муниципалитетов и местными общинами. Что из этого получится, покажет время.

Саксония-Ангальт — когда-то показательный проект «Левой партии»

Цель поездок Ангерн, Гебхардта и Хохманна по избирательным округам — снова стать ближе к гражданам и вернуть хотя бы часть утраченного имиджа их партии. Это нелегко, потому что у «левых» больше нет более мелких партийных групп по всей стране, как это было в 1990‑е годы.

Демографические изменения также привели к потере численности членов. И хотя молодые люди чаще вступают в «Левую партию», чем в прошлом, для них местом партийной работы, как правило, становятся социальные сети.

Ровно год назад «Левая партия» в Саксонии-Анхальт потерпела тяжелое поражение, набрав всего 11%. Десятилетием ранее этот показатель был еще больше и составлял 23,7%.

Саксония-Анхальт играет особую роль в истории партии. Именно здесь с «Магдебургской модели» в 1994 году начался подъем тогдашней ПДС («Партия демократического социализма», бывшее название «Левой партии»).

Она прошла путь от «политического изгоя» до кульминационного избрания Бодо Рамелова первым премьер-министром «Левой партии» в Тюрингии в 2014 году.

Штефан Гебхардт до сих пор восторгается тем, как благодаря этому косвенному участию в управлении государством он вдруг смог принимать решения о распределении средств, особенно в сфере культуры.

Бодо Рамелов. Фото: photocosmos1 / shutterstock.com

Сегодня партия по-прежнему участвует в управлении четырьмя землями, помимо Тюрингии. Но этот факт больше похож на фикцию и никак не останавливает продолжающийся упадок «левых».

«Левая партия» ищет пути выхода из кризиса: перезапуск

В конце июня на партийном съезде в Эрфурте будет избрано новое руководство и дан сигнал о начале новой жизни «Левой партии». В настоящее время на две должности лидера претендуют многочисленные кандидаты. В партии это часто рассматривается, как попытка многих ее членов наконец-то выйти из тени.

Уже полтора года назад должен был состояться новый старт, но с новыми председателями Сюзанной Хенниг-Вельсов и Яниной Висслер он стал фальстартом. Они потерпели неудачу из-за вечной ссоры в партии между крыльями, платформами и отдельными депутатами и терпели одно поражение на выборах за другим. Им удалось вернуться в Бундестаг только благодаря трем прямым мандатам.

Даже сейчас, во времена войны в Украине и растущей опасности инфляции, «левые» меньше рассуждают о войне и мире и компенсации за высокие цены, а больше — о сексизме в собственных рядах. Небольшой прорыв произошел на трех выборах в региональных землях в этом году. Но во всех трех западногерманских государствах левые оказались на политической ничейной земле, далеко от 5%-го порога.

Возвращение к основным вопросам

Несмотря ни на что, три депутата от Саксонии-Анхальт стараются держать марку. Их стратегия заключается в том, чтобы «вернуть доверие избирателей, а значит, и силу на федеральном уровне за счет активной работы на низовом уровне в землях», – объясняет фон Ангерн.

Кроме того, партия не должна слишком расширять свои ряды, как это было в прошлом, а сосредоточиться на основных вопросах социальной и образовательной политики. Поэтому на повестке дня у группы стоит судьба приемных детей в Саксонии-Анхальт и посещение ассоциации усыновителей в Хальберштадте.

«Левая партия» ищет пути выхода из кризиса: забота о детях

В Саксонии-Анхальт около 5 000 детей живут в приемных семьях или специальных приютах. Тем временем заявления на получение места в таком приюте подаются уже тогда, когда дети еще даже не родились, потому что их родители или матери считают, что не смогут о них позаботиться. Кроме того, в отделах по делам молодежи не хватает персонала, и постоянно меняются сотрудники, сообщает Катрин Кубе, председатель ассоциации. Она сама присматривает за тремя приемными детьми.

В Саксонии-Анхальт около 5 000 детей живут в приемных семьях или специальных приютах. Фото: Irina Wilhauk / shutterstock.com

Также становится все меньше семей, желающих взять приемного ребенка, поскольку отсутствует поддержка со стороны властей. Тем не менее, местный депутат от «Левой партии» Моника Хохманн сообщила о небольшом успехе в этой сфере.

Ей удалось получить две дополнительные должности школьных социальных работников для округа, чтобы лучше помогать не только приемным детям, но и ученикам с психологическими проблемами, возникшими в результате пандемии.

Чтобы добиться этого, ей пришлось обивать пороги ландтага (земский парламент) и выступать на заседаниях районных советов. И все из-за недостаточной осведомленности о проблеме.

После разговора с ассоциацией следует сделать небольшие запросы в ландтаг по проблемам помощи молодежи и оценить ответы правительства земли с заинтересованными сторонами и ассоциациями.

Таким образом, парламентская группа хочет показать, что партия не бездействует, объясняют депутаты, даже если она не может многого добиться в качестве оппозиции, она они может вернуть утраченное доверие.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: nitpicker / shutterstock.com
Источник: mdr

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Leon
Leon
8 дней назад

Леваки и зеленые готовы загнать экономику в окончательный упадок, лишь бы проталкивать свои сумасшедшие и непрофессиональные идеи с ветрякями и солнечными электростанциями.
Если б эти люди происходили из образованной инженерной элиты, этого бы не было в помине.
Неужели недостаточно того, что мама Меркель загнала Германию в газовый шатдаун со своими ветряками и дружбой с Путиным?