Двухдневный визит американского президента Джо Байдена в Европу не привел к немедленному отказа стран Евросоюза от российских нефти и газа.

Может ли Германия отказаться от российского газа? Фото: Kodda / Shutterstock.com

По словам Байдена, США с международными партнерами будут работать над дополнительными поставками в Европу 15 млрд кубометров сжиженного газа в этом году, что позволит отказаться от российского газа гораздо раньше ранее запланированного 2030 года. По словам федерального министра по делам экономики и защиты климата ФРГ Роберта Хабека, от нефти Германия сможет отказаться уже к концу этого года, а вот от газа ранее 2024 года отказаться не удастся. Судя по оценкам экспертов, это действительно самый ранний срок.

Энергетическое оружие

Президент России Владимир Путин сердится всякий раз, когда российский газ называют “энергетическим оружием”, применяемым им в Европе. Однако прошлой осенью, когда монополист “Газпром” перестал продавать газ на спотовом рынке, тщательно отмеряя для Европы те объемы, которые обязан поставлять по долгосрочным договорам, мало у кого остались сомнения в том, что газ стал для Путина настоящим “энергетическим оружием”. Сегодня именно газ является тем, что не позволяет замкнуть кольцо экономической блокады вокруг России, напавшей на Украину. Выдвинутое Россией требование оплачивать поставки “Газпрома” в рублях ставит перед Европой неприятную дилемму: нужно или покупать за евро рубли, что частично нивелирует эффект замораживания европейской части золотовалютных резервов Банка России, или остаться без российского газа прямо сейчас. Поэтому вопрос, может ли Европа, и Германия в том числе, отказаться от российского газа, сегодня звучит так: есть ли у Европы возможность прекратить войну?

Данные аналитического агентства Ember о произведенной в Германии электроэнергии подтверждают важность природного газа для страны – в 2021 году он стоит на 3‑м месте в списке источников, после угля и ветра. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в 2020 году природный газ обеспечивал Германию энергией на 26.7%. Это примерно в 1.7 раза больше, чем в 1990 году (15.7%). “Страна отказывается от использования угля, который нужно чем-то замещать”, – поясняет финансовый советник Владимир Верещак.

Однако доля альтернативной энергетики, куда входят ветряная, солнечная, атомная и гидроэнергетика, биотопливо и энергия, получаемая в ходе переработки отходов, тоже растет и составляет около 23.8%. Проблема в том, что стабильность таких источников энергии, как солнце и ветер, зависит от природных факторов. И хотя общая доля газа и альтернативной энергии схожи, безветренная погода с января по март 2021 года привела к тому, что Германии пришлось вернуться к углю, от использования которого страна хочет отказаться.

Из девяти стран Восточной Европы альтернативная энергетика лучше всего развита в Словакии (37.5% энергообеспечения) и Болгарии (36.8%). Но здесь речь идет, в большей степени, об атомных электростанциях. Если брать Европу в целом, то только у Исландии высокая доля альтернативной энергетики (89%) обеспечена солнцем и ветром. У Франции более 50% энергетики вырабатывают атомные электростанции. От которых многие страны, включая Германию, последовательно отказываются.

В результате, отмечает Владимир Верещак, в 2021 году Европейский союз импортировал 155 млрд кубометров газа из России. “Это 45% импорта и 40% потребления ЕС. В одночасье заместить такой объём чем-либо невозможно”, – отмечает он.

Пока в Германии недостаточно мощностей для приема СПГ. Фото: pan demin / Shutterstock.com

Правда, сейчас Европа активно замещает российский природный газ сжиженным газом (СПГ) из США, Катара и других стран. Есть также азербайджанский газ, который идет по трубопроводу в Турцию.

Цена медлительности

Однако, как отмечает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, ЕС сильно опоздал с созданием инфраструктуры для приема газа, альтернативного российскому. “Несмотря на то, что в 2014 году на уровне Еврокомиссии было принято множество рекомендаций (в том числе о строительстве интерконнекторов для переброски газа различных поставщиков из страны в страну, о строительстве газопроводов в странах ЕС, о строительстве терминалов по приему СПГ), ничего не было выполнено. Иногда был просто саботаж – как, например, в Болгарии, где на уровне правительства затягивалось строительство интерконнектора для переброски газа из Азербайджана”, – говорит он.

В данный момент в той же Германии недостаточно мощностей для импорта СПГ – не хватает терминалов. “Там, где терминалов хватает, например, в Испании – нет достаточной сети трубопроводов, чтобы перебрасывать СПГ в другие страны, например, во Францию”, – замечает Михаил Крутихин.

Есть и другой фактор – недостаточно самого СПГ. “Рынок СПГ сейчас напряженный, газ нужен не только Европе, но и Азии. Следовательно, начинается ценовое соревнование, в котором стоимость газа может взлететь до непредсказуемых величин”, – предупреждает эксперт.

Сейчас в Европе интенсивно ведется строительство терминалов для приема СПГ, должен быть достроен до конца года магистральный газопровод из Словакии в Польшу, соединяющий существующую сеть газопроводов с терминалом СПГ с Свиноустье. Тем не менее, считает Михаил Крутихин, для того, чтобы исправить ситуацию, нужно минимум два года. “Ровно столько требуется для строительства самыми быстрыми темпами хоть сколько-то серьезного трубопровода и хотя бы плавучих терминалов по приему СПГ”, – говорит он.

Что делать в этот период? Согласиться с газовым диктатом России? “Принять временное решение по использованию традиционных источников энергии – угля, в том числе бурого, т.н. лигнита. На маленьких электростанциях возможно и использование мазута в виде временного решения. Наконец, нужно остановить, как уже стало понятно, неразумную политику по закрытию АЭС в Германии – как показал опыт Франции, использование атомной энергии вполне может быть безопасным, а атомная генерация – один из наиболее стабильных сейчас источников электроэнергии”, – считает Михаил Крутихин.

Возврат к атомной энергии мог бы стать решением проблемы зависимости Германии от природного газа, соглашается Владимир Верещак, но большая часть населения, памятуя о катастрофах на атомных АЭС, выступает против. “Успеть принципиально поменять что-то до следующей зимы невозможно. Особенно учитывая, что мир ещё не полностью оправился от последствий COVID-19. В ближайшие годы Германия останется зависимой от газа, в том числе российского. Впрочем, как и Россия – от поставок в Германию. Обе стороны заинтересованы в урегулировании отношений”, – говорит он.

Читайте также:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
5
Заглавное фото: Kodda / Shutterstock.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии