Немецкий вирусолог Кристиан Дростен рассказал, какая жизнь после пандемии ждет человечество и почему вакцинация важна для всех.

жизнь после пандемии

Дростен назвал вариант «Омикрон» «возможностью». Дростен является руководителем отдела вирусологии в берлинской университетской клинике Шарите (Charité). Какая же жизнь после пандемии нас ждет?

Читайте также: Карл Лаутербах об “Омикроне” : “Нас ждут очень трудные недели”

««Ослабленное заражение» с вариантом на почве прививки — это что-то вроде движущегося поезда, на который прыгаешь. Потому что «нет альтернативы» тому, что рано или поздно все заразятся или должны будут заразиться Sars-Cov‑2», — прокомментировал Дростен. Об этом сообщает газета tagesspiegel.

Кристиан Дростен рассказал какая будет жизнь после пандемии Фото: MICHAEL KAPPELER / timeshighereducation.com

«Нельзя поддерживать иммунную защиту всего населения каждые несколько месяцев с помощью бустерной вакцинации в долгосрочной перспективе», — добавил вирусолог.

Также Дростен подчеркнул, что это возможно только при массовой вакцинации. В противном случае «слишком много людей умрет».

Коллективный иммунитет у взрослых движется в «четком направлении»

По словам Дорстена, население формирует иммунитет и поддерживает его. Кроме того, Германия сейчас находится в процессе объявления о завершении пандемии и объявлении эндемической фазы.

Германия уже прошла долгий путь по этому пути с помощью вакцинации. Однако теперь должна завершить его, чтобы в течение 2022 года жители могли войти в эндемическую фазу и объявить о завершении пандемического состояния.

«Будем ли мы когда-нибудь жить так, как жили до пандемии? Да, безусловно. Я в этом полностью уверен», — сказал Дростен в интервью.

Следующий этап — живая вакцина

Между тем, ясно то, что необходима «живая вакцина». Предпочтительно спрей, с помощью которого аттенуированный вирус или его современный вариант распыляется в нос и вызывает там иммунитет слизистой оболочки.

Также Дростен высказался по поводу контроля качества общения ученых с общественностью. Пока, по его словам, для этого не существует стандартов.

«Я бы хотел, чтобы в научном сообществе началась дискуссия о том, как такие стандарты научной коммуникации могут быть определены и стать обязательными для ученых», — поделился он.

Помимо того, ученые, которые фальсифицируют данные, столкнутся с серьезными проблемами. Так как за такие проступки предусмотрены санкции.

Но есть и неправомерные действия в научной коммуникации. Здесь речь явно не идет о цензуре, но ученые должны четко разграничивать непроверенные выражения мнения и заявления, претендующие на то, что они основаны на достоверных научных фактах.

Жизнь после пандемии: Дростен считает, что в будущем две темы приобретут большее значение

По его мнению, с одной стороны, через два года нам придется говорить о Long-Covid, все еще малоизученном вторичном заболевании коронарной инфекции. С другой — о штамме коронавируса Mers.

жизнь после пандемии

Новый штамм коронавируса Mers Фото: Kateryna Kon / Shutterstock.com

Этот штамм коронавируса, связанный с ближневосточным респираторным синдромом, имеющий лишь отдаленное родство с Sars-Cov‑2, уже несколько раз переходил от верблюдов к людям.

Совсем недавно, в 2015/2016 годах, почти 200 человек в Южной Корее заболели завезенным вирусом. «Mers не стал немного более безобидным, наоборот, — сказал Дростен, — вирус, который циркулирует сейчас, стал более трансмиссивным или более вирулентным».

Читайте также по теме:

Подпишитесь на наш Telegram
Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.
Заглавное фото: Aleksejs Bocoks / aussiedlerbote.de

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии