Берлин наращивает стратегическую активность. Примут ли его другие страны-члены ЕС?

Германия: план по диверсификации Европы

В Берлине наблюдается возрастание политической активности на фоне снижения европейских амбиций США. Предложение по созданию зон ответственности, руководство которых будет поддерживать тесные контакты с соседними государствами, вызвало неоднозначную реакцию аналитиков.

Тезисы из доклада Европейской комиссии о стратегическом прогнозировании и потенциале ЕС затрагивают широкий спектр вопросов будущего мироустройства на континенте. Презентовал новый широкоформатный документ Марош Шефчович, занимающийся проблемами межведомственных отношений в Европейском Союзе.
Комиссар ЕС указал на необходимость «…усиления долгосрочных возможностей и свободы действий союза европейских стран благодаря изучению и внедрению ключевых политических, военных и социальных направлений, устремленных в далекое будущее».

Что можно почерпнуть из опубликованного документа? Европейской общественности представили очередную декларацию, в которой были озвучены призыв более серьезно отнестись к угрозе безопасности и крайняя необходимость взять на себя трудные обязанности влиятельного политического игрока на международной арене.

В документе особо подчеркивается важность разработки стратегии энергетической независимости ЕС на фоне угрозы возможного политического и экономического давления со стороны стран, активно добывающих топливные ресурсы. Речь идет, прежде всего, о Российской Федерации, наращивающей амбиции за счет ввода в эксплуатацию «Северного потока – 2».

Что предлагают разработчики документа в качестве действенного механизма противостояния внешнему давлению?

Поддерживать профильные предприятия с целью быстрейшего вытеснения традиционных ресурсов «чистой энергетикой».

Но, пока это произойдет, ЕС будет ощущать нарастающее давление со стороны таких государств, как РФ и КНР.

«Европу усилят модернизация и адаптация к новым реалиям».

А они таковы, что даже Индия через несколько десятилетий может опередить Евросоюз по целому ряду важных экономических направлений.

Все вышеизложенное недвусмысленно подводит к следующему выводу: ЕС должен полагаться в первую очередь на свои собственные силы и возможности, но ему необходима и поддержка союзников.

И кто они в это непростое время?

Традиционным и долгосрочным партнером ЕС на протяжении последнего времени следует считать, прежде всего, США. Но что будет дальше, учитывая кардинальное изменение политических подходов администрации Джо Байдена, провозгласившей необходимость усиления «автономности» ЕС?

Байден переформатировал отношения с ЕС. Фото: Jon Tyson / Unsplash.com

«Самый лучший европейский друг» Соединенных Штатов Америки – Германия. Вспомните, какого известного лидера принимал у себя Байден после инаугурации? Добавьте к этому «добро» от США на достройку и введение в эксплуатацию «Северного потока – 2». Отсюда еще один закономерный вывод: именно Германия, усиленная поддержкой американских партнеров, будет главной определяющей силой в ЕС.

Каким видит европейское будущее Берлин?

Новый политический курс изложен в небольшой заметке на ресурсе Atlantic Council. Ее автор – Аннегрет Крамп-Карренбауэр, министр обороны Германии. Колонка была опубликована еще до появления упомянутого выше доклада. В ней говорится о слабости военного потенциала Германии. Она стала причиной вынужденного окончания немецкой миссии в Афганистане.

Представительство Европейской комиссии, Берлин. Фото: Maximalfocus / Unsplash.com

Недостаточная мощь вооруженных сил Германии негативным образом влияет на возможность полного использования политических рычагов. Пришла пора делать «правильные» выводы и не допустить раскола между ЕС и США. Выход из зоны международных отношений и глобальной политики будет означать окончательное поражение Запада. Чтобы этого случилось, дипломатию необходимо укреплять военной силой.

Что мешает созданию общих европейских сил обороны?

По мнению Крамп-Карренбауэр, барьером служат не отсутствие технологий или малое количество войск. С этим особых проблем у ЕС нет.

Основная проблема – отсутствие политической воли к совместному осуществлению целенаправленной деятельности с использованием уже существующих возможностей. Следует принимать более быстрые решения (намек на европейскую бюрократию) и убрать все, что мешает современной военной стратегии. В этом важном деле следует опираться, прежде всего, на 44 статью Договора о Европейском Союзе.

Региональная безопасность может быть сформирована на основании определения зон ответственности между некоторыми государствами-членами ЕС, действующими от имени всего европейского сообщества.

Реальную силу в сфере безопасности министр обороны Германии видит не в институтах Брюсселя, а в ряде более развитых стран ЕС. «Решения должны приниматься там, где накоплены ресурсы. Это единственно верный путь к созданию армии объединенной Европы с совершенно новым концептуальным подходом».

Уточним, что идея создания европейских сил обороны «витала в воздухе» еще в конце прошлого века. А вопрос общего финансирования был решен в 2017 году.

Существует ли реальная польза от инициативы федерального министра Крамп-Карренбауэр?

Какую задачу будут выполнять реформированные европейские силы быстрого реагирования, по мнению министра обороны Германии?

Ответ простой: этой задачей станет интервенция с гуманитарной целью в ситуации, подобной той, что недавно сложилась в Кабуле.

Значит, речь не идет о сокрушительной военной мощи, способной противостоять полномасштабному вторжению России. Неужели об этом еще рано думать? Тем временем интеграция РФ и Беларуси может «подарить» Евросоюзу и другим соседним странам (например, Украине) очень много непредсказуемых сюрпризов.

Так что же? Отражать возможную агрессию придется НАТО? Другими словами, все тем же США?

А пока мы слышим, что «будущие Силы Быстрого Реагирования ЕС не будут дублировать структуру НАТО по причине размытия ресурсного потенциала союзников».

Президент США настаивает: новое военное образование должно стать «ударным кулаком» Альянса. Фото: Engin Akyurt / Unsplash.com

Пока президент США настаивает на том, чтобы новое военное образование стало «ударным кулаком» Альянса, федеральный министр Германии предлагает внедрить в жизнь проект оборонной диверсификации. А это означает создание не монолитной армии с единым центром управления в Брюсселе, а вооруженных сил фрагментарного типа с локализацией в разных странах ЕС. Они будут «курировать» свои зоны ответственности, в которые войдут и соседние страны – не члены Евросоюза.

Делегирование полномочий – те же самые «грабли», но в масштабах Европы

Что предлагает европейским партнерам Берлин? То же, что и Вашингтон на протяжении десятилетий, – делегирование жандармских полномочий.

В «сухом остатке» страны ЕС получат ослабление влияния Брюсселя и, как следствие, решение двух серьезных насущных вопросов:

  1. уменьшения с помощью односторонних отношений между членами Евросоюза бюрократического давления;
  2. создания механизма быстрых и действенных военных решений.

Логика немецких властей проста и понятна: Европейскому Союзу не хватает гибкости и мобильности. Путь реформирования лежит через упрощение управления. Организация состоит из 27 стран с отдельными политическими запросами и амбициями. Коалиция государств должна будет утвердить целый комплекс действенных решений на основании конкретных разрешений.

Если копнуть глубже, речь идет о «Европе двух скоростей». Эту идею в «новой упаковке» пропагандируют Германия и Франция. Их цель – передача основных рычагов управления государствам, наиболее весомым в отношении политического влияния и экономической мощи. О каких европейских странах идет речь, догадается даже школьник.

Не станет ли будущая коалиция напоминать «импотентный» Совет Безопасности ООН? Такая опасность существует. Чтобы снизить накал страстей, Берлин и Париж согласились периодически принимать в «команду сильнейших» ту или иную страну Восточной и Центральной Европы.

Но на «хитром» распределении сил проблемы не заканчиваются. Новый формат не решает накопившиеся проблемы в принципе. Если в настоящее время «тормозит» развитие военной сферы Брюссель, завтра центрами консерватизма и стагнации станут отдельные столицы Западной Европы.

Оппозиция «не дремлет»

Но даже такой несовершенный путь реформирования упирается в нежелание целого ряда европейских стран взять на себя роль «актеров второго плана». Как тут не вспомнить отказ президента Анджея Дуды от встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель 11 сентября во время ее визита в Польшу? Многие аналитики указывают на запуск «Северного потока – 2» как на основную причину этого.

Но обозреватель немецкого издания Die Welt акцентирует внимание читателей на совершенно ином подтексте:

«Меркель не пригласила Дуду на обсуждение общеевропейских вопросов в Берлин».

Вот, «ларчик и открылся»: антагонизм между «странами двух скоростей» получил конкретное материальное воплощение.

Не так все просто и в отношениях Германии и Венгрии, упирающейся с детской непосредственностью «открытым дверям». Но разве поляки в этом вопросе уступают венграм? Варшава решительно оспаривает приоритетность европейского суда над национальным законодательством и серьезно противится политике, проводимой Брюсселем в угоду «либеральным ценностям».

Но и это еще не все. Как изменят европейские расклады предстоящие выборы в Бундестаг? Не случится ли так, что коалиционное переформатирование в немецком парламенте заставит отложить в «долгий ящик» саму идею «двух скоростей» и создание объединенных европейских вооруженных сил?

Увы, но времени на «раскачку» в условиях усиления политической турбулентности остается все меньше и меньше.

Читайте также:

Просмотров:
Заглавное фото: Christian Lue / Unsplash.com

Обсуждение

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии