Маринистические произведения и поэзия от Александра Гальпера - "Остров Огня. Медитация о женщинах"

Александр Гальпер: Остров Огня. Медитация о женщинах

Вишневая роща

Я, Катя, Света и Лена сидели в вагоне поезда, направляющегося на Файр Айленд(Остров Огня) в 9 утра. Катя была самая красивая и смелая из девушек. Она была, конечно, выше нас всех физически и духовно и не участвовала в общей беседе. 42 года, а уже — состоявшийся и успешный ученый-биохимик, начальник отдела в престижном исследовательском центре. Деньги гребет лопатой. Но, к сожалению, в личной жизни у нее была полная катастрофа. Она не собиралась замуж за простого русского эмигранта, чтобы потом содержать его или делать в 10 раз больше. Кате нужен был кто-то вровень с ней или даже выше, кто-то, с кем она могла себя чувствовать равной. Но, так как принц не попадался, пока она ездила с подружками за компанию. Она надевала наушники, давая понять, что аудиокнига (учебник китайского) ей в сто раз важнее и интереснее нашего общества. Света и Лена ее втайне ненавидели за высокомерие.

Услышав, что мы говорим по-русски, к нам обернулся с переднего сидения очень симпатичный и интеллигентный американец по имени Густав и заговорил на неплохом русском. Какой красивый мужик! Какая интеллигентная козлиная бородка! Все девушки аж присели. Даже я засмотрелся! Оказывается, Густав год учился по обмену в МГУ на факультете биохимии. Катя мгновенно сняла наушники и вовсю с ним затараторила. Выяснилось, что Густав очень известный ученый, который произвел целый переворот в биохимии, и ему даже прочили Нобелевскую премию в ближайшем будущем. Катя думала, что она умрет. Она вспомнила, как читала его статьи и восхищалась ими. Вот он, ее принц!!!! Вот он, ее шанс! Бог наконец внял ее молитвам! Тут объявили остановку Cherry Grove (Вишневая Роща). Густав засобирался. Катя сказала: «Вы знаете, я ни разу не была на этой части острова. Сколько раз езжу, а здесь никогда не выходила. Вы не против, если я составлю вам компанию. Хочу посмотреть, что здесь такое.»

Густав опешил от неожиданного предложения и пробормотал неуверенно:

— Да, буду рад компании. Там меня уже ждут друзья.
 — А женщины, наверное, вас там тоже ждут?
 — Да нет. У нас чисто мужской коллектив. Ученые все.
 — «Ученые?» — говорите. Ну так я вам не испорчу компанию.

Фото: Александр Гальпер

Катя, не попрощавшись даже с нами, вышла из поезда с Густавом под ручку. Вагон тронулся. Девчонки прыснули от смеха.
Я не понял и спросил Свету:
 — Что смешного? Может, Катя нашла наконец свою судьбу?
 — Остановка «Вишневая Роща» — гей-нудистский пляж. То, что этот Густав — гей, видно из космоса. Катя будет смотреть, как Густава в кустах все его ученые дружки будут драть. И некуда будет оттуда сбежать! Там вокруг вода. Катер назад только в 9 вечера.

Фото: Александр Гальпер

Расистка

Поезд пришел с большим опозданием. Мы вышли наконец на нашей станции. Света была здесь год назад и теперь была нашим проводником. Она включила на телефоне GPS и повела нас быстро влево. К нам подскочили две чернокожие девушки и спросили Свету:
 — Извините, пожалуйста. Вы не знаете, в какую сторону к переправе?
 — Через 100 метров, в ту сторону, куда мы идем. Через десять минут отплывает. Больше сегодня не будет. Поторопитесь. А то назад домой поедете.
 — Большое спасибо. Мир не без добрых людей. Что бы мы без вас делали?

Афроамериканки побежали в то направление, которое им показала Света. Через минуту Света схватилась за волосы: «Черт! Я не так держу телефон! Нам в противоположную сторону! Бежим!»

Мы рванули, что есть сил. Успели за минуту до отхода и расположились на верхней палубе. Как только катер отошел от берега и начал набирать ход, на причал выбежали те чернокожие девушки, которым уже не суждено было сегодня увидеть Файр Айленд, и стали кричать Свете: «Ты белая сучка! Расистка! Что мы тебе плохого сделали? Мы тебя из-под земли найдем!»

Света расплакалась и закричала им в ответ: «Девочки! Простите меня, дуру! Я телефон не так держала! Я не расистка. Мой первый бойфренд в Америке был афроамериканец! Какой хороший был парень! Я люблю афроамериканцев до глубины души! Они в сто раз лучше белых!»

Скоро крики чернокожих девушек остались за бортом. Света продолжала плакать у меня на плече. Я и Лена ее успокаивали. Катер вышел в открытый Атлантический океан.

Голубое небо

Наконец, мы подплыли к пристани на Файр Айленд. Я узнавал родные дюны и чистый жемчужный песок. Сколько раз я сюда ездил с Инной 12 лет назад! Сколько с тех пор времени прошло! Чего мы расстались? Чего мы были вместе?

Нас встречала еще одна компания русскоязычных девушек-эмигрантов, которые приехали предыдущим паромом. Я обрадовался такому женскому царству. Неделя работы в собесе с бомжами и наркоманами, по вечерам пьянство дома и в барах, а тут — родные русскоязычные девушки. Спасибо, что пригласили с собой. Готов их боготворить и носить на руках. Но девушки не знали, что я так о них хорошо думаю. Они неожиданно поругались между собой по поводу того, куда идти дальше. Половина требовала немедленно пойти в итальянское кофе завтракать. Они ещё, мол, не завтракали потому, что берегут фигуру. Эта половина утверждала, что Света говорила, что день на Файр Айленд начнется с ланча. Света говорила, что она имела в виду взять ланч с собой на пляж. Спор выходил серьезный и громкий. Кричали на всю пристань. Я отошел, сел на скамейку и отхлебнул виски из горла бутылки. Как они решат, так и будет. Мне — один черт. Скажут — пойду в ресторан, скажут — на пляж. Я человек подневольный. Спасибо им, что вытянули меня из дому на свежий морской воздух. Неожиданно группа разъединилась. Половина направилась в ресторан, а половина — на пляж. Постой! Я встал и застыл в растерянности. А мне куда? Я побежал вначале за той группой, которая в ресторан, потом плюнул и — за теми, кто на пляж. Потом остановился, задумался и опять за теми, которые в ресторан. Потом опять остановился, посмотрел на голубое небо, достал из сумки виски и глотнул хорошо еще раз.

Тетя Ида

Звонит тетя Ида:
 — Тетя Ида! Я на острове в Атлантическом океане. Здесь же вообще нет сигнала! Как вы сюда дозвонились? Ничего не понимаю. Мистика!
 — У меня была Сара из Иерусалима.
 — Какая Сара? Я не помню никакой Сары из Иерусалима. И вообще тут ничего не слышно, и мы еще тут немного выпили. Давайте, когда я вернусь.
 — Сара Абрамовна всем родственникам в Америке привезла подарки. Тебе какую-то идиотскую дешевую футболку. Я ей сказала, что ты живешь в самом Нью-Йорке и работаешь на большой должности. Бомжей по ночлегам распределяешь и ты такое дерьмо никогда не наденешь, и даже не возьмешь. Она очень на тебя обиделась. Говорит, что ты зазнался в своем Нью-Йорке на своей работе. Плакала. Зачем ты довел старую женщину до слез? Позвони и извинись перед ней немедленно. Скажи спасибо за подарок и пообещай больше так не делать!»

Русалка

Открытый Атлантический океан. Еще и штормящий. Огромные волны. Некоторые по две или даже три метра высотой. Мы расположились на берегу. Девчонки боялись идти в такую воду. Они положили покрывала и начали намазываться кремами от загара, комаров, морщин и т.д. Потом сели невдалеке от берега, и пенящиеся остатки волн еле доходили им до ног. Им этого было достаточно, и они были счастливы. Из-за этого мы сюда ехали три часа? Кричали и кружили чайки. Маленькие птички, кулики, как только отходила волна, спешили найти рачков и моллюсков. Как они быстро, проворно и смешно бегали и отбегали назад. Нелегкая у них жизнь. Вот так засмотришься, и волной накроет и утащит к Нептуну.

Фото: Александр Гальпер

Я глотнул еще виски и попробовал зайти в воду. Огромная волна нокаутировала меня и потащила по песку. Поцарапал ногу об камень. Капала кровь. Но не сдался. Я опять зашел по колено. Когда следующая огромная волна подходила, я нырнул вниз под нее и вынырнул на самой ее вершине. Вдали от берега волны не опрокидывали, а мягко поднимали и опускали, как на качелях. Я был счастлив и думал о своей жизни. Что делать дальше? Переезжать в Москву? Питер? Киев? Берлин? Тель-Авив? Оставаться дальше в собесе? Работать еще по вечерам таксистом и насобирать на квартиру в Москве? Платить дальше деньги за актерские классы? Вопросы, вопросы, вопросы. Между тем я заметил, что меня стало уносить от берега. Я попробовал плыть брассом в сторону берега, но бесполезно. Волны играли мной как мячиком. Тут рядом на волнах я заметил сидящую Инну.

— Привет Инна. Давно не виделись.
 — Добрый день, Саша. Ну, помнишь, сколько времени мы здесь провели 12 лет назад? Ну, ты доволен, что меня бросил и уехал в Россию искать женщин и приключений на свою задницу? Я тебя так любила. Мы говорили о свадьбе. Что ты достиг тем, что разорвал мое сердце? Где твоя жена, семья? Чем можешь похвастаться?
 — Ну, меня депортировали из Англии за желание прочесть стихи без рабочей визы. Сидел трое суток с албанцами в камере. Еще меня бросила невеста в Москве.
 — И это все твои достижения?
 — Инночка! Сейчас не время говорить о моих прошлых ошибках. Меня уносит в Атлантический океан. Тебе хорошо. Ты привидение, и вам терять нечего. А мне еще в Эстонию на фестиваль через две недели. Там Серега Шефский будет. В прошлом году он меня перепил. Я должен в этом году взять реванш. Еще у него очень умный израильской дрон есть. Суперумный! Может улететь и привезти водку. Какой крутой дрон! Он на женские душевые на высоких этажах его направлял, и мы все видели.
 — И что ты там такого ожидал увидеть, что раньше не видел? Ты еще совсем не вырос!
Инна махнула на меня рукой и исчезла.

Остров Огня

Посв.И.З.

Много лет назад
Такая же жара, как и сегодня.
Ты, я, Остров Огня.
Песчаные дюны, потерянные среди открытой Атлантики,
Трехметровые волны катают нас каруселью.

Пустынный причал.
Катер не скоро.
Дождь как из ведра,
Под навесом обнялись.
Вода справа, слева, снизу, сверху.
Вода сливается с водой.
Бессмысленное перемещение H2O в пространстве,
И лишь Главный за облаками знает,
Что через месяц я предам тебя,
Через год другая предаст меня.
Но это будет потом, а сейчас мы
Спасаем друг друга от влажного мрака,
Неся друг другу Огонь.

Катер. Бар. Согревает виски.
Проходит вечность. Порт.
Виляет бригантина между уже других огней
Прибрежных ресторанов, ночных клубов.
Мы ещё сидим в обнимку,
Но между нами уже океан,
И остались далеко за огромными волнами.
Остров Огня,
Где мы в последний раз были
По-настоящему вместе.

Читайте также: Александр Гальпер: Месяц в Берлине.

Просмотров:
Заглавное фото: Александр Гальпер