Учиться на Западе, работать на Кремль. Как попасть из Бундестага в Sputnik

Молодая симпатичная русская девушка, которая живет в крупной западной стране или часто ездит туда, постепенно обзаводится за границей высокими связями, которые использует для своей основной деятельности – работы на российские власти. Примерно таков был карьерный путь Марии Бутиной, ныне находящейся под арестом в США по обвинению в шпионаже. Немецкая газета Bild сравнивает с Бутиной другую россиянку – Александру Конкину, чьим связям с Германией издание посвятило обширную публикацию.

Карьера Александры Конкиной выглядит так: в 2017 году она окончила Московский университет, где защитила магистерскую диссертацию на тему “Основные стратегии формирования имиджа России в Германии по материалам Russia Today и Russia Beyond The Headlines”. Затем полгода находилась в Германии на стажировке в рамках финансируемой немецкой стороной международной программы “парламентских стипендий”. Некоторое время сотрудничала с представительством российского телеканала RT в Германии, потом перешла в другое государственное российское СМИ – немецкоязычную версию портала Sputnik, где вскоре и заняла должность старшего редактора. Как отмечает Bild, не так давно контрразведка ФРГ (Федеральная служба защиты Конституции) внесла как RT Deutsch, так и Sputnik Deutschland в число СМИ, распространяющих “искаженные или не подтвержденные фактами интерпретации” событий с целью “дискредитации политической работы федерального правительства”.

Конкина, занимающая теперь руководящую должность в одном из этих СМИ, имела возможность пообщаться и сфотографироваться с ведущими политическими представителями этой страны – в том числе канцлером ФРГ Ангелой Меркель, бывшим лидером социал-демократов и кандидатом на пост канцлера на последних выборах Мартином Шульцем, а также послом Германии в России Рюдигером фон Фричем.

Слева – посол фон Фрич, в центре – Александра Конкина, справа – депутат Бундестага от правой популистской партии “Альтернатива для Германии” Штеффен Котре:

Сама журналистка гордится своими связями и не понимает, что плохого увидел в ее фотографиях автор статьи в Bild Юлиан Рёпке, которого она слегка “троллит”:

Ах да, вот еще пара фото, на которых “кремлевская журналистка” стоит рядом с Ангелой Меркель и Мартином Шульцем. И да, “так было запланировано”.

Взгляды Александры Конкиной на большинство политических проблем, если судить по ее постам в социальных сетях, выдержаны строго в духе политической линии Кремля. К ведущим российским политикам она явно питает и личную симпатию.

По словам эксперта по информационным войнам Молли МакКью, комментарий которой приводит немецкое издание, “госпожа Конкина стала частью пропагандистской машины Кремля, направленной против Германии. Такие люди не занимают свои должности, не обладая правильными связями и рекомендациями, особенно если они работают со столь важной для Кремля целью, как Германия”.

По мнению журналиста и политолога Александра Морозова, работавшего до недавнего времени в Рурском университете (Бохум, Германия), сравнение Александры Конкиной и ее деятельности с Марией Бутиной неправомерно, но при этом обе олицетворяют собой новое явление, с которым в отношениях с Россией пришлось в последние годы столкнуться Западу:

 

Александр Морозов

– Бутина действовала в США неформально – это действительно незарегистрированный политический лоббизм, если говорить мягко и не предполагать худшего. Когда мы говорим о Конкиной, то здесь совершенно другая история: она сотрудник российского государственного информационного агентства. Всё официально. В этом смысле к ней претензии очень маленькие. Bild в своей публикации скорее ставит проблему: как быть с такими людьми? Потому что оказывается, что германская система образования сама готовит в дальнейшем кремлевских пропагандистов. Это некоторый парадокс.

 

 

С чем, по-вашему, связана такая ситуация?

– Это сложная проблема. Надо сказать, что Германия в течение всего постсоветского 25-летия была открытой, немцы вложили большие средства в подготовку и переподготовку молодых и не только молодых российских специалистов, от гуманитариев до чиновников, на базе немецких университетов. Все гуманитарные фонды Германии (большинство из них связано с политическими партиями) – Фонд Эберта, Наумана, Аденауэра и так далее – они все имели программы подобного рода. Сейчас, когда мы смотрим на ситуацию после 2014 года, то оказывается, что очень многие российские “профессиональные патриоты” имеют за спиной стажировки в США либо в Германии, через фонды или другие организации – скажем, как Конкина, через программу Бундестага.

Германия так действует и в отношении многих других стран, не только России, открыто предоставляя свои образовательные возможности. Это одна сторона вопроса. Вторая сторона – то, что в отличие от США, где уже есть достаточно жестко сформулированный список “токсичных” сотрудников кремлевских пропагандистских структур, в Европе подобного списка нет. Совершенно непонятно, на каком основании Германия может проводить какого-то рода сегрегацию в отношении студентов, подающих на различные гранты. Кто-то из них едет на эти стажировки, зная, что будет вести затем информационную борьбу против Запада. Но в Европе этому пока невозможно противостоять, нет решений, на которые можно опираться.

Владимир Якунин (слева), бывший глава РЖД и приближенный Владимира Путина, выступает на открытии берлинского отделения Института “Диалог цивилизаций”

Третий момент мы видим на примере действий в отношении “Диалога цивилизаций” Владимира Якунина. В каких-то случаях видно, что Германия считает: лучше, чтобы перед глазами, под контролем находилась какая-то структура, вполне легально действующая, чтобы можно было ее контролировать и проводить различия между обычной гуманитарной деятельностью и политическим лоббизмом. Это непростая ситуация в некоторых случаях, в частности, с тем же “Диалогом цивилизаций”. Вот обычный круглый стол, допустим, на тему проблем миграции – и здесь же в кулуарах идет работа с представителями европейского истеблишмента или гуманитарного сообщества, которые в какой-то форме политически ангажируются в пользу Кремля.

– Bild упрекает в своей публикации немецкого посла в Москве фон Фрича в том, что он сфотографировался с Конкиной во время одного из мероприятий, проводимых посольством. Этот упрек, на ваш взгляд, обоснован?

– Понятно, что дипломат любой страны, который участвует в культурных, гуманитарных контактах и обменах, не может сам делать никакого различия. Вот список гостей, все они абсолютно равны. Статья в Bild важна не в том смысле, что она предъявляет претензии послу, а в том, что она обостряет проблему: а что делать дальше с проникновением молодых людей, которые целенаправленно готовятся работать против тех стран, в которых они учатся или проходят стажировки? Что делать с этой токсичностью, как от нее дистанцироваться? Здесь пока нет ответа, здесь только постановка проблемы. Скорее всего, начнут тщательнее относиться при рассмотрении присылаемых заявок, внимательнее смотреть на CV кандидатов, на их дипломные работы, публичные выступления, чтобы вести какую-то разумную селекцию. Потому что стажировки должны в первую очередь предоставляться тем, кто является сторонником деэскалации в отношениях между Россией и Европой, а не тем, кто собирается работать на информационную войну, на конфликт, на пропаганду “русского мира” за пределами России и так далее.

– Можно сказать, что в путинской России подросло “идеологически заряженное” поколение? Разного рода обучающие программы изначально задумывались как инструмент сближения России и Запада, и чего скрывать, распространения западных ценностей в России. А происходит совершенно наоборот. С чем это связано?

– Я знаю, что эта проблема очень подробно обсуждается в самих немецких организациях, которые занимаются культурным гуманитарным обменом. С одной стороны, они не могут разорвать эти отношения. Все-таки за 20 с лишним лет постсоветского периода европейские страны привыкли к тому, что Россия отправляет в Европу на обучение молодых людей, которые действительно в значительной части принимают либерально-демократические ценности, ценят свободу и достоинство человека, хотят продолжения своей научной карьеры не в условиях изоляции России, а в глобальном мире, независимо от того, останутся они в Европе или вернутся в Россию. Они делаются людьми открытого мира. К этому все привыкли. Но после 2014 года ситуация радикально изменилась, и у нее нет хорошей перспективы. Потихоньку Европа будет, конечно, как это ни печально, создавать все больше и больше фильтров. Я думаю, что будут усиливаться экспертные советы вокруг этих организаций, начнут внимательнее смотреть на документы. Но я не могу себе представить, чтобы какая-то европейская страна приняла публичный документ, сегрегирующий кого-либо на политических основаниях. Это противоречило бы самой идее демократии, самому устройству Евросоюза, – считает политолог Александр Морозов.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.