Посвящаю 100-летию автономии немцев Поволжья

Рассказывает д-р Альфред Айсфельд (Alfred Eisfeld), историк, автор многочисленных публикаций по истории, культуре и современному положению российских немцев.

Я родился во время нахождения семьи на спецпоселении в Удмуртской АССР. Родители родом из Украины, во время Второй мировой войны были в административном порядке переселены в Вартегау (Польша), откуда в 1945 г. в числе беженцев оказались на севере Германии. Осенью 1945 г. их, тогда ещё не знавших друг друга, репатриировали в СССР, в Удмуртию. После снятия режима спецпоселения, семья в 1956 г. переселилась в Казахстан, в Алма-Атинскую область.

После окончания средней школы я поехал учиться в Ригу. В 1972 г. мы с семьёй смогли подать заявление в ОВИР с восьмым или девятым вызовом. В этот раз нам повезло, мы получили разрешение.

В марте 1973 г. я переселился по линии воссоединения семьи в Германию. Мне пришлось посещать занятия на курсах для переселенцев. Затем – обучение в университетах Бонна и Мюнхена. Меня интересовала история стран Восточной и Юго-Восточной Европы, политология. В Мюнхене добавилась журналистика. Закончил обучение в университете г. Мюнхен защитой диссертации.

Будучи школьником, в 1965 г. я слышал, как взрослые обсуждали результаты поездки делегации, ездившей в Москву, чтобы донести до сведения руководства страны желание немецкого населения о восстановлении Республики немцев Поволжья. О такой республике мы в школе ничего не слышали. Меня это заинтересовало. Позже я часто слышал от поволжских немцев различные воспоминания об их жизни. Это были очень разные судьбы. Будучи студентом в Мюнхене, мне представилась возможность приступить к научному исследованию истории немцев в СССР, начав именно с поволжских немцев.

Тема моей диссертации: «Немецкие колонии на Волге и Германский рейх 1917-1919 гг.» (Deutsche Kolonien an der Wolga und das Deutsche Reich 1917-1919). В 1917 г. царское правительство распространило постановления о ликвидации немецкого землевладения и землепользования на Поволжье и азиатскую часть Российской империи. Меня интересовало, каково было положение поволжских немцев в это время, как они смогли отреагировать на эти дискриминационные меры правительства? В процессе работы, я открыл для себя, прежде всего, что поволжские немцы, как и немцы других регионов России, боролись за свои права в рамках оставшихся в военное время возможностей. После Февральской революции они создали в Саратове Временный комитет немецких колонистов Поволжья, который взял на себя задачу подготовить конференцию уполномоченных всего немецкого населения Поволжья.

Всего за несколько недель в немецких сёлах состоялись сельские сходы, на которых обсуждались насущные проблемы и пути выхода из сложившейся ситуации. 20-22 апреля 1917 г. небольшая делегация смогла принять участие в проходившей в Москве конференции представителей немецкого населения различных регионов страны, а 25-27 апреля 1917 г. состоялось совещание делегатов волостей Саратовской и Самарской губерний, в которых проживали немцы. Это были: 334 делегата от 37 волостей, 11 городов и 6 отдельно лежащих селений. Временный комитет был представлен 30 членами. Среди участников этого совещания было 9 учителей, 11 священников, 3 предпринимателя из Саратова, 2 бывших депутата Государственной думы, 2 журналиста, 2 агронома, 3 солдата, 1 адвокат, 1 профессор, 1 студент. Профессии остальных делегатов в опубликованном протоколе, к сожалению, не указаны. По фамилиям известно, что среди них были сельские старшины, гласные уездных земских собраний, землевладельцы. Это было самое представительное собрание поволжских немцев.

Заседания проходили в пленарном собрании и в 4-х секциях: организационные вопросы, школьной, газетной и политической. Подробный протокол совещания был опубликован на немецком языке, запрещённом в годы Первой мировой войны, и доставлен во все немецкие населённые пункты Поволжья для ознакомления и дальнейшего обсуждения рассмотренных вопросов.

Сама подготовка совещания всколыхнула поволжских немцев. Они почувствовали, что Временное правительство на самом деле предоставило всем российским подданным возможность свободно высказывать своё мнение, создавать объединения и проявлять политическую активность. Была возрождена, выходившая до войны, газета «Саратовская немецкая народная газета» (Saratower Deutsche Volkszeitung), бурно обсуждались земельный вопрос и школьное дело, был налажен обмен информацией с немецкими комитетами Западной Сибири, Причерноморья и Кавказа. Целью агитационной работы было обозначено участие в выборах в Учредительное собрание, которое должно было выработать конституцию демократической Российской республики.

Но Поволжские немцы не были едины в своих устремлениях. Социальная и политическая дифференциация такого единства не допускала. 1-2 июня 1917 г. в Саратове состоялась конференция социалистов, в которой приняли участие 81 человек. Среди этих участников было 27 социал-демократов, 20 социалистов-революционеров, 6 народных социалистов и 28 беспартийных. Они определили себя интернационалистами и создали «Союз немцев-социалистов Поволжья».

На этой конференции было принято решение создать местные организации союза для подготовки участия в выборах в Учредительное собрание. Немцы-социалисты назвали совещание делегатов, состоявшееся 25-27 апреля 1917 г. в Саратове, – октябристско-кадетским, не правомочным представлять всех немцев Поволжья. Себя же видели истинными представителями рабочих и трудового крестьянства немцев Поволжья и высказались за то, чтобы идти рука об руку с русскими организациями рабочих и крестьян.

Единого политического движения немцев Поволжья в то время не было.

Организационно раскол уже начал принимать контуры, хотя в начале лета 1917 г. ещё была стадия проведения собраний по профессиональной или локальной принадлежности, на которых рассматривали программы политических партий и агитировали за ту или иную из них.

Так, и Центральный комитет немцев Поволжья, созданный после конференции 25-27 апреля 1917 г., на своём заседании 14-16 июля рассмотрел программы всех российских политических партий и не нашёл возможным присоединиться к какой-либо из них. Поэтому было решено создать комиссию, которой поручили разработать подробную программу политической партии – политической партии немцев Поволжья. Но такая партия так и не была создана.

Следующим важным этапом политического движения был конгресс уполномоченных немецких волостей и городского населения, проходивший 19-22 сентября в колонии Шиллинг. В работе этого собрания приняли участие 238 депутатов. В каждом населённом пункте их выбирали прямым голосованием. Норма представительства была как на выборах в земство – на каждых 2.000 избирателей по 1 депутату.

На конгрессе в Шиллинге были утверждены списки кандидатов на выборы в Учредительное собрание для Саратовской и Самарской губерний. Общей избирательной кампании, однако, не получилось.

Немцы-социалисты 5 октября 1917 г. решили баллотироваться отдельным списком кандидатов. Этот раскол привёл к тому, что ни один кандидат от немцев Поволжья не прошёл на выборах в Учредительное собрание.

Как известно, большевики разогнали Учредительное собрание, так что результаты выборов для немцев Поволжья не имели значения. На захват власти большевиками реагировать надо было, ведь ситуация в стране резко менялась, становилась нестабильной.

ЦК немцев Поволжья созвал очередную конференцию депутатов, состоявшуюся 11-14 февраля 1918 г. в колонии Варенбург. На этой конференции было принято решение создать «Федерацию немцев Поволжья» (Föderation der Deutschen an der Wolga), в которую могли войти все немецкие населённые пункты Поволжья, приняв для этого соответствующие решения на сходах.

Было решено созвать на 1 мая 1918 г. Учредительное собрание, которое выработало бы конституцию для создаваемой Федерации. Кроме этого, были приняты решения по аграрному и школьному вопросам, административному устройству, судебному делу, местным налогам и созданию отрядов самообороны.

Ссылались при этом на «Декрет о праве народов на самоопределение с подчинением центральному российскому правительству», то есть – автономное самоуправление в составе России. Немцы-социалисты, в принципе, поддерживали идею создания автономии, но советской социалистической.

Это привело к тому, что в апреле 1918 г. в Москву для согласования реализации проекта создания автономии немцев Поволжья отправились две конкурирующие делегации – одна от ЦК немцев Поволжья, другая – от Союза немцев-социалистов Поволжья.

Обе делегации смогли представить свои соображения наркому по делам национальностей И. Сталину. Затем в Москве состоялся ряд встреч, в которых принимали участие: будущий правящий бургомистр Западного Берлина, в то время ещё военнопленный – Эрнст Рейтер, Ленин, Чичерин, Бухарин, Зиновьев, Радек и др. В результате, в конце апреля было принято решение создать Комиссариат по немецким делам в Поволжье. Его руководителем был назначен Рейтер. В уставе «Комиссариата по делам немцев», утверждённом постановлением наркоматов по делам национальностей (Сталин) и внутренних дел (Петровский), были определены его основные задачи: «1. Комиссариат является идейным центром социалистической работы среди немецкого трудового населения. 2. Комиссариат следит за проведением в жизнь декретов и распоряжений Советской власти»…

… Это означало – курс на установление советской власти вместо создания Автономии поволжских немцев.

Dr. Alfred Eisfeld,

Der Göttinger Arbeitskreis e. V.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.