Битва добра и зла на ветке эвкалипта. Столетие сказки Мэй Гиббс

Фрагмент иллюстрации “Эвкалиптовые малютки”, Мэй Гиббс, 1916 год

Таким могло бы быть начало сказки “Эвкалиптовые малютки”, если бы кто-то потрудился перевести ее на русский язык. Эту историю сочинила австралийская сказочница Мэй Гиббс (Cecilia May Gibbs, 17.01.1877–27.11.1969).

Отсутствие русского издания – удивительное упущение. Особенно с учетом всемирной популярности сказок, главными действующими лицами в которых являются антропоморфные представители флоры. Чтобы понять, какую роль истории с ботаническим бэкграундом играют в нашей жизни, достаточно вспомнить толкиновских энтов, говорящие деревья славянских сказок, разумные цветы “Алисы в Стране чудес”, высокомерную розу “Маленького принца”, итальянского защитника прав растений Чиполлино. Цветы и деревья в сказках выступают в самых разных ролях: монстры, трикстеры, хранители границ, помощники, волшебники, положительные герои… Они способны объединятся в семьи, соседские коллективы, народы, армии. Эвкалиптовые малютки Гиббс похожи на людей, но в то же время неразрывно связаны с растениями, на которых обитают. Одежда их – лепестки и скорлупки. Враги малюток – одушевленные плоды дерева банксия. Зло в сказочном мире Гиббс существует, но его можно победить.

Мать Мэй Гиббс изучала искусство, отец был художником. В таких семьях рисовать учатся раньше, чем ходить. В четыре года родители перевезли девочку в Австралию. Вокруг были цветы, похожие на гусениц, шишки изумительной формы, серповидные и перистые листья, сбрасывающие кору деревья, странные животные… Каждый порыв ветра, каждый аромат порождал сюжеты, многочисленные герои которых бегали и шумели вокруг. С веток сыпались эвкалиптовые колокольчики и желтые пылинки мимоз, птицы кукабары смеялись, шипы и колючки разрывали одежду. Пчелки, жучки, зверьки, треск, свист, шелест… Звуки австралийского буша заглушали проблемы реального мира. Юная Мэй Гиббс полностью погрузилась в фантазии о волшебных существах, обитающих на экзотических деревьях. Мэй рисовала много и усердно, иногда она так переутомлялась, что заболевала.

Очень скоро Мэй Гиббс осталась один на один со взрослым миром и принялась бороться за выживание. Ее карманы все еще были полны добрых малюток и злодеев, остававшихся невидимыми для остальных людей. Чаклбат и Ванкиду, Биб и Баб, Тигги Тачвуд, мистер и миссис Бэр, Скотти, обитатели бороний, мимоз, актинотусов, крошка Обелия, мистер Ящерица и миссис Кукабара терпеливо ждали своего времени.

Прежде чем попасть на полки библиотек, удостоиться титулов “первая признанная австралийская карикатуристка” и “первая австралийская политическая карикатуристка”, прежде чем создать ролевые модели для юных австралийцев, Мэй Гиббс должна была как-то выжить, заработать денег на завтрак.

 

 

 

“Малютки бесстрашны. Когда ветер дует сильно, они играют на раскачивающихся ветвях. Так они учатся никогда не падать с веток. Только взрослые эвкалиптовые человечки могут обходиться без шапочек. Малютки большие озорники и любят подшучивать над медленно ползающими существами. Но они никого не обижают и обращаются со всеми нежно, потому что любят весь мир. Весной, когда птицы занимаются обустройством гнезд, эвкалиптовые малютки делают все, чтобы помочь птицам, потому что любят птенчиков, словно своих собственных детей. Если случается несчастье и птенцы остаются сиротами, малютки заботятся о них, так как сделали бы родители. Однажды, когда единственный ребенок бедной миссис Поссум потерялся, кто-то из эвкалиптовых малюток забрался в ее сумку на животе и притворился ребенком. Это очень утешило мать. Малюток очень огорчает, что они не могут висеть на своих хвостах так, как это делают маленькие поссумы. Это бы было весьма практично….”

Мэй Гиббс никогда не называла себя феминисткой, однако разделяла принципы борьбы за права женщин, всегда думала о себе как о личности и рисовала для феминистских инициатив и журналов – делала карикатуры для The Common Cause, The Organ of the National Union of Women’s Suffrage Societies и иллюстрации для Western Mail. Гиббс участвовала в выставке, организованной обществом женщин-художниц Annual Society of Women Painters, посещала публичные дебаты социалистов и феминисток, чтобы зарисовывать происходящее. Ее лучшей подругой была суфражистка Айрин Химс. Работу в Western Mail, а также возможность проиллюстрировать знаковую статью “Положение женщин в государстве” Мэй получила благодаря протекции суфражистки Агнес Робертсон.

В полдень малютки кладут свои тяжелые головы на качающиеся листья и засыпают

Самая известная книжка про эвкалиптовых малюток, “Снагглпот и Каддлпай” (Snugglepot and Cuddlepie), была напечатана в 1918 году в количестве 17 тысяч экземпляров и принесла писательнице огромную известность. Мэй к тому времени было за сорок. Сорок лет неуверенности в том, что окружающие поверят в существование чудесного и секретного мира, маленький ключик от которого был найден еще в детстве. Не будучи коренной австралийкой, Гиббс воспела австралийскую природу и рассказала о ней людям всего мира. Популярность пришла и ушла, художница продолжала рисовать сказки и дожила до 92 лет.

“Возможно, из всех жителей буша миссис Кукабара больше всех любит малюток. Они заставляют ее смеяться. Смех миссис Кукабары немного ядовитый. Неудивительно, она ведь ест так много змей.

Хотя малютки дружат со всеми жителями буша и любят весь мир, они немного опасаются ящериц и змей. Но даже злобная змея не тронет малютку. В полдень, когда солнце сияет ярче всего, и ночью, когда поют лягушки, малютки кладут свои тяжелые головы на качающиеся листья и засыпают”.

Гиббс была одной из первых женщин – австралийских предпринимательниц. Она придумала изготавливать сувениры с персонажами своих сказок и неплохо на этом зарабатывала.

Мэй была замужем, муж умер первым, детей у пары не было. На родительском участке земли был выстроен крошечный уютный домик, Наткот (5 Wallaringa Avenue Neutral Bay, New South Wales, Australia). Гиббс завещала права на дом и на книги обществам, заботящимся о больных детях. Имущество было распродано на аукционе, деньги передали благотворительным фондам. Наткот мог бы и вовсе исчезнуть, но любители творчества Гиббс выкупили его и устроили крошечный музей, воссоздав атмосферу дома сказочницы. Теперь это важнейший культурный центр, привлекающий людей со всего мира. В саду есть несколько групп скульптур. Одна из них изображает сцену нападения Биг-Бэд-Банксия-Мэна на эвкалиптового малютку. Мистер Ящерица готов спасти крошку.

17 января 2013 года Гугл отмечал 136-й день рождения Мэй Гиббс. В австралийском сегменте поисковика была размещена особая памятная картинка, дудл: малютки сидят на веточке дерева среди листьев изумительных оттенков.

 Снагглпот и Каддлпай стали звездами сцены. Театры и оперы ставят одноименные спектакли. В честь столетнего юбилея Gumnut Babies проводились выставки – например, в The State Library of New South Wales. История эвкалиптовых малышей проецировалась на здание во время сиднейского фестиваля света. Австралийский монетный двор выпустил пять тысяч серебряных пятицентовых монет с младенцами буша. Интернет-магазины продают сувениры и книги с персонажами Мэй, а также баночки эвкалиптового масла с крышками из плодов банксии. Ютуб-блогеры записывают ролики, в которых читают сказки Мэй Гиббс.

Яблоко упало на землю, и наблюдательный Исаак Ньютон открыл закон всемирного тяготения. Возможно, если мы все будем внимательны к историям, которые рассказывают нам растения разных уголков планеты, мы тоже откроем какие-нибудь фундаментальные законы и начнем лучше понимать формулы волшебных сказок, управляющие нашей жизнью.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции “Радио Свобода”

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.