Разведка Германии обеспокоена возвращением участников ИГИЛ и угрозой кибервойны

Алла Треус
Foto: shutterstock.com

Внутреннее разведывательное агентство Германии говорит, что сторонники «Исламского государства», возвращающиеся в страну, могут представлять угрозу безопасности. Глава агентства также предупредил о повышении угрозы кибервойны.

Можно было предполагать, что ведомство Германии по защите Конституции (BfV), национальное разведывательное агентство, позитивно воспримет известие о сдаче сирийского города Ракка террористической группой ИГИЛ, ведь тяжелые потери «Исламского государства» могут ослабить моральный дух потенциальных террористов в Европе. К тому же логично предположить, что чем больше влияния эта организация потеряет, тем менее привлекательной станет её идеология. Но агентство внутренней разведки Германии утверждает, что всё не так просто.

«Мы видим угрозу от детей, попавших под влияние исламистов, которые сейчас возвращаются в Германию из зоны военных действий», – заявил в среду, 18 октября, в Берлине президент BfV Ханс-Георг Маассен.

По данным Федеральной службы защиты Конституции, в настоящее время в Сирии и Ираке насчитывается более 950 граждан ФРГ. Из них 20 % составляют женщины, а 5 % – дети. Органы безопасности предполагают, что по мере ухудшения ситуации в названных странах многие из них скоро вернутся в Германию.

BfV считает, что если это произойдет, то может возникнуть угроза для безопасности страны. Представители власти говорят, что их озабоченность усугубляется тем, что ИГИЛ в своей пропаганде непосредственно нацеливается на детей и молодежь. Некоторые видеоролики, найденные в интернете, демонстрируют, как дети участвуют в казнях. Маассен говорит, что он боится «возможности создания нового поколения джихадистов».

Глава разведывательного ведомства отметил, что всем членам общества необходимо «серьёзно взглянуть» на то, что агентство обозначило как угрозу и быть готовыми защищаться от неё. В BfV создали горячую линию для тех, кто ищёт советы или предлагает решение проблемы потенциального терроризма. Агентство также надеется на содействие просителей убежища в этом вопросе. Маассен отмечает, что ведомство уже получило много полезной информации от беженцев.

Другой потенциальной сферой угрозы BfV считает кибервойну. Маассен давно предупреждает о киберактивности в России, хотя его опасения, что РФ попытается повлиять на выборы в Германии, похоже, не были оправданы. Озабоченность этим вопросом усилилась после кибератаки на информационную систему нижней палаты парламента Германии в 2015 году. BfV считает, что за нападением стоит Россия.

У главы ведомства есть предположение, почему РФ не вмешалась в немецкие выборы. Выступая на публичных слушаниях парламентского комитета по надзору за разведывательными агентствами (PKGr) в начале октября, Маассен сказал, что решение о том, следует ли использовать украденную информацию, всегда является «политическим решением». Добавив, что, по его мнению, лица, принимающие решения в Москве, вполне могли предположить, что «политические издержки использования такой информации на выборах в Германии были бы слишком высокими». Россия столкнулась с крайне негативной реакцией в связи с предполагаемым вмешательством в президентские выборы в США.

В BfV также объявили, что зарегистрирован всплеск киберактивности, исходящей из Ирана. В качестве доказательства агентство представило фальшивую цитату Ангелы Меркель, которая была широко распространена на новых сайтах по всему Ближнему Востоку и Восточной Европе.

Маассен заявил, что «надвигается угроза отравления цифровой нервной системы». Борьбой с этой «угрозой» он оправдывает дальнейшие технические обновления в своём агентстве, заявляя, что «запуск кибер-контратак больше не может быть табуированным». Однако в Германии не существует правовой основы для такой деятельности, а в международном праве также не существует каких-либо механизмов регулирования этого вопроса.

СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.