Кремль перекраивает организации российских немцев «под себя»?

На прошлой неделе Игорь Баринов, возглавляющий агентство по делам национальностей РФ, прибыл в Калининград, чтобы встретиться с Михаилом Ведерниковым, который является заместителем полномочного представителя президента РФ в Северо-Западном округе. Одной из ключевых тем разговора политиков стало начало функционирования общественной организации Ассоциация «Культурно-деловой центр российских немцев в Калининграде». Она возникла вместо «Айнтрахт-Согласие», которая якобы дискредитировала себя. Региональные власти обещали содействовать новой организации. На встрече было также заявлено о работе над передачей «Культурно-деловому центру» русско-немецкого дома, построенного для «Айнтрахт-Согласие».

Что же это за «дискредитировавшее» себя «Согласие» и почему его деятельность прекратилась?

31 января НКО «Айнтрахт-Согласие» решением Министерства юстиции было признано российским иностранным агентом. Организацию обвинили в том, что её действия «могли послужить условием популяризации нацистской идеологии, которая является формой экстремизма». Начнем с термина «иностранный агент». Это словосочетание имеет негативный оттенок и может означать шпионскую деятельность в пользу другой страны. Согласно законодательству РФ, иностранным агентом может быть признана некоммерческая организация, которая ведет «политическую деятельность» и финансируется другими государствами, иностранными и международными организациями, а также иностранцами и лицами без гражданства. Российский закон об иностранных агентах критиковали в ООН, Европарламенте и других международных организациях, выражал обеспокоенность по поводу этой нормы и комиссар Совета Европы по правам человека. Закон назвали атакой на гражданское общество России, а в издании The Economist утверждалось, что термин «иностранный агент» введен с целью контроля гражданской активности властными кругами РФ.

Что касается утверждения «могли послужить условием популяризации нацистской идеологии», то в самой формулировке уже заложено сомнение. И что же «могло» не понравиться проверке Минюста? Это вечер памяти немецкой поэтессы: в 2012 году организация помогла школьникам почтить память Агнес Мигель с акцентом на её творчестве. Но, поскольку поэтесса, некоторое время являлась членом нацистской партии, упоминания о её творческой деятельности Министерство юстиции посчитало пропагандой нацизма. Однако неясно, почему правоохранительные органы и общественность не сразу заинтересовались данным случаев, а лишь только спустя несколько лет после проведения мероприятия? В теории, если было совершено преступление, то служители Фемиды должны были сразу же предпринять соответствующие меры.

Также в российской прессе «Немецко-русский дом», учредителем которого является «Айнтрахт», был назван «русофобами», «нацистами» и «наследниками Геббельса» из-за публикации в местном издании воспоминаний немецкого врача, нелестно отозвавшегося о солдатах Красной армии, которые при освобождении в 1945 году занимались мародерством, а некоторые прибегали к насилию. Такие заявления, «порочащие честь красноармейцев», по мнению журнала «Политическая Россия» являются пропагандой нацизма. Интересно, что статью-воспоминания врача опубликовал человек, который не имеет прямого отношения ни к «Немецко-русскому дому», ни к «Айнтрахт-Согласие». Но журналист «Политической России» доказывает, что статья сделана по заказу организации российских немев потому, что её автор является мужем заместителя директора организации «Ганзейское бюро/ Информационное бюро земли Шлезвиг-Гольштейн в Калининграде», которая была партнером НРД.

Для официального признания организации иностранным агентом в России необходимы доказательства её политической деятельности. Таковым, по мнению проверяющих от Минюста, стало выступление Даниэля Лисснера, ответственного за культуру генерального консульства ФРГ в Калининграде. На одном из культурных мероприятий посвящённых памяти жертв депортации, организованных «Немецко-русским домом», господин Лисснер позволил себе покритиковать власти РФ. В частности, он упомянул об ограничении прав человека, свободы слова и собраний, пресечении инакомыслия, повышении уровня влияния спецслужб, вспомнил о ситуации с аннексированным Крымом. Также в своей речи чиновник заявил, что в современной России «депортации не ожидаются, но в эти недели и месяцы создаются для этого духовные предпосылки».

Президент «Немецко-русского дома» Виктор Гофман позже извинился за эти высказывания и отметил, что организация не может отвечать за то, что сказал на мероприятии приглашенный гость, но это не спасло НРД от ликвидации.

Интересно, что даже к названию НДР у российских властей были претензии. Еще 12 лет назад губернатор Калининградской области заявлял, что ему «не нравится» тот факт, что в названии организации на первом месте стоит «немецко». Правильней, по мнению политика, было бы, чтобы этот дом именовался Российско-немецким. После нескольких проверок Минюста организация была переименована в «Русско-немецкий дом», но и это не спасло её от закрытия.

Вторая составляющая обвинения – иностранное финансирование. Так, иностранным спонсированием НРД российские власти посчитали плату за аренду их помещения канцелярией консульства Латвии для проведения мероприятия с участием школьников. Виктор Гофман говорит: «Нам инкриминируют поступление денег со счетов Германии. Но в 2016 году деньги для организации перечисляла как российская, так немецкая сторона. 9,5 млн. евро перечислили из Германии, а 78 млн. рублей — это непосредственно российские деньги. Но их объединили в одну сумму. Поэтому мы не смогли доказать, что иностранных денег не получали ».

В феврале этого года состоялся суд над президентом НРД. Его привлекли к административной ответственности за «Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента». Виктора Гофмана оштрафовали на 100 тыс. рублей, а самой организации постановили выплатить штраф на сумму 300 тыс. Сейчас, как упоминалось выше, идёт работа с целью отобрать помещение «Немецко-российского дома» в пользу «Культурно-делового центра российских немцев в Калининграде». Господин Гофман говорит, что чувствует себя униженным и раздавленным из-за обвинений в «работе на какую-то разведку». Ведь его отец побывал в лагерях в 30-е годы, а дядя был бойцом Красной армии и погиб в 1944 году. Его могилу искали пятнадцать лет. Семья Гофмана тоже пострадала от фашистов, а теперь его организацию обвиняют в пропаганде нацистской идеологии. «Даже судья читала приговор, опустив голову. Думаю, она всё понимала», – резюмирует Виктор Гофман.

Алла Треус
Foto: Gl0ck / shutterstock.com
СледующаяПредыдущая
OknoEu.de
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.