Почему в Восточной Германии популярны радикалы?
Дата публикации: 10 декабря 2016 в 16:39
Просмотров: 1579

Foto: Shanti Hesse / Shutterstock.com

В землях бывшей ГДР, на востоке Германии, к беженцам относятся не так толерантно, как, например, на западе страны. Об этом говорит большее количество правонарушений, направленных против них, в том числе намеренные поджоги общежитий, а также нападения на мигрантов. В чем же дело? Почему местные жители настроены более радикально и недружелюбно, чем в других регионах? Их реакция на «приезжих» не может не вызывать недоумения, ведь население, проживающее здесь, как известно, еще совсем недавно росло и воспитывалось в духе советского интернационализма. Однако статистика Министерства внутренних дел ФРГ убедительно подтверждает такие факты: большая часть всех преступлений на почве расизма и ксенофобии, совершенных в прошлом году, приходится именно на восточные земли. И это на 40% больше, чем в 2014 году.

Вспомним, как в этом году встречали непрошенных гостей в Восточной Германии. Например в феврале, в Клаузнице, федеральная земля Саксония, возмущенные местные жители перекрыли дорогу автобусу с беженцами. В том же месяце в Баутцене загорелось общежитие для приёма мигрантов. Толпа перед зданием не скрывала своего восторга и препятствовала пожарным в тушении пожара. Подобные случаи происходят достаточно часто. Согласно официальным данным, только за первые месяцы 2016 года и только в Саксонии произошло более 30 нападений на общежития беженцев. Действительно в сравнении с другими регионам, настроения здесь более радикальны, а ультраправые партии имеют высокую популярность среди населения. О чем, в частности, свидетельствуют еженедельные многотысячные марши сторонников антиисламского движения Pegida в Дрездене.

«Преступники и хулиганы, устраивающие погромы возле общежитий для беженцев, а также ядро движения Pegida в реальности сами создают то, в чем с удовольствием обвиняют других – а именно, параллельное общество в самом сердце нашей страны», – заявил по этому поводу парламентский статс-секретарь при министре внутренних дел ФРГ Гюнтер Крингс (Günter Krings).

Почему же восточногерманские земли стали оплотом для праворадикалов? По мнению специалистов, это явление вызвано рядом серьёзных изменений в восточнонемецком обществе. После падения в 1989 году Берлинской стены в жизни большей части населения бывшей ГДР произошли катастрофические перемены, сходные с теми, которые пришлось пережить гражданам бывшего Советского Союза. Введение рыночной экономики привело к закрытию многих больших и малых предприятий и учреждений, в связи с чем произошел стремительный рост безработицы, в целом кардинально поменялся жизненный уклад и общественные взаимоотношения. Граждане некогда самой процветающей страны социалистического лагеря столкнулись с тем, что их «профессиональный и личный опыт внезапно потерял свою ценность, и всему нужно было учиться заново», – объясняет произошедшее социолог Давид Бегрих (David Begrich). По его словам, недавнее появление большого количества беженцев вызвало у местных жителей аналогию с тяжелыми для них временами, связано с ощущением новых негативных перемен, когда надо будет снова приспосабливаться к абсолютно новой реальности. В итоге скрытый страх перед неизвестностью, недовольство уровнем жизни проецируется на беженцев, и, соответственно, на чужую религию, в данном случае на ислам.

«Восточногерманское общество только сейчас, через 25 лет после объединения Германии, открывает для себя такую вещь, как многообразие. До сих пор общество там было весьма однородным», – подчеркивает Давид Бегрих.

В его словах есть доля истины, ведь количество мигрантов среди населения ГДР за все годы со времен окончания Второй мировой войны увеличилось всего лишь на 3-4%. И хотя в ГДР по контракту работали «братья по соцлагерю» из СССР, Вьетнама, Польши, Венгрии, Кубы и т.д., между ними и местными жителями были установлены четкие разделительные барьеры, как в виде рабочих мест и отдельных общежитий, так и негласного запрета на слишком близкие контакты.

Эксперты, при оценке роста популярности в Восточной Германии праворадикалов, также учитывают тот факт, что в период с 2004 по 2014 годы депутаты от правоэкстремистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ) были избраны и работали в земельном парламенте Саксонии, где, кстати, они заседают и сегодня. Их многолетняя деятельность не могла не повлиять на настроения граждан и оставила, в свою очередь, заметные следы в политической культуре восточных федеральных земель.

На волне роста ксенофобских настроений звучит немало критики в адрес местных властей. По словам некоторых депутатов Бундестага, саксонское правительство в последние годы недостаточно решительно борется с радикальными течениями. Жесткой критике были подвергнуты и действия саксонской полиции, которая должна была обеспечивать надежную защиту беженцев на территории региона.

В ответ на критику в адрес федеральной земли, депутат от фракции ХДС/ХСС из Саксонии Гюнтер Бацманн (Günter Baumann) предостерег своих коллег. «Это совершенно несправедливо», – заявил он. – Мы, жители Саксонии, гордимся её открытостью и гостеприимством, в котором всегда есть место для беженцев».

По его мнению, чтобы впредь избежать каких – либо инцидентов, необходимо увеличить количество сотрудников полиции, а также вести постоянный диалог с местными жителями, особенно перед открытием в их районе очередного общежития для мигрантов. «Как депутат от Саксонии, я хочу извиниться перед соискателями убежища за действия грубых людей и поджигателей приютов», – сказал он.

Следует сказать, что в вопросе с беженцами в Германии есть и обратная сторона медали. И дело не только в радикальных настроениях местных жителей, в том числе и восточной части страны. Такие настроения, как известно, не возникают внезапно и неоткуда. Ведь, как свидетельствует неумолимая статистика, сами беженцы не отстают, давая многочисленные поводы для агрессии. Как мы уже сообщали, недавно активисты создали интерактивную карту лагерей по беженцам в Германии. Она показывает взаимосвязь между наличием лагерей для беженцев и количеством преступлений, в частности, сексуальных, рядом с ними. Согласно информации, размещенной на карте, – чем больше расстояние до пунктов размещения беженцев – тем меньшее число преступлений фиксируется. В целом же с начала 2016 года мигрантами было совершено 10 тысяч преступлений. Так, что судите сами.

За этот год в Германии с участием беженцев было совершено: 5100 краж и грабежей; 2700 конфликтов с нанесением телесных повреждений; 1500 случаев сексуального насилия (в том числе попытки); 1000 случаев организации массовых беспорядков; 300 убийств и покушений; 110 поджогов; 80 подозрений в терактах (по данным карты Einzefall-Map).

Чем закончится процесс так называемой интеграции беженцев в немецкое общество, очень напоминающий массовый эксперимент, предугадать достаточно сложно. Но какими бы не были его результаты, можно уверенно утверждать – Германия уже никогда не будет прежней.

Валентин Галушка
Суд не дал позднему переселенцу включить родственницу в Aufnahmebescheid
Александр фон Гумбольдт: Экспедиции в Россию
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.