Германо-российские отношения и сирийский кризис
Автор: ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Дата публикации: 9 октября 2016 в 08:06

Германия – страна, лежащая в сердце Европы. После объединения это положение Германии стало ещё более выраженным. Сами немцы все больше позиционируют себя не частью «Запада», а как посредника, мостом между двумя мирами – Востоком и Западом. Разумеется, имея репутацию посредника и блюстителя мира, Германия не может оставаться в стороне от происходящих событий на Ближнем Востоке. Роль Германии как посредника, казалось бы, очевидна. И в свете этого факта удивительно узнавать, что в ответ на предложение для Германии от сирийского президента Башара Асада стать посредником в этом конфликте – абсолютно естественная для Германии роль – бывший министр иностранных дел Вестервелле немедленно от него отмахивается, ссылаясь на то, что посредник уже есть – спецпосланник ООН Лахдар Брахими.

Говоря об отношениях России и Германии касательно Сирии, следует сказать, что этот вопрос развел наши страны по разные стороны баррикад. Если Германия выступает за «новое начало для Сирии» и требует ухода Асада, то Россия заявляет о том, что она полностью признает его в качестве единственного законного представителя сирийского народа, а не «поедателей кишок», как красноречиво окрестил оппозицию Владимир Путин. Стоит отметить, что хоть Германия и призывает Асада уйти и создать новую политическую систему, их позиция отличается большей умеренностью по сравнению с США и Францией.

Несмотря на эту умеренную позицию Германии, в сентябре 2013 года она успела оказать моральную поддержку США в возможном осуществлении односторонних агрессивных действий в отношении Сирии. Ещё толком не были проведены расследования со стороны экспертов ООН, как западная коалиция была готова наброситься на Сирию. Впрочем, дальше декларирования намерений дело не пошло благодаря своевременной внешнеполитической инициативе Кремля, что спасло Германию от вовлечения её, пусть такого ограниченного, в авантюру, подобную Иракской Кампании.

В целом позицию Германии по Сирии можно проследить по пяти пунктам:
1. Защита прав человека, преследуемых религиозных и этнических меньшинств, обеспечение мирного демократического развития.
2. Сотрудничество с ведущими странами для разрешения кризиса.
3. Оказание моральной и фактической поддержки оппозиции.
4. Решение проблемы беженцев.
5. Химическое разоружение.

Что касается защиты прав человека во всем мире – это один из центральных приоритетов внешней политики Германии. В Принципах германской внешней политике по правам человека права и свободы человека закрепляются не только за гражданами Германии. Они также должны защищаться ФРГ на международном уровне. Ближний Восток как регион, известный своими этническими и религиозными противоречиями, является одним из центральных проблемных регионов мира, а Сирия с её гражданской войной заставляет немецких правозащитников обращать на неё пристальное внимание.

В заявлении депутатов Бундестага отмечается, что режим Асада с самого начала беспорядков с большой жестокостью подавлял народные выступления, тем самым преступно подрывая основы прав человека в арабской республике. Подчеркивается, что уже с марта 2011 года ФРГ начала сворачивать программы партнерства с преступным режимом. Выражается сожаление депутатов по поводу поведения в Совете Безопасности России и Китая, которые посредством права вето блокируют любые возможности для мирового сообщества призвать правительство Асада к ответу.

Сами по себе права человека являются отдельным проблемным пунктом в отношениях между Германией и Россией. Также противоречия проявляются и в контексте сирийской проблемы. Берлин считает, что демократическое политическое будущее Сирии возможно только без Асада, ведь это «кровавый тиран», который дискредитировал себя, и пока он у власти – диалог с оппозицией невозможен. Москва же, напротив, продолжает поддерживать сирийского президента. Что понятно. В повестке дня российской внешней политики защита прав человека не является одним из центральных пунктов, как это можно наблюдать в политике германской. Россия исходит прежде всего из рациональных соображений – Асад является одним из основных элементов политической системы Сирии и его уход может привести к хаосу во всей стране.

Проблемами религиозных меньшинств в равной степени обеспокоены и Россия, и Германия. Всем хорошо известно, что Сирия – многонациональная и многоконфессиональная страна, где тысячелетиями уживались люди разного происхождения и веры. Но Сирия Асада – это власть меньшинств. И многие называют сирийский конфликт войной суннитского большинства против меньшинств, попыткой сломать такую систему, при которой большинство фактически лишено управления и вся власть находится в руках «еретиков», к коим сунниты охотно причисляют и шиитов, и тем более стоящих у власти алавитов.

Разумеется, международное сообщество бьет тревогу – Россия и Германия в этом вопросе не исключение. Россия как страна, имеющая в прошлом репутацию защитника православия, и в целом христианства, не раз высказывалась в защиту конфессиональных меньшинств в Сирии, особенно представителей христианства. Сами сирийские христиане обращаются за помощью к России как к «защитнику христианства» с просьбами гарантировать их безопасность в это непростое время.

Германская общественность также сильно обеспокоена положением религиозных меньшинств. Даже многочисленными западными изданиями не раз отмечалось, что в отношении свобод религиозных до войны все было не так плохо. И теперь многие христиане и представители других религиозных групп боятся, что со свержением Асада их ждет не расцвет права и демократии, а потеря того немногого, что у них было: права исповедовать религию своих предков.

Уничтожение алавитов в местах их компактного проживания носит в Сирии массовый характер и осуществляется со стороны суннитов-фанатиков – последователей радикальных исламистских группировок. В алавитах они видят ненавидимую ими власть, мешающих утверждению в Сирии истинного исламского государства. Германия, можно сказать, находится меж двух огней – с одной стороны, она признанный в мире защитник меньшинств и угнетенных, с другой – поддерживает сирийскую оппозицию, которая по меньшей мере на 50 % состоит из исламских радикалов и угрожает самому существованию этих многочисленных религиозных групп.

Такой крупный ближневосточный конфликт, разумеется, привлек внимание ведущих держав мира. Потребовалось организовать широкомасштабное международное сотрудничество на всех уровнях для разрешения кризиса. Германия и Россия играют в этом процессе не последнюю роль. В первую очередь, все инициативы обсуждаются в рамках ООН. В октябре 2011 года Германия совместно с Францией, Великобританией и Португалией подготовила проект, предусматривающий немедленное введение санкций против Сирии за неоднократное насилие в отношении протестующих. Однако Россия и Китай, наученные горьким опытом Ливии, выступили против данной инициативы. Эти страны заявили, что они против вмешательства других государств в дела Сирии. Где лежит та грань, которая отделяет необходимость вмешательства в дела другого государства от необходимости соблюдения государственного суверенитета, международное сообщество не выяснило до сих пор.

Россия совместно с Китаем отвергла и последующие резолюции, опасаясь, что развитие событий в Сирии может пойти по ливийскому сценарию. Очевидно, что именно ливийский опыт заставляет Россию действовать в сирийском вопросе так, как она действует. Ливийский сценарий в Сирии справедливо рассматривается российскими политиками как сценарий плачевный – с риском перерастания в большую ближневосточную войну, с дестабилизацией всего евразийского пространства. Поэтому лимит на ошибки у российского руководства в данном вопросе, можно сказать, исчерпан.

Остается вопрос, почему Германия так выступает за антисирийские резолюции и не боится повторения ливийского сценария, хотя при этом германские политики открыто заявляют о том, что военное решение конфликта неприемлимо. Ведь его решение должно быть политическим и мирным. Можно сделать вывод, что Германия прекрасно отдает себе отчет – в нынешней ситуации никаких существенных подвижек в Совете Безопасности по сирийскому вопросу не будет – из-за твердой позиции России и Китая. При этом, выступая единым фронтом за спорные резолюции, ФРГ, по крайней мере, не вносит вклад в новый разлад со своими союзниками по НАТО, демонстрируя солидарность. Тем самым заодно Германия показывает всем свою строгую приверженность международному праву.

Следует понимать, что сирийский кризис – крайне сложное явление сегодняшнего дня. Усложняется он большим количеством внешнеполитических игроков – в разрешении сирийского кризиса, в свою пользу разумеется, заинтересованы не только Россия, Китай, страны ЕС, США, но и региональные игроки. На основе общности интересов формируются своего рода альянсы. Так можно выделить в сирийском кризисе «антизападный блок», возглавляемый Россией, куда также входят Иран и Китай. Гораздо более крупный блок западных государств, возглавляемый США, куда, очевидно, входит и Германия. Антизападный блок составляют меньшее число стран, но их отличает стойкая и конкретная позиция по Сирии – никакого внутреннего вмешательства, никакой поддержки боевиков – прямой или косвенной. Страны западного блока же не могут похвастаться единством позиции – это «сомневающиеся страны», где и внутри страны существует довольно сильная оппозиция проводимой ими политики, например Великобритания. В августе 2013 года парламент Великобритании выразил твердое «нет» милитаристским амбициям Дэвида Кэмерона. В США Обама даже не стал доводить дело до голосования в Конгрессе, зная, что его вряд ли поддержат. И если даже у лидеров этого западного блока нет четкой позиции, поддержанной и общественным мнением, и другими ветвями власти, то становится понятно, почему и позицию Германии часто называют непродуманной и двоякой. Ряд германских экспертов подчеркивает, что Германия любит демонстрировать солидарность с союзниками, как это уже было сказано выше. Но когда речь заходит о каких-то реальных рисках, участии в военных действиях, Германия предоставляет своим союзникам лишь моральную поддержку и отказывается от прямого участия.

Следующий вопрос, который хотелось бы рассмотреть – позиция Германии и России по проблеме сирийской оппозиции. Сирийская оппозиция является одним из ключевых игроков кризиса, на которого делают ставки западные государства. После того, как, по их мнению, Асад потерял легитимность и право представлять Сирию на международной арене, это право должно прийти к оппозиции – Сирийскому национальному совету. В соответствии с данными внешнеполитического ведомства Германии, ФРГ поддерживает сирийскую оппозицию. В то же время Германия официально её не признала, хотя и оказывает ей дипломатическую и консультативную помощь. Россия же также не признает сирийскую оппозицию официально в качестве единственного законного представителя сирийского народа. Но заявляет, что готова с ней работать. Россия позиционирует себя в этом конфликте как посредник между всеми враждующими политическими силами. На первый взгляд кажется, что наши позиции в данном вопросе идентичны – отсутствие официального признания, но при этом готовность работать с оппозицией. Однако если приглядеться получше, становится понятно, что отношения Германии с оппозицией более теплые – все-таки она в этом конфликте выступает на стороне антисирийского блока государств, требующих немедленного ухода Асада. В свою очередь, Россия как главный защитник Асада на международной арене вызывает у сирийских оппозиционеров мало симпатий, что сказывается на уровне нашего сотрудничества.

Ещё одним пунктом в поддержке оппозиции является проблема поставок вооружений. После того как под нажимом Франции и Великобритании оружейное эмбарго в Сирию было отменено, Меркель категорически исключила поддержку сирийской оппозиции поставками оружия, сказав, что для этого нет никаких правовых обоснований. Она добавила, что Германия придерживается мирного решения конфликта, а также будет и дальше поддерживать мирные силы оппозиции. Германия верит в возможность мирного урегулирования путем поддержки умеренной части оппозиции.

Про поддержку оружием сирийской оппозиции со стороны России и говорить нечего – Россия полностью признает сирийское правительство и заявляет о том, что она не видит причин для того, чтобы прекращать оружейные поставки по ранее заключенным с законным сирийским правительством договорам. Подобная позиция России часто подвергается критике. Можно сказать, что пока Запад вооружает оппозицию, Россия вооружает Асада.

За годы конфликта из Сирии бежало уже более 7 млн беженцев и это число продолжает расти. Большое количество людей стали беженцами в собственной стране, перемещаясь из обстреливаемых районов в более безопасные. Это делает Сирию эпицентром гуманитарной катастрофы мирового масштаба.

Германия как страна с социально-направленной экономикой и политической системой создает все условия для приезжающих к ней сирийских беженцев. Так, в ФРГ существуют даже центры культурно-ценностной адаптации для сирийцев. Это также своего рода и средство политической пропаганды среди беженцев – на занятиях подчеркивается, что государство Асада – полицейское, где стражи закона настроены ко всем враждебно, но в Германии полицейские – ваши друзья, а не враги. Также говорится, что если Сирия Асада полностью построена на взятках и коррупции, формируя клептократическую систему, то вот в ФРГ даже небольшие подарки чиновникам являются дурным тоном. Очевидно, что организаторы этих центров любят спекулировать фактами – тысячелетняя традиция Востока «подмазать», «уважить» нужных людей вмиг становится исключительно детищем режима Башара Асада, а не пороком многих восточных обществ. Можно сделать вывод, что ЕС и Германия, создавая такие центры, настроены с далеко идущей перспективой на формирование в Европе новой сирийской оппозиционной интеллигенции. Такую интеллигенцию потом можно будет использовать как мобилизационную силу вне страны для борьбы с режимом Асада, прежде всего на дипломатическом и информационном поле.

Осталось рассмотреть последний пятый проблемный пункт, на котором особенно концентрируется Германия и о котором мы уже упоминали – проблема химического разоружения Сирии. В первую очередь Россию и Германию в этом конфликте объединяет стремление к миру. Когда Россия и США выступили с инициативой химического разоружения Сирии, был сделан важный шаг для разрешения этого конфликта. На данный момент прилагаются международные усилия для ускоренного уничтожения химического арсенала Сирии. В начале января 2014 года Германия объявила, что поможет международному сообществу уничтожить отдельные компоненты химических реагентов на фабрике, расположенной в городе Мюнстер. Россия приветствовала решение германской стороны. В таком сложном конфликте между Россией и Германией благодаря этому сотрудничеству появились дополнительные точки соприкосновения.

Германия как страна, активно выступающая против использования любых видов оружия массового уничтожения, в сирийском конфликте логично выступает за химическое разоружение. Однако этот процесс сопряжен со многими трудностями. Начиная от транспортировки и доставки, заканчивая уничтожением и утилизацией. Поэтому после российско-американской инициативы и создания международной «антихимической коалиции» по Сирии, Германия с готовностью предложила свою помощь. Причем речь идет не только о технической, но и о финансовой составляющей. На данный момент Германия принимает активное участие в утилизации сирийского химического оружия, внося, таким образом, вклад в мирное разрешение кризиса.
Стоит отметить, что Германия достаточно долго отказывалась от того, чтобы перемещать химические отравляющие вещества на свою территорию, однако Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что Германия не намерена отказываться от взятых на себя обязательств.

Какие предварительные выводы можно сделать, рассмотрев эти пункты? Прежде всего то, что у Германии и России есть в отношении Сирии не только противоречия. Мы не поддерживаем поставки вооружений оппозиционерам. Также безусловно широкое сотрудничество в контексте химического разоружения. Есть и противоречия – Россия поддерживает Асада, Германия вы-ступает за его уход: «Асад виновен, он должен быть устранен от власти и привлечен к международному суду». Но при этом ни о какой военной операции на манер той, что была в Югославии, речи идти не может. Кто и как тогда будет привлекать Асада к ответу, остается неясным. Впрочем, у германской стороны было одно предложение для решения судьбы Асада – Россия должна была, по мнению Ангелы Меркель, предоставить ему политическое убежище.

Отчасти противоречия объясняются разным отношением России и Германии к сирийскому вопросу. Так, для Германии сирийский кризис – это, безусловно, одна из важных международных проблем на повестке дня. Но для России «сирийский рубеж» – это нечто большее. Сирийский фронт для русских это средство отвоевать звание великой державы. Военная база Тартус имеет больше даже символическое значение – это единственная база РФ за пределами СНГ, и её потеря будет ознаменовать собой ещё большее сужение зоны влияния России. Позиция России по Сирии – способ бросить вызов США, отстоять концепцию многополярного мира и утвердиться в качестве сильной региональной державы.

Германия традиционно в отношении СССР/России со времен Восточной политики Вилли Брандта старается придерживаться прагматичных позиций. В чем то она двояка: с одной стороны, наблюдается определенная критика в сфере прав человека и демократии. С другой – активное развитие экономических отношений, не взирая на внутренние проблемы и недемократичность режима. Подчинение внешнего курса в отношении России исключительно экономике наблюдалось особенно сильно при Герхарде Шредере, однако после прихода Меркель политика скорректировалась.

Россию обвиняют в консервации и поддержке автократических политических режимов. Как гласит древняя латинская пословица: «Волк волка не кусает». Многие считают, что эта поддержка исходит от России исключительно потому, чтобы показать, насколько губительной и никчемной может быть любая крамола, даже если она происходит из благих побуждений. Губительность и ненужность любых революций, тем более революционных войн, в России озвучивается на самом высоком уровне. Так, по словам Путина: «Россия уже исчерпала лимит на насилие».

То есть очередная революция может привести к окончательной гибели России. Возможно, эту же логику российская политическая элита пытается перенести на ситуацию в других странах. Но на самом деле причины поддержки Башара Асада Россией гораздо более глубинные. Для России сирийский рубеж является стратегическим и в экономическом плане. В случае падения режима Асада и прихода к власти суннитских радикалов влияние персидских монархий в этом регионе многократно возрастет, что создаст условия для транзита катарского газа в Европу через сирийские порты. А это ужасный экономический удар по России. После того как Ангела Меркель заняла пост канцлера Германии, этой страной был вновь взят четкий курс на атлантическую солидарность. Отношения с США стали одной из самых приоритетных задач внешней политики. Неудавшаяся ось Париж-Берлин-Москва заставила политиков в Вашингтоне немного понервничать. Однако после ухода Ширака и Шредера пришедшие во Франции и Германии новые политики, такие как Меркель, позволили америанцам вздохнуть с облегчением – коренного поворота от Вашингтона к Москве в Европе не случилось. Но возвращение к формированию этой геополитической евразийской оси жизненно важно для благополучного существования наших государств.

Ведь ясно одно – в этом конфликте у нас есть один общий и важный интерес – стабильность на Ближнем Востоке. Если стабилен Ближний Восток, значит стабильна Евразия. А стабильность Евразии – это гарантия безопасности для России и Германии. Куда понесутся оставшиеся толпы беженцев из Сирии, когда там начнется ещё больший хаос? Конечно же, в Европу, в Германию. Не трудно догадаться, что многие террористические группы после завершения своего «джихада» в Сирии ринутся на российский Кавказ. Управляемый хаос, который облюбовали американцы в Евразии, бьет по интересам и России, и Германии. Поэтому чем раньше мы поймем это и начнем двигаться навстречу друг другу, чем раньше мы создадим континентальный блок от Лиссабона до Владивостока, о целесообразности которого говорил ещё Карл Хаусхофер, тем быстрее мы сможем создать сильную и стабильную Евразию. Без террористов. Без американских баз. Без хаоса. Управляемого и не очень.

С. В. Арапина, Г. А. Яковлев

Трудовое право
Как появился обычай рождественского венка со свечами
ZEITUNG «AUSSIEDLERBOTE»
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на наш сайт. При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Ответственность за достоверность фактов, цитат, имён собственных и другой информации несут авторы публикаций, а рекламной информации – рекламодатели. Редакция может не разделять мнение авторов. Рукописи и электронные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция оставляет за собой право редактировать материалы. При использовании наших материалов – ссылка на газету обязательна.